Все записи
06:26  /  6.01.20

4821просмотр

Самая Главная Реформа

+T -
Поделиться:

В конце ушедшего года журнал "Другой Взгляд", издаваемый Никитой Владимировичем Пасечником и Андреем Борисовичем Зубовым, поместил мои размышления о том, какая государственная реформа должна бы рассматриваться в первую очередь в послепутинской России. Великолепные иллюстрации были подобраны Никитой Владимировичем, за что ему особая благодарность.  Ниже прилагается сугубо текстовая версия. 

****

Если бы реальная этическая проблема была в выборе между чистым добром и чистым злом, её бы и не было, такой проблемы: чистое беспримесное зло, если и существует, то должно быть предельно отвратительно, тут и выбирать было бы нечего. Реальная этическая проблема — всегда в выборе между сочетаниями, переплетениями добра и зла. Иными словами, она всегда есть проблема жертвы, более или менее трудной, иногда и трагической, жертвы каким-то одним добром ради другого, более высокого. Этика вся состоит в уяснении подлинных иерархий доброго или благого. Если бы эти иерархии были удовлетворительно даны природой, то этика могла бы оставаться лишь родом естествознания, она не имела бы напряженного экзистенциального значения.

Один из вечных конфликтов подобного рода — между стремлением жить, и жить хорошо, стремлением к комфорту себе, семье и друзьям, с одной стороны, и требованиями справедливости, с другой. Прекрасно заботиться о семье и помогать друзьям, слов нет. Однако, в том обществе, где справедливость типично приносится в жертву этим замечательным ценностям семьи,  могут царить лишь война кланов и жестокая тирания.

По природе, люди расположены прежде всего следовать именно заботе о себе и конкретно своей семье, а не приносить их в жертву справедливости ради дальнего и абстрактного. Будь это не так, еще раз подчеркну, не было бы никакой проблемы человеческого зла, кругом процветало бы сплошное добро. Но на каком же основании я пойду на жертвы ради абстрактной справедливости, если мое природное естество склоняет меня к противоположному? Ну, если такое основание и есть, оно может быть лишь сверх-природным, сверх-естественным. Если в споре с моим природным, телесным и психическим, началами, это сверх-природное, или духовное, начало победит, то на моем индивидуальном участке фронта будет сделан шаг в сторону общественного блага. Шаг этот сам по себе еще ничего не изменит, общество не поменяет, а мне принесет серьезные потери — потерю работы, бизнеса, а то и чего похуже. Ну да, пусть совесть мне подсказывает, что на такие жертвы надо идти. Но почему я должен следовать ее голосу, требующему столь многого? Что это за голос такой, почему я должен платить ему так дорого? Ведь себя я люблю, своей семьей дорожу, а кто мне эти чужие люди? С чего же я должен жертвовать ради них столь серьезно?

До сих пор у человечества не было никаких ответов на этот вопрос, кроме одного-единственного: голос совести есть голос Бога, нашего Небесного Отца и Высшего Судии. Было бы нелепо утверждать, конечно, что подобная вера гарантировала общественное благополучие. Нет, охлаждаясь, она вырождалась в ханжество. При абсолютизации конкретных религиозных форм она вела к клерикальным тираниям и религиозным войнам. Все так, но могу лишь повторить, что без этой веры нет никаких оснований для серьезных жертв ради справедливости, никаких, кроме врожденного благородства сердца, что есть редкое исключение. Без этой веры общество обречено на гоббсовскую комбинацию войны всех против всех, войны кланов и жестокой тирании. Думаю, что современное российское общество находится именно в таком состоянии, несмотря на то, что одних православных, по опросам, более 70%. Одно дело — отмечать православные праздники, крестить детей и отпевать умерших, любить церковное убранство и пение, льстить самолюбие имперским православием, и совсем иное дело — со всей серьезностью принимать в своем сердце совесть как голос Всевышнего Отца и Судии.

