Сложно найти второй такой колоритный район Лондона как Ноттинг Хилл. За последние сто лет он успешно эволюционировал из трущоб, в которых жили беженцы из Средиземноморья и Карибского бассейна, время от времени развлекающие себя потасовками на почве менталитетных отличий,  в богемный район, где через дом живут известные чиновники, писатели и коммерческие знаменитости. Популярность пришла после одноименного фильма с Джулией Робертс, и сегодня вы легко сможете найти известный дом, где Хью Грант предлагал ей абрикосы в мёде, на пересечении Уэтборн парк роуд и Портобелло роуд. Другим уникальным атрибутом этого района столицы считается рынок Портобелло.

Наполеон как-то пошутил, что англичане - нация лавочников. Те в свою очередь не обиделись, а с присущим им оптимизмом перевернули недостаток в достоинство. Рынок Портобелло на сегодняшний день считается самым большим блошиным рынком в Европе - протяжённостью 3 км. По легенде, адмирал Вернон после победы над испанцами в 1739 году, поработив вражеский порт  Пуэрто-Белло, в отставке проживал на Портабелло-ферм, на месте которого теперь стоит упомянутый выше рынок. Не смотря на практически двухсотлетнее существование, антикварная торговля появилась там не так давно - после Второй мировой войны. Когда британские солдаты возвращались из заморских стран Африки и Дальнего Востока, где доблестно и честно служили на стороне света, многие на-память-не-иначе увезли с собой ценные сувениры, видимо предчувствуя в скором будущем открытие границ, утомительного таможенного контроля и совсем уж хлопотной пошлины.  В Лондоне эти “сувениры” успешно спускались в руки мелких торговцев. Некая миссис Харрис, большой босс по тем временам и владелец сразу нескольких  магазинчиков на Портобелло-ферм, подчинившись женской интуиции или загадочному женскому желанию “быть в тренде”, первой отвела свои магазины под торговлю антиквариатом to make a real shopping centre – “Red Lion Arcade”.  Шёл 1951 год. Теперь там работает более двух сотен перекупщиков всякой всячины: от безделушек за £5 до настоящих мечей за £3000. Каждый найдёт здесь опиум для души.

 Но как известно, каждому иностранцу за границей знакомо чувство ностальгии, ибо ещё  по Бродскому, “ у каждого свой храм и каждому свой Бог”. Так и русскому пилигриму за границей подавай его пельменного Бога и русский канал. Портобелло и по этому пункту удивляет изобилием таких русских вещиц а-ля “в гостях у бабушки”.

Приятно было обнаружить красивые расписные русские иконы, которые, к сожалению, сфотографировать было forbidden, оригинальные выписки из английских газет о русских императорах позапрошлого сезона (века), и эрзац- матрёшки или матрёшки-изменщицы в английских  национальных платьях, да простит их Сергей  Малютин. Совсем огорчила военная атрибутика Красной Армии времён Второй мировой войны. Правильнее сказать - увидеть все эти каски, ремни, значки с серпом и молотом, и медали разной степени значимости было приятно, а вот бездушное отношение к предметам - простите за романтизм – с душой народа вызвало  внутренний протест, пусть и пристрастный. Только вдумайтесь: цена вопроса - Шлем танкиста Красной Армии-  £35, значок “50 лет СССР” -£30 и медаль  “За взятие Берлина”-  £18 (два будничных ланча по лондонским ценам). 

 В следующей палатке та же история: ремень солдата советской армии всё той же Второй мировой по-братски болтается среди ремней немецких солдат. Ремень к ремню, сапог к сапогу, шляпа к шляпе. Всё по отделам. Бизнес есть бизнес.

Вопрос по Герцену: кто виноват? Возможно дело в вечном противоречии поколений отцов и детей, только в нашем случае братья Кирсановы – это герои войны, дошедшие до Берлина ради свободы маленьких Базаровых. Дело не в том, что первые были хорошие, а вторые плохие, но скорее в восприятии – вторыми - подвига  как чего-то должного. “Помнит Вена, помнят Альпы и Дунай, и мы помним и чтим не меньше. От того, что мы относим медали за Победу в антикварную лавку, благодарности нашей не убавится”, - говорят глаза маленьких Базаровых 9 мая.

 Редактор Ready Flats: Aнна Kучер