Все записи
МОЙ ВЫБОР 05:40  /  16.05.20

1461просмотр

Почему вселенная — Пифагорейская? Часть II, разбор ответов.

+T -
Поделиться:

 

Часть I,  разъясняющая, о чем вообще речь — тут.

Как назвать все перечисленные качества законов вместе — их элегантность, универсальность, точность, сопряженность, полноту, почти-неоткрываемость и антропность?  Все вместе они делают законы вселенной познаваемыми, на пределе возможного, и не какими-то сторонними духами, а имманентно, теми разумными существами, что в этой же вселенной и появляются. Законы познаются теми, кто благодаря специфике законов же мог не только появиться и начать мыслить, но и открывать их. Круг замыкается. Исходя из всего этого, представляется разумным суммировать все перечисленные особые качества законов термином открываемости или познаваемости, discoverability.   

Вселенную, чьи законы математически познаваемы в масштабе много превосходящим требования выживания, можно назвать пифагорейской, в честь великого философа, отца математики и теорфизики, высказавшего двадцать пять веков назад одно из самых странных, парадоксальных и продуктивных суждений: «вещи суть числа».  В свете этого прозрения любопытно дать численную оценку масштаба физического познания, достигнутого человечеством. На сегодня, самым крупным объектом физического знания, теории и наблюдений, является видимая вселенная, чей возраст составляет около 14 млрд лет. В пространственных единицах этому соответствует примерно 10^26 (10 в 26й степени) метров. Самым малым объектом физического знания, теоретического и экспериментального, является бозон Хиггса, чей комптоновский размер составляет около 10^(-18) метра; реальный поиск новой физики на ускорителе LHC сегодня идет на еще меньшем масштабе, 10(-19) метра. Безразмерным параметром размаха физического познания является отношение самого большого масштаба познания к самому малому,  10^(26)/10^(-19) = 10^(45) . Таким образом, размах видения человеком вселенной достиг 45 порядков величин, единицы с 45 нулями. Это поистине космическая величина, характеризующая вселенную как пифагорейскую, а человека как вселенское разумное существо, космического наблюдателя.

Сформулировав это качество вселенной, зададимся вопросом — почему так? Почему законы вселенной оказались познаваемыми в поистине космическом размахе сорока пяти порядков величин? Каковы могли бы быть причины, обеспечившие все те особые свойства законов, что стоят за их познаваемостью, за пифагорейностью вселенной?  В оставшейся части текста попробуем обозначить и прокомментировать те ответы на этот вопрос, что представляются достойными внимания.

Сверхзаконный ответ

Теория струн или иной вариант единой теории всего может дать ответ на вопрос о причине специфики законов.

Возражение: Чтобы логически вывести столь специфичные законы, как они обрисованы, требуются весьма специфичные же аксиомы этой единой теории, на которые тот же самый вопрос тогда и перенесется. Сверхзаконный ответ не видит проблемы терминуса объяснений, что может быть принято как разумный терминус, а что нет. 

Сциентистский ответ

Наука представляет собой единственно достоверный путь познания; этот путь заканчивается на фундаментальных законах природы. А коли так, то вопрос, почему законы таковы, а не иные, задавать бессмысленно; любой ответ будет недостоверен.

Возражение: Основной тезис сциентизма, что «наука представляет собой единственно достоверный путь познания», не является ни научным фактом, ни научной теорией; он не опровергаем по Попперу. А раз так, то он либо ложен, либо недостоверен на своем собственном основании, опровергая себя по типу парадокса критянина Эпименида «все критяне лжецы». 

Номенклатурный ответ

Законы физики выражаются математически, потому что математика из физики и вышла, через абстрагирование. Физика математична, потому что математика физична.

Возражение: Это не ответ на вопрос, почему законы природы обладают тем удивительным набором качеств, о которых шла речь, элегантностью, универсальностью, точностью, полнотой, сопряженностью, почти-неоткрываемостью, антропностью. Да, математику можно рассматривать как способ именования и описания явлений природы, но экономность и полнота математических законов в описании по крайней мере гигантского слоя неживой природы игрой слов математична-физична никак не объясняется. Эффективность математики — совсем иного рода, чем эффективность обычного языка в описании природы. Последнему требуется использовать гигантский словарь со слабой предсказательностью, а словарь законов — очень короткий и очень предсказательный.

