Как помочь тем, у кого всё отняли огонь и равнодушие

Мы переехали в Семхоз в 2014 году, спасая трехмесячную дочку от московского лета: в нашей квартире, несмотря на кондиционер, ей было совершенно нечем дышать.

В 1930-х мой дед (стараниями Советской власти переквалифицировавшийся из дворянина в метростроевца, но тоскующий по отобранной при раскулачивании земле) получил в Семхозе участок и построил один из первых в поселке кирпичных домов. Кстати, до революции поселок Семхоз был селом и носил красивое имя Никольское-Поддубское. Еще 50 лет назад дубов здесь действительно было очень много, однако стараниями беспринципных застройщиков и любителей упаковывать все в асфальт и тротуарную плитку большая часть деревьев-долгожителей была уничтожена. Несмотря на скоростное “окоттедживание” и постепенное превращение села в город, воздух в Семхозе все еще свежий. Здесь озеро, лес, хоть и изрядно попорченный вырубкой, а еще все преимущества городской жизни: школа и детский сад, сетевые магазины, электрички до Москвы и маршрутки до Сергиева Посада.

Неудивительно, что многие семьи живут здесь круглый год. Людмила Любушина и Сергей Загорный, их двое детей и бабушка-инвалид тоже жили здесь, на 2-й Лесной улице, постоянно. Их младший сын собирался пойти в третий класс местной школы. 15 августа их провинциальное счастье закончилось, обратившись в сухую новостную сводку на сайте Главного Управления МЧС по Московской области: "15 августа в 18:10 в оперативно-дежурную смену ЦУКС поступило сообщение о пожаре в частном доме по адресу: Московская область, Сергиево-Посадский муниципальный район, посёлок Семхоз, улица 2-ая Заречная”. По всей видимости, с названием улицы ошибся не только редактор сайта МЧС, но и пожарники - они приехали почти через час после вызова, без воды и всякого желания этот пожар тушить. Однако не будем забегать вперед, обо всем - по порядку.

Этим летом в доме Сергея и Людмилы наконец закончился ремонт, который долго планировали, привезли новую мебель. Вот только свет барахлил, и было принято решение обратиться в Мосэнерго. Накануне пожара рабочие приезжали чинить проводку несколько раз, много раз отключали и снова включали подачу электричества. Когда в доме произошло возгорание, времени у Людмилы, ее мужа, детей и бабушки-инвалида хватило только на то, чтобы спастись самим - выбежать на улицу в чем были.

Вместе с изумленными соседями они увидят, как пожарные, приехавшие на вызов далеко не сразу и с пустым баком, будут стоять у машины, курить и ничего не делать. Вода найдется только после того, как крыша провалится и спасать будет уже нечего. Соседи Людмилы и Сергея сняли курящих у машины пожарных на фоне объятого пламенем дома на камеру и выложили в сеть. За кадром ролика слышится нецензурная брань, и это совершенно не удивительно - в  горящем доме у людей осталась вся жизнь: новый ремонт, мебель, одежда, документы, деньги и хоть какая-то уверенность в завтрашнем дне.

В местной прессе, куда более зависимой и запуганной, чем московская, написали, что обыватели критикуют пожарных, не понимая их, и что пожарные - не роботы, а люди: “Им свойственно уставать”.

В отличие от пожарных, мародеры домом заинтересовались: как только представилась возможность, они поживились тем, что меньше всего пострадало от огня. А когда Людмила и Сергей немного пришли в себя и обратились за помощью в местную администрацию, им дали пять комлектов постельного белья, электрический чайник, две кастрюли и совет сдать бабушку-инвалида в дом престарелых.

В здании семхозской аптеки силами друзей и соседей организован сбор - люди несут, кто что может: постельное белье, одежду, бытовую технику, деньги. Там же на двери висит сиротливое объявление о сборе средств в помощь погорельцам. Пробегаешь глазами эти неловкие абзацы, пытаешься представить хотя бы десятую часть того, что пережили и еще переживут эти люди, и накрывает отчаянием и тоской.

Людмила и Сергей собираются подавать на Мосэнерго в суд, но им уже намекнули, что компенсации, скорее всего, не видать. Но даже если они решатся вступить в неравный бой с государством, сначала им нужно восстановить все документы. А пока Людмила и Сергей бегают по инстанциям, им надо как-то жить, кормить детей и бабушку, которую ни в какой дом престарелых они, конечно, сдавать не собираются.

Мне кажется, что если каждый, кто прочтет эту заметку, перечислит отчаявшимся Сергею и Людмиле хотя бы 50 рублей, они смогут почувствовать, что их не оставили одних в этой страшной ситуации.

Для клиентов Сбербанка номер телефона для перевода на карту Сбербанка 8 926 906 3366. Для клиентов других банков номер карты Сбербанка 4279400013320039, Загорный С.А.