Меня могут спросить — да неужели в Европе и Америке народы прямо с такой серьезностью в Бога верят? Я не знаю, как можно было бы замерять нравственную серьезность веры, поэтому могу лишь сослаться на интуицию, что в Штатах этой серьезности много больше, чем в России, да и в Европе больше. Такие горы лжи, что городит нынешний российский режим ради обольщения народа, на Западе немыслимы и близко. Наследственность на Западе много лучше. Серьезность веры их предков воплощена в добрые нравы, глубину культуры и умные институты, много содействующие общественному благополучию. Было бы наивным, однако, полагать, что и Западу его достигнутое благополучие гарантировано. Если имеющаяся тенденция религиозного ослабления будет продолжаться и далее, Запад, скорее всего, будут ждать новые катастрофы: дерево с умирающим корнем падает. В России же после десятилетий одной из самых страшных в истории тираний, и с нравами, и с культурой, и с институтами дела обстоят много хуже. Россия даже и распрощаться с этим кошмарным прошлым пока не может. Оно и понятно: чтобы распрощаться, надо хотя бы честно его признать, а это страшно и, при отсутствии серьезной веры, унизительно. То, что Запад привычно наследует, для России может быть лишь мечтой, и не слишком близкой.

Надо полагать, что когда Путин так или иначе уйдет, маятник российской жизни качнется поначалу в сторону правды и свободы. Одновременно, по законам гоббсовского болота, ослабление тирании усилит войну кланов и всех против всех, работая на запрос новой твердой руки. Странно было бы думать, что эта болтанка между тиранией и войной всех против всех устранилась бы распадом России на регионы или ее федерализацией, как многие думают: ее корни не имеют никакого отношения к размеру государства; в отделившейся Сибири у тех же самых русских людей все пошло бы по тому же сценарию.

Сказанное выше делает акцент на тех институциональных реформах в послепутинской России, которые имеют наиболее прямое отношение к нравственной серьезности веры. Общественным институтом, ближе всего связанным с верой, является, разумеется, церковь, нравится это кому-то или нет. Организационная структура РПЦ и ее реально государственный статус по сути дела мало отличается от византийской церковно-государственной «симфонии», триады тирании, клерикализма и коррупции. Такое слияние государства и церкви весьма дурно для обеих сторон. Чем оно дурно для государства, часто говорится, можно не повторять. Для церкви же оно дурно тем, что развращает ее, притягивая в клир карьеристов, лицемеров, вороватой, раболепной и охочей до тиранства публики, худших людей общества. Прикормленная тиранией развращенная церковь не может выполнять учительную, нравственно возвышающую роль, но может лишь отталкивать от религии, усиливая в обществе губительный цинизм и нигилизм.  Поэтому важнейшей реформой в послепутинской России представляется церковная, в центре которой должно быть реальное отделение церкви от государства. Это трудная задача. Она не обещает легкого решения и скорых плодов, но в деле нравственного оздоровления общества скороспелыми могут быть лишь горькие плоды самообмана.

Отсюда

Заставка: Раненый Ангел. Hugo Simberg

Комментировать Всего 45 комментариев

"Поведенческая этика должна бы быть эффективно основана на симпатии, образовании, социальных связях и нуждах; никакого религиозного основания не требуется." (Эйнштейн, "Религия и Наука", 1930). 

А куда же денутся все индивидуальные, семейные, клановые, националистические и имперские вожделения, дорогой Альберт Германович? И откуда же возьмется сила духа им противостоять? Или Вы думали, что это пустяки? Что как-то само рассосется и обустроится, силою вдруг расцветшего общечеловеческого гуманизма? И даже после 33 года так думали?

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

"...Россия даже и распрощаться с этим кошмарным прошлым пока не может."

Да, именно так, дорогой Алексей. Вчера вечером вернулся в Лондон из Вильнюса. Валялся три дня в номере гостиницы. Чувствовал себя плохо, Ангел навещала семью, а я время от времени включал первую программу и Вести российского телевидения. И с досадой выключал. Пьяные, дурашливые морды всё тех же актёров, про выпил-закусил, сериалы украл, убманул жену, компанию, другаря... Ни одной здравой мысли, дискуссии, голоса...

