Все записи
07:51  /  18.03.19

716просмотров

Разве я сторож брату моему?

+T -
Поделиться:

Вышедший год назад бестселлер профессора психологии Университета Торонто Джордана Питерсона "12 Rules for Life. An Andidote to Chaos" захватил мое внимание и заставил еще раз перечитать скупой библейский рассказ о первых родившихся людях, братьях Каине и Авеле: об этой истории Питерсон основательно размышляет в своей книге. И вот что пришло мне на ум, в дополнение к прочитанному.   

Нередко первым впечатлением от глубокой истины является её странность или даже абсурд. Вот пример: Когда Бог спрашивает Каина, где брат его Авель, Каин отвечает: "Не знаю. Разве я сторож брату своему?" Ответ Каина поражает абсурдом: зачем злодей врет Тому, Кто всё видит? Зачем усугублять совершенное злодеяние бессмысленной ложью Всевышнему? Думаю, однако, что за этим кажущимся абсурдом стоит глубокая правда. Совершивший тяжкий грех хочет избавится от тяжести сознания его. Ему хотелось бы забыть о злодеянии, преуменьшить его, перевести тему. Ничего не знаю, ничего не было!

Злодеяния коммунизма лежат тяжелым грузом на совести бывших советских людей и их потомков. Громадное злое пятно размером с российскую карту. Человек хочет гордиться отечеством, козырять им, а ему страшное пятно отовсюду в глаза лезет. Уберите! Преувеличено, неправильно считаете! Время было такое! Историческая необходимость! Клевета на Россию! А у них не лучше! И так далее. Слухи об Авеле сильно преувеличены, в общем. А что было, было по справедливости, необходимости, случайности и как у всех. Да и вообще, разве мы сторожа ему, этому Авелю?

Единый безгрешный Христос взял на Себя бремя всех грехов человеческих. В полную ему противоположность, первый братоубийца попытался всячески выкрутиться, сбросить с себя ответственность за свое злодеяние, даже ценой безумного отрицания, откровенной лжи. Так кто же наш учитель, Христос или Каин? 

Теги: Библия
Комментировать Всего 3 комментария

Самое  злободневное в этой вечной истории — то, что первый и страшнейший грех, братоубийство, произошло из высшей и святейшей мотивации: угодить Богу, превзойти своего брата в достойном Богопочитании. "...И призрел Господь на Авеля и на дар его, а на Каина и на дар его не призрел. Каин сильно огорчился, и поникло лице его. /.../ И когда они были в поле, восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его". 

Так что вспомнить эту историю в годовщину захвата Крыма и начала братоубийственной войны двух православных народов  особенно поучительно. 

В этой истории все скупо и точно, как в учебнике Ландау, Миша. 

Каин, увидев, что Бог не принимает его дары, мог задать себе вопрос: может что со мной не так? может быть, у Бога есть основание не принимать мою жертву, а у меня основание хорошенько задуматься и совершить новое усилие к правде и добру? Может быть, Бог прав, отказывая мне? Вместо этого Каин затаил обиду на Бога и ревность на брата, стал лелеять эту змею в сердце.

Тут все настолько актуально, что даже разъяснять ничего не надо.   

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

"братоубийственной войны двух православных народов"

Думаю, Миша, ты по ошибке допустил это клише.