Скептический ответ

Всякое знание недостоверно, поэтому любой ответ о причине законов будет шаток.

Возражение: этот ответ есть также проявление парадокса Эпименида. На своем же основании он утверждает о своей шаткости.

Дарвинистский ответ

Законы открываемы, потому что в ходе эволюции люди становятся все умнее и умнее.

Возражение: Этот ответ игнорирует весьма особенный характер законов, делающий их познаваемыми. Неявно, ответ подразумевает этот характер обеспеченным, тогда как это и нуждается в объяснении; тем самым здесь налицо логическая ошибка опоры на объясняемое, petitio principii.

Постмодернистский ответ

Законы таковы, какими люди стремятся их представить. Законы элегантны и познаваемы, потому что физикам так нравится. Наш опыт ограничен; ограниченное количество фактов можно втиснуть в неограниченное количество объяснений. Отсюда иллюзорность нашего знания. Научные факты есть не более чем результаты наблюдений в заранее подобранных условиях. 

Возражение: Подобная логика может работать для гуманитарных дисциплин, но никак не для естествознания, и уж тем более не для физики. Физические теории строго проверяются на критических экспериментах; фундаментальные же законы проверяются с особенным рвением. Их опровержение сулит гораздо большую награду, чем подтверждение, а соревновательность в физике весьма высока. Язык математики, с другой стороны, весьма жесток: длинная и сложная формула в общем случае не может быть редуцирована к простой, компактной, да еще и элегантной. Познаваемость не в том, что нашлись какие-то формулы, что описали какие-то факты, а в том, что очень немного компактных, разумных, элегантных формул, открытых физикой и принятых ею как своего рода постулаты, с огромной точностью описывают космическую толщу опыта, обладая великой предсказательной силой для бесчисленного множества конкретных случаев, анализируемых как теоремы. "Теоремы" часто оказываются неразрешимыми, непосильными, или пока непосильными, очень сложными и громоздкими, но это не отменяет ни элегантности аксиом, ни их великой предсказательной силы, постоянно расширяемой в науке и технике, составляющей ядро техно- и инфо-сферы современной цивилизации, вошедшей в дом уже чуть не каждого человека, ставшей новой, мощной, важной частью жизни. Вопрос в том и состоит, почему столь высокий, космический размах весьма точного знания оказался не только возможен, но возможен, вдобавок, крайне скупыми средствами элегантного языка. Постмодернистский ответ упускает самую сердцевину вопроса. 

Хаосогенетический ответ

В бесконечном мультиверсе всевозможных миров встречаются самые разнообразные вселенные. По случайности, наша вселенная оказалась пифагорейской.

Возражение: Вооружившись таким принципом, можно объяснить вообще что угодно. Именно потому он лишь имеет видимость объяснения, но таковым не является. Это подделка под объяснение, фейк.  

Слабо-антропный ответ

Законы антропны, потому как в бесконечном мультиверсе только антропные вселенные могут быть населены, и об их законах могут спрашивать.

Возражение: Даже если принять, ради аргумента, что такой ответ может объяснять антропность законов (это не так, но пусть), он не объясняет, почему законы обладают прочими особыми качествами открываемости, о которых шла речь выше.

Нигилистический ответ

Никаких законов на самом деле нет; законы иллюзорны.

Возражение: Этот ответ подразумевает либо скептическую «иллюзорность», либо постмодернистскую. Оба варианта рассмотрены выше.

Пренебрежительный ответ

На самом деле мы знаем очень мало. Мы даже не знаем, почему мы вообще здесь взялись. Так что вопрос преждевременен. 

Возражение: Хотя мы и не знаем, почему здесь взялись, 45 порядков познания — достаточно много и достаточно удивительно, чтобы искать разумные варианты объяснений этого важного и неожиданного обстоятельства. Пренебрежительный же ответ никакой гипотезы даже и не предлагает.

Панпсихический ответ

Вселенная есть вечное вместилище вечного духа, который не только творит жизнь, но и перестраивает сами законы, сообразно своим целям. Сам этот дух, как и вселенная, есть результат эволюции от столь простого состояния, что его можно принять за Терминус.