В пятницу вышли в Старый город. И затем навестили Вильнюсскую еврейскую публичную библиотеку. Познакомился я с директором (поглядите при случае в моём последнем посте о Рождестве-2019 - я выставил там наши фотографии и короткий комментарий). Первое, что пришло в голову советскому еврею, спросить его: "Вы еврей?". Удержался, но и так понятно - нет. Но как много вокруг этой библиотеки обнаружилось с первых слов - и курсы по изучению идиш, и регистрация директором нового Еврейского театра, и встречи, и дискуссии... Открыл под утро  ю-тьюб с его фамилией: вижу на "Свободе" беседуют пятеро литовцев, включая моего директора. Обсуждают книжку "Наши" литовской писательницы о том, как в Холокосте принимали участие литовцы. Автор - за столом. Она опытный журналист, сделала книгу из известных фактов, но подала их темпераментно, что ли. И вот не евреи, а литовцы говорят о необходимости работы по очищению нации от этой скверны, о том, что её надо вести мудро, взвешенно, разбираясь в психологии, преподавая тему Холокоста в школах, обсуждая эту труднейшую тему. И я вижу ( + впечатления от знакомства и беседы с директором библиотеки), как важно всё это для нации, а не для установления исторической правды ( хрен с ней, правда эта уже известна). Но как отделить ( то, о чём Вы в эссе говорите) зло от добра - как борьбу за независимость литовцев удержать в рамках добра, не забывая о ценности человеческой жизни, о кошмаре антисемитизма, которым оказались заражены известные патриоты...

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik, Алексей Буров

Все мои симпатии здесь на стороне Руты Ванагайте, автора книги "Наши", дорогой Эдуард. Мудрая, героическая женщина, помогай ей Бог.

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич, Alexei Tsvelik

Да и мои симпатии на стороне Руты, и участников презентации её книги, как я понимаю, тоже. В том  же разговоре, честно говоря, меня привлёк тон, забота участников дискусии, чтобы эта работа по очищению нации от антисемитской скверны  велась продуманно и системно. только это. А Ваша реакция мне очень близка. С Рождеством православным Вас!

Спасибо, Эдуард! Рад слышать, что участники презентации ее книги на ее стороне, и деятельно на ее стороне. 

Дорогой Лёша, спасибо за текст - просто замечательный! И как раз такой, как мне сейчас нужен). Очень понравилась мысль: "Реальная этическая проблема — всегда в выборе между сочетаниями, переплетениями добра и зла. Иными словами, она всегда есть проблема жертвы, более или менее трудной, иногда и трагической, жертвы каким-то одним добром ради другого, более высокого" - то есть как антитеза трюизму "из двух [или нескольких] зол выбирают меньшее".

Вопрос: ты действительно думаешь, что секуляризм возможен в современной России (пусть даже в послепутнискую эпоху), и что это приведёт к уменьшению зла в наших палестинах?

И ещё: в начале эссе ты останавливаешься на трактовках зла и блага, о крайней сложности водораздела между ними, и что лишь истинная вера, глас Божий может удержать человека от сотворения зла. Где-то я читала о четырёх возможных истоках происхождения зла:

1. Человеком может овладеть некая сверхъестественная злостная сила (то есть демоны), и он творит зло... Тут, видимо, только к экзорцистам.

2. Сама природа человека предопределяет его поведение в формате, что он стремится, прежде всего, к благу себе и своим близким - ты об этом пишешь... но, в соответствии с законом сохранения энергии, благо себе легко может обернуться злом для другого.

3. Внешние обстоятельства, среда как бы вынуждают человека творить зло: с волками жить, по-волчьи выть. 

4. Человек свободен в своём выборе и творит зло в трезвом уме и твёрдой памяти.  

Абстрагируемся от первого пункта. Меня интересует вот что: если исследовать зло не с точки зрения нравственности и морали, а из ракурса причин, его породивших, то всякое зло может быть объяснено и даже понято (а понять, значит, простить), а человек, его совершивший,  может быть оправдан. Между тем, следуя из твоего дискурса, зло, злотворение - это прежде всего грех, грех перед Богом, о чём многие даже не задумываются. Правильно я понимаю?    

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

Аня, очень рад твоему отклику, спасибо! Попробую ответить на вопросы. 

"ты действительно думаешь, что секуляризм возможен в современной России (пусть даже в послепутнискую эпоху), и что это приведёт к уменьшению зла в наших палестинах?"

Я убежден лишь в том, Аня, что реальное отделение церкви от государства исключительно важно для нравственного оздоровления, и, как следствие, выхода из "гоббсовского болота". Могу лишь оптимистично надеяться, что это возможно, скажем, через 2-3 поколения, но не думаю, что раньше. 

...через 2-3 поколения...

