1) Сама по себе Савченко – далеко не мой герой. Конечно, я уважаю ее искренность, стойкость и мужество, однако представить ее среди тех, с кем я общаюсь в «мирной» жизни, могу с трудом. В отличие, например, от Сенцова или многих членов "Небесной сотни". 

2) С формальной точки зрения она также заслуживает сочувствия меньше, чем тот же Сенцов или, тем более, многочисленные жители Донецка с Луганском, оказавшиеся "на подвалах", убитые или замученные до смерти – ни за что, просто за то, что они сказали что-то не то или посмотрели как-то не так. Все-таки она осознанно пошла в армию и поехала на войну, готовая убивать других и погибнуть самой. А те просто жили в своих домах, пока в их города не пришел "русский мир", и не оказалось, что их образ жизни отныне карается тюрьмой или смертью.

3) Тем не менее, символом Украины – страдающей от кремлевской агрессии, но не сломавшейся, предпочитающей погибнуть, но не сдаться – стала именно она, и это вполне объяснимо. Украинцы сейчас предпочитают ассоциироваться не с жертвами, но с борцами. Плюс к тому она женщина, этническая украинка и т.д.

4) Никакого "суда" в Российской Федерации не существует, в громких политических процессах – тем более, ну а в делах, где офицера иностранной армии и депутата ПАСЕ похищают с территории иностранного государства и судят за незаконное пересечение границы с РФ, его и по определению быть не может. Реальный статус Савченко – заложница криминальной группировки, любое решение о судьбе которой будет принимать лично главарь банды.

5) Надежды обменять ее на Ерофеева с Александровым или еще кого-либо из россиян, поехавших на войну и попавших в плен, на мой взгляд, безосновательны. РФ судьба своих граждан всегда была достаточно безразлична, никакой общественной кампании "Спасти Ерофеева с Александровым" у нас нет, а правящей группировке на них тем более наплевать.

6) Другое дело, если бы Украина смогла бы похитить кого-то из непосредственных членов этой группировки – как уже, вроде бы, кто-то предложил. За "своих" они, действительно, держатся, тут обмен мог бы и состояться. Однако, во-первых, это достаточно трудно технически, а, во-вторых, не думаю, что стоит зеркалить такие методы. Моральное преимущество стоит дорого, не надо его терять.

7) Поэтому единственные реальные надежды на ее освобождение связаны с давлением Запада, в первую очередь, лично Обамы. Путин сейчас изо всех сил пытается восстановить с ним хотя бы какие-то отношения, поэтому, если тот позвонит и попросит, это, скорее всего, подействует. (Вот тут и Ерофеев с Александровым могут пригодиться – как возможность "сохранить лицо" в понятиях кремлевских. Мол, мы ее не просто так отпускаем, а обмениваем).

8) В этом плане пока всё делается правильно: шумная кампания в ее поддержку – лучший способ добиться такого давления. Получится ли? Дай Бог!

Перепост