Все записи
16:55  /  27.09.13

10516просмотров

Толоконниковой помогут, а остальные останутся

+T -
Поделиться:

23 сентября сайт Лента.ру опубликовал письмо Надежды Толоконниковой из мордовской исправительной колонии. В тот же день письмо перевели на английский язык, оно появилось в The Guardian — и стало известным на весь мир.

Текст письма, очевидно, написан не Толоконниковой, а, скорее всего, составлен каким-нибудь правозащитником из «Агоры» с ее слов. Впрочем, это положения дел не меняет: в письме говорится о том, что в колонии, где сидит Толоконникова, грубо нарушают права человека. Работать в швейном цехе заставляют больше положенного, поддерживать элементарную гигиену не дают, настраивают одних заключенных против других, необходимого лечения не предоставляют. Человека, в зоне не побывавшего, это письмо может шокировать. Не в последнюю очередь оно шокирует обывателя потому, что в нечеловеческих условиях содержится именно Надежда - девушка хоть и боевая, но хрупкая, молодая, образованная и очень привлекательная.

Общественность, которую принято называть просвещенной, на письмо отреагировала дружно: большинство его прокомментировавших были действительно поражены. Но были и те, кого возмутило не только положение дел в мордовской колонии и страдания осужденной Толоконниковой. Многие просто не могли понять, почему именно письмо Толоконниковой вызвало такой бурный отклик - ведь о положении дел в российских колониях известно  давно. Только что отгремела история с Копейском. Неужели всколыхнуть эту самую просвещенную общественность может только раскрученный проект под названием «Pussy Riot»?

«А как же Евгения Гинзбург, Довлатов, Шаламов, Солженицын, Губерман, Георгий Демидов (питерский физик, 14 лет на Колыме, герой шаламовского рассказа — в церкви не плясал, поэтому не известен), арабист Фильштинский, нацбол Максим Громов, наконец? И многие, многие другие, кто честно и талантливо писал о лагерях и сидельцах. Почему их не вспоминают, а словам Толоконниковой удивляются так, как будто эти люди и не сидели, и не рассказывали страшного — о себе и тех, кто до воли не дожил?» — написала я у себя в фейсбуке. И, словно отвечая на мой вопрос, литературный критик из Коммерсанта Анна Наринская написала о письме Толоконниковой колонку, где назвала ее письмо из колонии «лучшим литературным произведением» из недавно прочитанных.

Я не знаю, какие именно литературные произведения читала недавно Анна Наринская, но после такого «поворота событий», что называется, не могу молчать. И перескажу небольшой эпизод из рубрики «будни журналиста».

Июнь 2013 года, я работаю корреспондентом в одном интернет-издании с неплохой посещаемостью. Идет планерка, обсуждаются планы на неделю, корреспонденты предлагают темы.

Буквально за несколько часов до этой планерки я прочла в ЖЖ одного из активистов рассказ о том, как двух нижегородских другороссов похищали сотрудники спецслужб. Одного из похищенных, Александра Зайцева связывали веревкой и скотчем, ему надевали на голову пакет, били, прыгали на голове, потом вывезли в лес, закопали в муравейнике и бросили.

Поскольку история с муравейником меня впечатлила и ни одно СМИ еще не успело осветить эту историю, я предлагаю на планерке написать именно об этом. А в ответ от руководства слышу: «Да ну, эти нацболы сейчас никому не интересны. Их уже столько раз похищали и били - никто не будет про это читать».

Я не смогла тогда выдавить в ответ ни слова, но еще долго перед глазами у меня стоял тот живой муравейник.

В тот день я поняла, что для журналиста самое страшное. Быть в тренде. Петь в хоре. Рассказывать в сотый раз о тяжелой судьбе российских гомосексуалов, регулярно освещать гей-пикеты — и молчать о немодных и безымянных. Писать пятидесятую колонку о значении панк-молебна — и не интересоваться несправедливыми посадками в регионах, истязаниями простых людей в колониях. А ведь таких эпизодов почти каждый день — десятки.

Мой нравственный выбор — не становиться пиар-инструментом верзиловых, не обслуживать действующую пищевую цепочку. А давать голос тем, кого не слышно. Кто гниет в колониях без слова поддержки, без надежды хотя бы на единственную публикацию.