Такого ответа я и боялась)... Что ж, может, наши внуки доживут... а нам хотя бы дожить по "после Путина".

"и что лишь истинная вера, глас Божий может удержать человека от сотворения зла."

Есть люди, наделенные от природы исключительно благородным сердцем. Некоторые из них не верят в Бога, но дела их прекрасны и даже святы. По моему убеждению они составляют особый, весьма редкий, класс, свято служащих Богу, но видящих это лишь как служение людям. 

И я предпочитаю говорить не об "истинной вере", что отдает фанатизмом, а о нравственно серьезной вере, которой многим, уверенным в истинности своей веры, катастрофически недостает. Именно нравственно серьезная вера дает силу духа противостоять мощному давлению зла. 

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff, Эдуард Гурвич, Alexei Tsvelik

Да, хорошо сказано, спасибо). И спасибо за соболезнования, не успела тебе ответить. Потихоньку возвращаюсь к жизни: мёртвым - покой и вечная память, а живым - живое. С Рождеством, мой дорогой!

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

Спасибо, Аня. И тебя с Рождеством, дорогая душа!

"Есть люди, наделенные от природы исключительно благородным сердцем" - это Вы точно подметили, Алексей. Такие органически не способны не только что делать зло, а даже обмануть намеренно, обещать и не выполнить, принять неумеренно дорогой дар... Не так часто, но встречал таких! Ну, не способны они ко всему этому намеренно. А ведь перечисленное тоже зло: дать слово и не сдержать- и раз, и два; отвести глаза от попавшего в беду, пройти мимо - и раз, и два; да просто пообещать встретить и не встретить - и раз, и два. А затеять тяжбу во время развода-разъезда, чтобы оттяпать деньги, жилплощадь, машину, гараж -  прямо сейчас наш комик Петросян с женой потрошат нравственные нормы россиян. А стремление использовать карман возлюбленного - разве это не зло? И сколько праведников и праведниц с таким живут, процветают, и считают себя хорошими людьми...

Мелочи. Но вот рождённые с благородным сердцем от природы и на такое не способны. И счастье встретить такого человека, потому что  это шанс установить в семье  высокие моральные стандарты...

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff, Евгения Горац, Алексей Буров

Конечно, это счастье, дорогой Эдуард. Но редки такие люди с прирожденным благородством. Конечно, и среди внешне религиозных людей немало дурных. И все же, я согласен с Розановым: самые лучшие люди, которых я знал по жизни и по описаниям, все серьезно верили в Бога. А самые отвратительные — все были атеистами. 

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич

"самые лучшие люди ... все серьезно верили в Бога"

Добавлю, дорогой Алексей, что вера в Бога для меня - это очень интимное чувство. Оно - не на показ, оно хорошо упрятано, об этом  редко говорят, оно, это чувство, святое и очень серьёзное. Мне со своим уровнем веры год от года доставляет всё большее удовольствие слушать сына - он  деликатен и ни на чём не настаивает. Прямо вчера прислал очень трогательное, ненавязчивое из своего опыта жизни в Нью-Йорке... И да, есть  человек в моей большой семье ( сын недавно разыскал десятки родствеников только в Америке), который верует уж больно фанатично, истошно, навязчиво рассказывая, что молится, ставит свечи и как бы укоряет меня, что я этого не делаю.... Сложно всё это, и я отдаляюсь...

Да, понимаю, дорогой Эдуард. Навязчивость с чем угодно отталкивает, а религиозная навязчивость особенно. Но нельзя ли взглянуть на этого родственника с неким прощающим снисхождением, как на человека, желающего всем лучшего, и увы, не замечающего, что иной раз избирает не самые удачные для того пути? 

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич

О, я очень стараюсь:. Но, боюсь, с моей нетерпимостью у меня  всё это плохо получается. Корю себя:).

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

Насчет злых демонов: я верю в то, что мы отвечаем за свои дела, а списывание нашего зла и дуроты на демонов отдает уверткой от ответственности.

Ну хорошо: а как быть с серийными убийцами, маньяками, чьё девиантное поведение, творящее беспредельное зло, есть следствие нарушений биохимии мозга? Они отвечают или им следует отпустить?..

Если человек болен, его надо лечить. Если он при этом физически опасен для окружающих, его следует от них изолировать. В принципе просто, казалось бы. 

