Все записи
14:43  /  2.08.13

623просмотра

Армейско-церковная служба

+T -
Поделиться:

День ВМФ прошел без Нептуна и русалок, в день ВДВ десантники прошлись крестным ходом по центру Москвы. Десять лет назад такое трудно было представить. Но теперь отношения армии и церкви изменились, а министр обороны Сергей Шойгу даже высказался в пользу института военных священников. Сейчас на армейском довольствии - около 40 священнослужителей, и почти все они не выпускники духовных семинарий, а бывшие военнослужащие. “Сноб” узнал, почему они решили не уходить из армии, а остаться там в новом качестве

Протоиерей Александр Бондаренко

Помощник командующего Черноморским флотом по работе с верующими военнослужащими. Настоятель храма Архистратига Михаила в Севастополе. Капитан 2 ранга в отставке. Служил на Черноморском и Северном флоте.

Я встретил одного очень значимого для меня человека: архимандрита Августина из Инкерманского Свято-Климентовского пещерного мужского монастыря. И когда я пришел к нему со своими вопросами и проблемами, он выслушал меня как родной отец, как самый близкий для меня человек. После этого я стал регулярно приезжать к нему за советами и помощью.

Если можно сказать так, то в его глазах я увидел Христа. Я понял, что есть люди, которые отличаются от тех, кто меня окружает. Есть люди, которые могут твою боль твою радость принять как свою. Это стало для меня переломным моментом. Я понял, что хочу быть таким, как он.

Это был 1985 год. В это время к церкви хоть и не плохо относились, но когда среди офицеров вдруг появился священник, это было что-то из ряда вон. Я оставался с одной стороны военнослужащим, а с другой стороны был священником, и так почти 10 лет.

Сложно было и тяжело. Во-первых, надо было выполнять свои задачи как военнослужащего, но при этом всегда задавая себе вопрос, не нарушаю ли я церковных уставов. Мне приходилось брать в руки оружие, и я спрашивал себя, как я себя поведу, если кому-то будет угрожать опасность. Начальство в большинстве своем относилось ко мне хорошо, но были и те, кто создавал препятствия. Но юридически мое положение, исходя из законов Российской Федерации, все же позволяло мне в свободное от военной службы время приходить в церковь.

Ни с кем из офицеров подчиненный не будет откровенно разговаривать, даже с психологом, он для них начальник. А священник — это совсем другой человек, он хранит тайну исповеди. И это известно всем. Многие матросы именно во время службы впервые приходят на исповедь, и узнают о церковных канонах. Все они православные, но большинство из них не знает даже азов православной культуры и веры.

Протоиерей Сергий Привалов

Председатель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами. Подполковник РВСН.

Все было естественно, но необычно. Самостоятельно человек редко может принять решение идти по духовной стезе. Это Господь приводит к служению. И если бы кто-то 15 или 20 лет назад сказал, что я буду священнослужителем, то я бы никогда ему не поверил. Но в жизни происходили определенные события, которые привели даже не к выбору, а призванию.

Все началось с факультета православной культуры. В академии ракетных войск стратегического назначения им. Петра Великого открыли такой факультет. Там начали рассказывать о духовных вещах, которые затронули и мое сердце, и ум. Общаясь с духовными пастырями, такими как отец Димитрий Смирнов, отец Валерьян Кречетов и другими священнослужителями, которые проводили лекции и духовные беседы с личным составом академии. На занятия привлекались только желающие. А я на тот момент был уже преподавателем, занимался автоматизированными системами боевого управления и защитой информации этих систем.

Была перестройка, многие люди, стали искать в жизни что-то более важное, чем карьера, наука и служба.

Кроме учебы на факультете православной культуры я стал алтарником в храма Святителей Афанасия и Кирилла на Сивцевом Вражке и поступил в Свято-Тихоновский богословский университет. И продолжал преподавать в военной академии.

Так получилось в жизни, что не я искал служения в церкви, а те люди, которые меня видели и со мной общались, меня направляли к этому пути. И каждый раз я себя считал недостойным этого служения. Безусловно, если ты думаешь, что ты достоин, то ты уже обременен гордыней и это не соответствует духовному строению христианина. Поэтому, как только ты внутри себя подумаешь, что ты готов служить Богу и ближнему,

то ты уже не прав. Поэтому я сомневался, готов ли я к подобному послушанию. Но доверие к духовнику и другим пастырям пересилило мои сомнения.

В этом году армия и церковь решились на совместный праздник: день ВДВ совместно с днем пророка Илии. Утром в храме на Китай-городе прошли молебны, днем десантники присоединились к крестному ходу на Ильинке.

Среди тех, кто подал эту идею - настоятель Храма Пророка Илии в Китай-городе протоиерей Андрей Речицкий: "Действительно много военнослужащих помогают храмам. Кто-то приходит, а кто-то и остается. Но это связано с тем, что люди военные много пережили в своей жизни, они знают, что такое терпеть и преодолевать. Порядок церковной жизни им близок. Идеологическая система СССР распалась, и получилось так, что церковь - единственная, кто ныне хранит понятия: “Родина”, “совесть”, “честь”.  И вот те люди, которые служили и выстраивали свою жизнь по этим ориентирам, и приходят в церковь. А где им еще это найти?"