Журналист должен быть против всех. У журналиста должно быть только одно «за» — за правду. То есть за объективность, за дотошность, за въедливость, за полноту картины. 

То, что Алексей Барановский смог поговорить с Евгенией Хасис, которая содержится в той же самой мордовской колонии, — круто. То, что делает Надежда Толоконникова и ее группа поддержки, наверное, имеет смысл и может принести пользу.

Если журналист хочет выразить солидарность с осужденной, он может молча подписать петицию. Подписать — и пойти сюжеты искать. А не наживаться на чужой славе.

Теги: как жить
Комментировать Всего 22 комментария

Вы на кого жалуетесь - на Толоконникову или на несовершенство мира? Мир устроен так, что внимание привлекают раскрученные имена и сюжеты. Как это не прискорбно, такова реальность.

Толоконникова, благодаря своей раскрученности, получила уникальную возможность поведать миру об условиях в российских тюрьмах. Она использовала эту возможность, пойдя на большие личные жертвы и мучения. Что же вы от нее хотите? Чтоб она молчала и передала микрофон Хасис на том основании, что та менее известна?

Вы прекрасно понимаете, что точно такое же письмо, подписанное Хасис, Гардиан не опубликует. Тогда обращайте свои претензии к редактору Гардиан. Или организуйте собственное СМИ, которое будет предоставлять трибуну лицам никому не известным. Посмотрим, сколько у Вас будет подписчиков и рекламодателей.

Сухой остаток в том, что о происходящем в колонии безобразии узнали миллионы людей. Без Толоконниковой они бы этого не узнали. Честь ей и хвала!

Спасибо за комментарий, Александр.Если мыслить в категории "на что жалуетесь", то в сухом остатке и я, и Надежда Толоконникова, и неизвестные панк-группы, и действительно большие писатели – все "жалуются" на несовершенство мира.

Эту реплику поддерживают: Елизавета Титанян, Liliana Loss, alla fleming

Проблема с Вашим постом в том, что будучи раздражены несовершенством мира, Вы почему-то переносити свое раздражение на Толоконникову, которая уж точно не виновата в редакционной политике Гардиан.

 И что значит фраза, "наживаться на чужой славе"? Кто на чьей славе здесь наживается? Акционеры Гардиан на славе Толоконниковой? Или Верзилов на славе жены? 

Эту реплику поддерживают: Елена Савина

Александр, скорее всего, по интонации считывается, что я не в восторге от акции, с которой все началось. И не в восторге от большинства событий, которые за ней последовали, то есть от всей пиар-компании. А теперь вот не в восторге от восторгов) И уж точно против того, чтобы считать письмо Надежды "лучшим литературным произведением".

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss

Ааа, в том смысле, что они заслужили свою участь? Ну так бы и сказали.

Эту реплику поддерживают: Елена Савина

Александр, я могу сколько угодно быть от чего-то не в восторге. Но это совершенно не значит, что я оправдываю неправосудный приговор.

Вы меня совсем запутали. Вы не в восторге от их акции, но не оправдываете расправу и вместе с тем против пиар кампании по поводу расправы. Как-то непоследовательно. 

Ну, написано письмо лучше вашего поста, это точно. 

Эту реплику поддерживают: Елена Савина

В июне 2013 года Мила работала в издании PublicPost, а руководство, которое она тут поминает - это был я. То, что рассказано в тексте про редакцию - ложь. Эта ложь особенно отвратительна потому, что PublicPost как раз уделял огромное внимание и тюремной теме, и судебному и полицейскому произволу, и - в частности - публиковал репортажи из Копейска и свидетельства о зверствах в колонии.  За что, в частности, и был уничтожен вместе со всем архивом, так что я даже не могу поставить здесь ссылки. Несколько свидетельств о женских колониях, впервые опубликованных на PublicPost, несколько дней назад были воспроизведены на Снобе.

Эту реплику поддерживают: Елена Савина, Андрей Синельников

Коля, здравствуй. Спасибо за комментарий. Аудиозаписи с той планерки предъявить, к сожалению, я не могу – ее, естественно, не существует. Но тому диалогу было не менее десятка живых свидетелей. Про Копейск, который был на тот момент в тренде, мы действительно писали. Но PublicPost закрыли совершенно не поэтому - и ты это знаешь лучше меня.Очень жаль, что мне приходится вести данный разговор со своим редактором, человеком, которым я восхищаюсь и которого уважаю. Именно из-за этого уважения я тогда и не сказала ни слова в защиту той темы и тех людей. И именно из-за него не упомянула названия PublicPost в этом тексте. 