"в соответствии с законом сохранения энергии, благо себе легко может обернуться злом для другого."

Да, обычно так и случается с теми, кто не озабочен таким вариантом. 

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

"Внешние обстоятельства, среда как бы вынуждают человека творить зло: с волками жить, по-волчьи выть. "

Да, "человек хорош, но среда заела", как саркастически замечал Достоевский в споре с руссоистами и социалистами. Общество, где такая позиция доминирует, обречено болтаться в гоббсовском болоте. 

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff, Борис Цейтлин

"Человек свободен в своём выборе и творит зло в трезвом уме и твёрдой памяти."

Самые ходовые варианты злодеяний — следование индивидуальному, семейному, клановому, национальному или имперскому вожделению, подпадения под их слепую и ослепляющую власть. В некотором роде, это все формы порабощения человека теми или иными страстями, следствия его духовной немощи и слепоты. Где Дух, там свобода. Познайте истину, и она сделает вас свободными. Также и в буддизме подлинное освобождение несовместимо ни с какими видами злодеяний. 

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

"всякое зло может быть объяснено и даже понято (а понять, значит, простить), а человек, его совершивший,  может быть оправдан."

Люди подсудны, во первых, суду земному, что должен судить по справедливости и основанному на ней закону, а во-вторых, суду Высшему. Этого достаточно. Сам я стремлюсь прощать всем, кто мне как-то когда-то досадил, просто потому, что иначе оно нездорово. Не всегда это легко, но молитва помогает. Понимание же злодеяний абсолютно необходимо, дабы лучше видеть, по какой дорожке люди и целые народы приходят к злодеяниям. Для этого крайне важно избегать демонизации злодеев.   

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Часто, даже весьма, злые или просто нехорошие поступки совершенно иррациональны, идут во вред тому, кто их делает, порой ведут даже к гибели. "Оправдать" их, в смысле нахождения им какого то рационального объяснения, невозможно. Об этом в последние годы жизни писал Вл. Соловьев. А уж про Достоевского я и не говорю. 

Да, есть такие адские бездны души, рассматривание которых — занятие тяжелое и небезопасное. Но общее понимание дороги, по которой душа туда скатывается, все же требуется.   

Да, это опасное занятие, но надо хотя бы отдавать себе отчет в существовании этой сферы, которая, к сожалению, приближается к нам все ближе.

Я не уверен, Алеша, что нечто такое приближается. Не спорю, но не уверен. Есть подозрение, что наоборот, мы живем в одну из самых благословенных эпох. 

Может, это и есть проявление чистого, первородного зла?

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Не вижу оснований для такого допущения, Аня. Если мир поистине происходит от Единого Всеблагого Начала, как думали все великие умы, доходившие до этого вопроса, то никакого чистого первородного зла нет. Зло есть privatio bonum, недостаток блага, который растущим детям Бога и надлежит восполнять, для того они и рождены. Но это восполнение есть всегда чудо, а творить чудеса очень непросто.

"зло, злотворение - это прежде всего грех, грех перед Богом"

Да, перед Богом прежде всего. Но также и перед людьми, и перед собой. 

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

У покойного Леонида Невлера есть запись (пересказываю своими словами). Зло не то чтобы непонятно, а нельзя его понимать! Как только начнешь разбираться в причине оного, так уже незаметно для себя переходишь на его сторону. Посему единственной этически приемлемой на него реакцией будет недоумение: ну как, как такое возможно?! Чувство не из приятных - но только оно тебя уберегает от "заражения" злом.

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

Шаламов уже не удивлялся и не мог удивляться  ничему, но не заразился. Вот, что стоило бы осмыслить 

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров, Борис Цейтлин

Лёша, прости, что увела дискуссию несколько в другое русло, но по теме поста ты так замечательно высказался, что и добавить нечего).

Почему я призналась выше, что твой текст пришёлся мне как нельзя кстати. В эти дни я интенсивно работаю (ночами не сплю от возбуждения!) над одним важным пассажем в своём романе: почему хорошие (даже очень хорошие) люди совершают плохие (запредельно плохие!) поступки? И находят для этого, казалось бы, очень веские причины - это первое, а второе - они действуют по принципу "из двух зол выбирают меньшее". По моему мнению, выбор из зол всегда деструктивен и ведёт к распространению зла (так ползёт плесень по стенам): вот почему меня восхитила твоя мысль о выборе добра через жертвенность другим добром... но для этого требуется мужество. В случае моих героев, они выбирают зло из соображений добра, причём делают это в попытке защитить друг друга; в результате это приводит к невосполнимому ущербу для всех.

