Все записи
20:01  /  3.10.13

8551просмотр

Святой

+T -
Поделиться:

- …Девушка, еще графинчик принесите. И солянку, да, вот эту… Ну, а потом что? Да не переживай ты так, нормально все.

- Не могу, мучаюсь третий день. Так чего – слышу, грохот в мою дверь, возня. Пошел открыл. Смотрю, два тинейджера, ну как – от тринадцати до восемнадцати, я в них не разбираюсь, - соседа моего бьют, надо мной живет. Гопники какие-то. Причем сосед нелюбимый – вечно, мудило, машину на мое место ставит. Ну, я стою, смотрю на него, он весь в крови, кричит: «Вызовите милицию!» Думаю – все-таки сосед, а этих я первый раз в жизни вижу. Но машину ставит. А тут Ирка высовывается, она уроки в дальней комнате делала, у нее скоро этот, как его - игэ. Я ей: «Ирка, звони в милицию». Парни видят, что я стою, орут: вали отсюда нах, придурок. Ну я расстроился. Крыша слетела. Кинулся на них. Бью, глаза заволокло, и главное – трезвый я. Был бы пьяный, промахивался бы, а тут бью прицельно. Один-то почти сразу свалился на пол, скорчился, голову руками закрывает, а второй типа рыпается, угрожает, мол, щас с ножом вернется, порежет. Ну мне ж нельзя таких вещей говорить. Я подтащил его к стене и об стену башкой, раз, другой... Слышу как сквозь вату, Ирка кричит: «Папа, не убивай! Папа, не убивай!!! Папа, это малолетки!» А тут Оля моя с работы идет. Она как увидела – стенки все кровью забрызганы, сосед нелюбимый еле на карачках ползет, какой-то пацан валяется скорченный, ну и я тут этого бью. Они с Иркой в меня вцепились и уволокли в квартиру.

Рассказчик, жилистый крепкий мужик под полтинник, замолчал, второй звякнул графином, разлили, выпили, выдохнули.

- А дальше-то что?

- Ну чего. Эти на улицу поползли. Тут милиция приезжает, пэпээсники. Ну как приезжает – приходит. Как они все сейчас – недомерки какие-то с семечками, полушубки эти их форменные до колена, рукава болтаются. Одного догнали, забрали. Сосед на следующий день пришел – бутылку вискаря принес. Меня не было, Ирке передал. Рассказал, что вышел мусор вынести, они на его плечах буквально в подъезд заскочили.

Звякнули, разлили, выпили, выдохнули.

- …Ох. Я когда остыл, думаю – что ж я делал, дурак. Зачем я их так сильно бил… Ведь это же дети. Сейчас как вспомню – лица у них не как у нас с тобой, даже щетины нет, такие – мягкие, понимаешь.

- Да не переживай ты. Живы же. И с другой стороны – чего они в твоем подъезде делали.

- Не поверишь – мучаюсь. Все равно же – дети. А я этого головой… об стенку… Даже к следователю ходил, узнавал как здоровье. Тот ржет – оклемается, говорит.

Мужики замолчали. Доели солянку, допили остатки водки и, слегка пошатываясь, пошли к выходу.

Комментировать Всего 1 комментарий

У Елизарова на эту тему замечательные "Кубики"