Все записи
08:40  /  7.12.17

2003просмотра

Время менять костюм

+T -
Поделиться:

Россия потерпела одно из самых позорных поражений в своей истории — мало того, что ее власти были схвачены за руку при подмене баночек с олимпийской мочой, так они тут же еще подняли вопль, что все из-за того, что Россию никто не любит. В результате подверглась наказанию страна, точнее — ее символика: перед ней захлопнулись двери на всемирный праздник спорта. Красивые сильные люди со всех континентов будут удивлять зрителей фантастическими прыжками, заплывами и мордобоями, победно потом красуясь под своими флагами, и только российские спортсмены, если и будут иной раз красоваться, то лишь специально дозволенным для них образом. Символика России, единственная из всех государственных символик, останется за порогом этого веселого праздника. Так что, ура: первое место по вранью и подменам Россией уже завоевано, и с большим отрывом от соперников. Победители прославились, и преизряднейше; победа навек останется в летописи олимпиад. Слово "русский" затвердило за собой синонимичность словам "лжец", "вор", "жулик", "негодяй", "подонок" и тому подобных, как бы это ни было несправедливо в отношении немалого числа прекраснейших и благороднейших соотечественников. Увы нам, но деваться некуда: ливень подменной мочи щедро хлещет на всех, и все мы в ней по уши. Если кто себя таким не чувствует, могу лишь позавидовать такой независимости от судьбы отечества. 

История, разумеется, покажет, какие отсюда воспоследуют события, но кое-что можно попробовать угадать. По странному стечению обстоятельств, одновременно с захлопыванием олимпийской двери перед носом России, ее высочайший благодетель снял, наконец, мучительную неопределенность, заверив подданных, что продолжит утешать их своей неусыпной заботой. Это, разумеется, прекрасно, но возникает вопрос: в каком же костюме он будет теперь ходить перед возлюбленным народом? Спортивный прикид, столь любезный им обоим, теперь уже придется оставить: костюмчик крепко завонял той самой мочой, и сие надолго. А коли так, то со спортом придется завязывать, и переодеваться в нечто иное, непохожее. Но во что же?

Выбор, кажется, невелик. И возраст, и вся эта безобразная олимпийская история подвигает к тому, чтобы избрать уже поистине величественное: образ венценосного старца, дарящего народ не каким-то бодрячеством, а сокровищами мудрости. Сколько можно, в конце концов, скакать жеребчиком? Не пора ли оставить все эти детские putin teem, голый торс и подобные глупости, переодевшись в нечто солидное, тысячелетнее? Разве одна фраза, оброненная мудрым властителем, осененным золотом икон, возвышенным строгостью постов и молитв, не перевесит золота всех олипиад? Не смешно ли даже и спрашивать?

Комментировать Всего 5 комментариев

Ах, тяжела ты, шапка Мономаха!

Уже Ксенофонт об этом весьма убедительно рассудил. Но не всем народам удается избавиться от окаянной шапки. 

Ксенофонт

«Но почему же, Гиерон, - если быть тираном - дело столь скверное, и ты это понимаешь, не освободишься ты от такого великого зла, и почему ни ты, ни кто другой, раз получивший тиранию, добровольно от нее не отказался?  

- А потому, Симонид, - ответил он, - что и в этом несчастье тирании: от нее невозможно освободиться. Ибо у кого из тиранов достанет средств расплатиться за деньги тех, кого он лишил имущества, кто претерпит оковы за всех тех, кого он заточил, откуда добудет он столько жизней взамен тех, что он отнял? Но если вообще для человека может оказаться выгодным делом повеситься, Симонид, то знай: я считаю, что полезнее всего это для тирана. Ибо только ему нет пользы ни в том, чтобы остаться при своей беде, ни отделаться от нее.»

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

Вот, Миша, именно эти слова великолепнейше формулируют то, что можно назвать ловушкой тирании. Существенно также, что обладающий властью становится этим заложником еще до того, как стновится тираном. Тирания порождает систему таких ловушек на всех уровнях власти.

Проблема ксенофонтовой "ловушки тирании" показывает, почему так трудно оттуда выбраться даже и при смене тирана.  

Эту реплику поддерживают: Михаил Эпштейн