Эту реплику поддерживают: Борис Цейтлин

Да, так оно и бывает сплошь и рядом, Аня. Заботясь о семье, человек устраивается на работу, где от него будут требовать явных злодеяний. Заботясь о своем народе, он будет готов уничтожать другой народ. И все такое прочее. Счастливы те, кого Бог избавил от страшных жертв, иногда требуемых долгом. 

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

...Алексей, думаю формальное отделение РПЦ от государства даже не обозначит направление решения тех проблем, о которых вы говорите.

С определенного этапа невозможно развиваться уходя "ОТ" чего-то, надо понимать "К" чему мы стремимся. Но это наверное уже другая тема...

Проблема РПЦ не только в её безудержном стремлении слиться со светской властью, но и в тех сущностных трансформациях, которые исказили суть религиозного учения Того, чьё имя оно носит.

                   

 Приведу цитату одного прекрасного человека, с которого, уверенно можно сказать, началось возрождение  нравственного Богословия:

«Смерть» христианства. Это звучит страшно. Но так ли это? Мне все время «кажется» (и это какой-то внутренний свет и радость), что «смерть христианства» нужна, чтобы воскрес Христос. Ибо смертельная слабость христианства только в одном, – в забвении и в вынесении «за скобки» Христа. Когда от христианства, как уже сейчас, «ничего не останется», видным снова станет только Христос, а с Ним «ничего не поделать» ни революции, ни исламу, ни гедонизму, ни феминизму. Вот время для молитвы: «Ей! Гряди, Господи Иисусе!».          

Прот. Александр Шмеман.

(Дневники. Четверг, 22 февраля 1979)

Эту реплику поддерживают: Борис Цейтлин

Спасибо за цитату, Алексей. Я пытался лишь пояснить, почему отделение РПЦ от государства есть необходимая, неотложная и важнейшая государственная реформа. 

"Смерть" христианства и его возрождение происходят постоянно и разнообразно. Отделение РПЦ от государства, несомненно, было бы очищением от того, что по сути уже мертво и разлагается, подавляя живое; тем самым отделение давало бы силы обновлению церкви, росту в ней живого и настоящего. 

...соглашусь с этим. Порой формальные действия "из вне" провоцируют внутренние трансформации, но РПЦ должна искать потенциалы преображения "из себя", а эти потенциалы в Христе. Но наша доморощенная ничего не ищет, кроме финансовой устойчивости и влиятельной состоятельности...

Сколько было истерик по поводу возвращения "отче наш" к давно забытому исходному варианту (то, что Франциск сделал)? "Наши" как поминали  дьявола при каждой литургии, так и поминаем...

На счет отделения я абсолютно согласен....

Предположить что есть первородное добро и первородное зло как то слишком просто. Скорее всего первородного зла просто не существует а есть первородное добро, которое по мере эволюции в самых своих разнообразных формах начинает конкурировать в одних и тех же социально-биологичских нишах. И в этой конкуренции представлений о прекрасном, оппоненты, при достаточной степени яростности начинают в "противнике" видят "зло". Так оно и "рождается", это "зло" из "добра" другого.

Не хотелось бы мешать дискуссии организованной Алексеем..Думаю, он не сильно огорчится небольшим перечнем вопросов, которыми я в свое время озадачился, и одной ссылкой, где я на эти вопросы пытаюсь отвечать.

Вам должно быть интересно....

"В чём природа зла? Что необходимо называть злом, а что можно определить как ошибку? На сколько корректно сводить грех к нарушению каких-либо табу, правил, заповедей? В чем суть порока? Кому нужен ад?  В чем смысл зла и как на него отвечать?"

Зло

Вы правы Алексей в том что не стоит "засорять" пост Алексея репликами не по теме. Поэтому в случае чего продолжим у Вас. Тут же отвечу кратко - описанное вами "зло" к моему тезису здесь не относится, потому что под ваши формулировки как то не подпадает.

Алексей Дмитриевский Комментарий удален автором