Все записи
14:48  /  13.10.14

63360просмотров

Самая невероятная вещь

+T -
Поделиться:

Есть упоминание об этой истории у Шварца, но в подробностях только у Мариенгофа нашла. Вот так почитаешь, и становится очень понятно, почему разнообразные упыри ненавидели Петербург и старались его стереть с лица земли. Он их, я думаю, бесил как рассадник культуры. Была какая-то секретная инструкция у нацистов, в которой рекомендовалась большая осторожность при разговорах с русскими, и особенно, дескать, опасны дискуссии с петербуржцами: "Последние от природы хорошие диалектики и обладают способностью убеждать в самых невероятных вещах". Ведь так, не дай бог, и порядочности научат.

"...На девятнадцатом году революции Сталину пришла мысль (назовём это так) устроить в Ленинграде «чистку». Он изобрёл способ, который казался ему тонким: обмен паспортов. И десяткам тысяч людей, главным образом дворянам, стали отказывать в них. А эти дворяне давным-давно превратились в добросовестных советских служащих с дешёвенькими портфелями из свиной кожи. За отказом в паспорте следовала немедленная высылка: либо поближе к тундре, либо — к раскалённым пескам Каракума.

Ленинград плакал.

Незадолго до этого Шостакович получил новую квартиру. Она была раза в три больше его прежней на улице Марата. Не стоять же квартире пустой, голой. Шостакович наскрёб немного денег, принёс их Софье Васильевне и сказал:

— Пожалуйста, купи, мама, чего-нибудь из мебели.

И уехал по делам в Москву, где пробыл недели две. А когда вернулся в новую квартиру, глазам своим не поверил: в комнатах стояли павловские и александровские стулья красного дерева, столики, шкаф, бюро. Почти в достаточном количестве.

— И всё это, мама, ты купила на те гроши, что я тебе оставил?

— У нас, видишь ли, страшно подешевела мебель, — ответила Софья Васильевна.

— С чего бы?

— Дворян высылали. Ну, они в спешке чуть ли не даром отдавали вещи. Вот, скажем, это бюро раньше стоило…

И Софья Васильевна стала рассказывать, сколько раньше стоила такая и такая вещь и сколько теперь за неё заплачено.

Дмитрий Дмитриевич посерел. Тонкие губы его сжались.

— Боже мой!..

И, торопливо вынув из кармана записную книжку, он взял со стола карандаш.

Сколько стоили эти стулья до несчастья, мама?.. А теперь сколько ты заплатила?.. Где ты их купила?.. А это бюро?.. А диван?.. и т. д.

Софья Васильевна точно отвечала, не совсем понимая, для чего он её об этом спрашивает.

Всё записав своим острым, тонким, шатающимся почерком, Дмитрий Дмитриевич нервно вырвал из книжицы лист и сказал, передавая его матери:

— Я сейчас поеду раздобывать деньги. Хоть из-под земли. А завтра, мама, с утра ты развези их по этим адресам. У всех ведь остались в Ленинграде близкие люди. Они и перешлют деньги — туда, тем… Эти стулья раньше стоили полторы тысячи, ты их купила за четыреста, — верни тысячу сто… И за бюро, и за диван… За всё… У людей, мама, несчастье, как же этим пользоваться?.. Правда, мама?.."

Комментировать Всего 7 комментариев

Да, бежали. На советские стройки в глуши. А там никому не нужны были со своим академическим образованием, потому как ничего не умели делать физически. Болели, голодали, выживали...

Эту реплику поддерживают: Наталья Мороз, Гузель Махортова

Ещё как умели. Я помню, что меня когда-то давно поразило, что лучше всего испытания и лишения тюрем и ссылок переносили две категории репрессируемых - дворяне и верующие. Были самыми стойкими, самыми прочными, самыми трезвыми и живучими, в конечном итоге... Умели жить по своим правилам в несвоих условиях.

Эту реплику поддерживают: Татьяна Сергеева, Liliya Shatokhina

Да, Лиза. В связи с этим вспомнилась Евгения Гинзбург, которая в своей книге писала как раз об этом.

Переносили легче, чем все остальные, потому что читали вслух друг другу на память свои любимые произведения, думали, уходили в мыслях от страшной действительности в мир искусства и науки.

Эту реплику поддерживают: Елизавета Титанян

Именно об этом писал Франкл. В концлагерях самыми живучими оказывались аристократы, они не позволяли себе опускаться, у них был внутренний стержень.

И насчет "еще как умели" тоже согласна. Или учились этому. Интеллигентные евреи пахали и строили, перебравшись в Палестину, передавая друг другу кирпичи с неизменными "битте" и "данке" ))

Эту реплику поддерживают: Елизавета Титанян, Гузель Махортова

навеки врезалась в память пошловатая, но справедливая фраза,  вырезанная на окне электрички: " И только ты, страна полей, предпочитаешь сдуру/ делам своих богатырей их содранную шкуру".

Эту реплику поддерживают: Татьяна Сергеева

А мне вспомнился рассказ Н.Кончаловской "Круасаны и чёрный хлеб".Где она вспоминает как девушкой, живя летом в Абрамцево, вела хозяйство вместе с внучкой С.Морозова.Они готовили,пекли хлеб и доили корову."Как же все это ловко ,быстро,с любовью делали мы,две девчёнки гимназистки,не готовящиеся стать ни стряпухами ,ни коровницами ни прачками,Девчёнки ,которые по вечерам читали "Малыша"А.Доде и "Собор Парижской Богоматери по-французски или играли в 4 руки Третью симфонию Моцарта,переложенную для фортепиано...

Видимо,и в этом была культура подлинной русской интеллигенции,переходившая из поколения в поколение.Той интеллигенции,которая из года в год,из века в век избегала влияния мелкобуржуазной среды,подражающей уровню бытия западноевропейской буржуазии..."

Свои всегда поддерживали своих. Продолжаем эту линию.