Все записи
11:14  /  30.07.13

4023просмотра

По нашему, по-зимбабвийски

+T -
Поделиться:

Признаться честно, окунулся я в бурную предвыборную зимбабвийскую пучину довольно неожиданно. Всё началось с того, что на меня кричал... президент Зимбабве Роберт Габриэль Мугабе. Натурально орал прямо из эфира телеканала “Дождь”: “Традиционные зимбабвийские ценности в опасности!”.

При этом этот мощный 89-летний старик, для моего удобства, пользовался услугами Владимира Роменского, который переводил незнакомую мне африканскую тарабарщину на простой и понятный русский язык. “Но мы не позволим! Мы будем отрубать головы гомосексуалистам”, - голосом Роменского обещал мне президент Мугабе. Традиционные зимбабвийские ценности, которые хочет уничтожить растленный запад... Что-то невероятно знакомое услышалось мне в этих словах темнокожего диктатора.

И тут в почту упал пресс-релиз от Transparency International Zimbabwe. Коллеги напоминали мне, что у президента их страны проблемы не только с традиционными зимбабвийскими ценностями, геями и ненавистным западом, но и с демократией. Особенно в виде выборов. Нет, за последние тридцать с лишним лет его бессменного правления особых проблем у Роберта Габриэля вроде бы не наблюдалось, а с мелочами он героически справлялся - менял под себя и свою команду конституцию страны, регулярно эту самую команду перетряхивал, дабы не набирала лишний политический вес. Совсем недавно он разрешил себе выбирать преемника, однако торопиться с этим не думает - срок президентства был увеличен до пяти лет, а количество сроков в связи с принятием новой конституцией обнулилось.

Теперь Мугабе намерен избираться еще 2 раза и остаться таким образом у власти еще на 10 лет - до 2023 года.Но возраст штука упрямая, 89 лет это вам не шутки. Да и народ Мугабе достался не очень сознательный - прошлые выборы едва не обернулись гражданской войной, так как значительное количество подданных отказалось признавать его победу в голосовании.

Однако к этим выборам диктатор подошел с правильно подготовленным электоратом: из 5870000 зарегистрированных избирателей, по данным TI Zimbabwe, порядка миллиона человек либо умерли, либо покинули страну. Мои коллеги опасаются, что эти “мертвые души”, несмотря на силу непреодолимых обстоятельств, все же примут участие в голосовании. Например, на временных участках для голосования, как это принято в различных странах с режимами центральноафриканского типа. Кроме того, более 2 миллионов человек, в основном молодых избирателей, большинство из которых, мягко скажем, не являются сторонниками Мугабе, попросту не внесены в списки этого самого электората.

А что граждане Зимбабве? Да как обычно в общем - нормальные, неглупые люди. Подавляющее большинство, согласно опросам, уверены, что страна управляется в интересах нескольких корпораций, считают коррупцию основной угрозой для возможного развития, самыми коррумпированными считают политические партии и каждый второй за последний год давал взятку полицейскому. Кстати, по значению Индекса восприятия коррупции Зимбабве находится на 163 месте в мире. Её ближайшими соседями по этому рейтингу в 2012 году стали Гаити и Экваториальная Гвинея. Ну делать нечего, с такими гражданами, их списками, дикой коррупцией Зимбабве завтра пойдет на очередные президентские выборы.

Только я дочитал релиз коллег и решил оставить зимбабвийцев наедине с их нелегкой, но весьма знакомой мне ситуацией, как коллега в ленте кидает ссылку на статью в Washington Post. И снова о Зимбабве. И снова о выборах:“Страна находится на перепутье. Состоится ли демократический переход к социальной справедливости и реальной экономике, либо будет продолжено движение по нисходящей дороге деспотизма и политического насилия, с экономикой, находящейся в заложниках у коррумпированного режима, заинтересованного только в собственной экономической прибыли”.

Слишком много совпадений. Традиционные ценности в опасности. Запад - враг, и все, кто “под него легли” тоже. Все, кто против действующей власти, - наймиты мировой закулисы и всемирного ЛГБТ лобби. Страна управляется несколькими богатыми кланами. Коррупция африканская (но в случае Зимбабве тут хоть географическая логика работает). И прочие прелести вроде “мертвых душ на выборах”.

В совершенно расстроенных чувствах я закрыл все ссылки о зимбабвийских делах и закурил. Вновь включил окошко трансляции “Дождя”. Из монитора на меня смотрело совершенно не африканское, на первый взгляд, депутатское лицо Елены Мизулиной. На вполне сносном русском языке лицо говорило о том, что ЛГБТ-активистов надо бы отправлять на исправительные работы в качестве сотрудников “Труповозок”.

Я закрыл трансляцию и в недоумении подошел к окну. Долго смотрел в него и не понимал: как так - ни пальм, ни саванны, ни диких бегемотов у нас тут нет, зато все политические африканские прелести цветут буйным цветом...