Очень жаль, что при всем своем уважении и восхищении ты так малому научилась. Чтобы чей-то рассказ стал журналистским материалом, нужно проделать журналистскую работу. А все подробности про закрытие PublicPost изложены здесь https://www.facebook.com/klimeniouk/posts/10151689605717410

Коль, ну не убивай ты меня насовсем, очень тебя прошу! Я же тогда просилась в Нижний – съездить, разобраться.И если я хоть что-то умею, то во многом благодаря именно тебе. И это ты тоже знаешь...

Мила, ты не можешь не перевирая даже рассказать про планерку. Из твоего текста видно, что ты вообще ничего не понимаешь про профессию, которой решила заниматься. Но журналистика бывает разная, нашлось место для Ульяны Скойбеды, найдется и для тебя. 

Эту реплику поддерживают: Елена Савина

Мой нравственный выбор — не становиться пиар-инструментом

Мила, спасибо за пост. С интересом жду Ваших новых материалов, выстроенных в соответствии с Вашим выбором. И, оффтоп, - у Вас совершенно чудесная фотография на аватарке. Когда представляешь, как Вас для нее фотографировали, сразу повышается настроение :)))

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss

Спасибо, Катерина! Эта фотография совершенно случайно получилась)

Катерина, у вас очень странные пристрастия. Если это была не шутка.

"...Это был, если хотите, некоторый ад на колесах: Федор Михайлович Достоевский или Данте. На оправку вас не выпускают, люди наверху мочатся, все это течет вниз. Дышать нечем. А публика - главным образом блатари. Люди уже не с первым сроком, не со вторым, не с третьим - а там с шестнадцатым.

И вот в таком вагоне сидит напротив меня русский старик - ну как их какой-нибудь Крамской рисовал, да? Точно такой же - эти мозолистые руки, борода. Все как полагается. Он в колхозе со скотного двора какой-то несчастный мешок зерна увел, ему дали шесть лет. А он уже пожилой человек. И совершенно понятно, что он на пересылке или в тюрьме умрет. И никогда до освобождения не дотянет. И ни один интеллигентный человек - ни в России, ни на Западе - на его защиту не подымется. Никогда! Просто потому, что никто и никогда о нем и не узнает!

Это было еще до процесса Синявского и Даниэля. Но все-таки уже какое-то шевеление правозащитное начиналось, Но за этого несчастного старика никто бы слова не замолвил - ни Би-Би-Си, ни "Голос Америки". Никто! И когда видишь это - ну больше уже ничего не надо...

Потому что все эти молодые люди - я их называл "борцовщиками" - они знали, что делают, на что идут, чего ради. Может быть, действительно ради каких-то перемен. А может быть, ради того, чтобы думать про себя хорошо. Потому что у них всегда была какая-то аудитория, какие-то друзья, кореша в Москве. А у этого старика никакой аудитории нет. Может быть, у него есть его бабка, сыновья там. Но бабка и сыновья никогда ему не скажут: "Ты благородно поступил, украв мешок зерна с колхозного двора, потому что нам жрать нечего было". И когда ты такое видишь, то вся эта правозащитная лирика принимает несколько иной характер..." (из диалогов Бродского с Соломоном Волковым)

Я почему-то всегда об этом думаю...

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss, Мила Дубровина

Да, это оно. Спасибо большое!

Мила, очень глупый текст. Вас кто-то обидел? Толоконникова? Вы живете в бараке и питаетесь из помойки? Откуда столько обиды и злобы?

Эту реплику поддерживают: Константин Кропоткин

давать голос тем, кого не слышно

Мила, а где можно посмотреть на ваши труды по данной тематике?

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss

Главное, Мила, уродине Толоконниковой с её ватником и пробитыми руками до Вас, как до Альдебарана. И Вас теперь все знают, поздравляю с крупным творческим успехом.

Елена, спасибо. Если даже вы нашли время мне об этом сообщить, значит и правда :)