Возражение: Такой ответ есть попытка вывести сложное, богатое формами бытие почти из ничего, чудодейственной силой эволюции. Вся красота и своеобразие законов и жизни в конечном счете оказываются творениями, но не этого эволюционирующего духа, а самой эволюции, совершенно безумной силы, творящей почему-то мудрое и прекрасное, а не наоборот. Далее, если этот дух живет во вселенной, и стало быть, зависим от нее, почему он пережил те гигантские вариации ее состояния, которые она претерпевала? Если он оказался способен пережить даже такое, то почему его следует считать имманентным, а не трансцендентным духом? Если же это трансцендентный экспериментирующий и обучающийся дух, то мы переходим к креационизму.  

Креационистские ответы

Вселенная является пифагорейской, потому что таков был замысел ее создателя, Демиурга (возьмем это имя у Платона), создавшего ее ради неизвестных нам целей, по неизвестным мотивам или причинам. Варианты креационизма различаются этически: Демиург может быть злонамерен к людям (гностицизм), безразличен к ним (деизм), или благ (теизм).

Возражения: Этот ответ лишь передвигает вопрос уровнем выше. Кто, в таком случае, создал Демиурга? Или что его породило? И потом, отсылкой к Демиургу можно объяснить что угодно, так что Демиург — такое же фальшивое объяснение, как и хаосогенез.  

Ответ: Креационизм, даже в самом абстрактном виде, устанавливает ум как более высокий уровень онтологии, в чем и есть его важное содержание. Вдобавок, в данном контексте, под Демиургом понимается такой создатель, который стремится расширять понимание себя человеком, отсюда и постижимость законов, её возможность и высшая значимость, даже святость. Высокая ценность постижения законов исключает несовместимую с ней идею безразличного к человеку творца, не говоря уже о злонамеренном. Бог-часовщик деистов, Матрица популярного кинофильма, мир-симуляция, мир-сновидение, демон Декарта — эти и подобные варианты отвергаются как несовместимые с самостоятельной высокой ценностью познания.  Далее, глубокие теистические картины мира основаны на осознании проблемы Терминуса, последнего истока бытия и мышления. Решая ее, великие философские традиции указывали на Единое Всеблагое Начало, как единственно разумное представление о Терминусе. Демиург, таким образом, может быть лишь порождением, эманацией, созданием или проявлением Всеблагого.   

Возражение: Если последним основанием и истоком бытия является Единое Благо, то откуда взялось зло?

Ответ: Думаю, что адекватный ответ на проблему зла был дан теологом Джоном Хиком (John Hick); его же выражал недавно покинувший этот мир видный физик-теоретик и глубокий мыслитель, темплтоновский лауреат Фримен Дайсон (Freeman Dyson). Процитирую Дайсона, чьи мудрые слова и завершат это сочинение.

"I do not claim any ability to read God's mind. I am sure of only one thing. When we look at the glory of stars and galaxies in the sky and the glory of forests and flowers in the living world around us, it is evident that God loves diversity. Perhaps the universe is constructed according to a principle of maximum diversity. The principle of maximum diversity says that the laws of nature, and the initial conditions at the beginning of time, are such as to make the universe as interesting as possible. As a result, life is possible but not too easy. Maximum diversity often leads to maximum stress. In the end we survive, but only by the skin of our teeth. This is the confession of faith of a scientific heretic. … As a working hypothesis to explain the riddle of our existence, I propose that our universe is the most interesting of all possible universes, and our fate as human beings is to make it so. "     (Infinite in all directions, 1988, Templeton talk, 2000)

"Я не утверждаю за собой никакой способности читать мысли Бога. В одном я все же уверен. Когда мы смотрим на великолепие звезд и галактик в небе и великолепие лесов и цветов в живом мире вокруг нас, совершенно очевидно, что Бог любит разнообразие. Возможно, Вселенная построена по принципу максимального разнообразия. Принцип максимального разнообразия гласит, что законы природы и начальные условия на старте времен таковы, чтобы сделать Вселенную настолько интересной, насколько возможно. Как результат, жизнь возможна, но не слишком легка. Максимальное разнообразие часто влечет максимальный стресс. В конце концов мы выживаем, но лишь на пределе сил. Таково исповедание веры научного еретика... В качестве рабочей гипотезы к объяснению загадки нашего существования я предлагаю, что наша Вселенная является наиболее интересной из всех возможных вселенных и что наша судьба как человеческих существ — делать ее именно таковой."

Итак, по Дайсону, законы природы познаваемы в силу принципа «интереснейшего из всех возможных миров», перекликающегося с лейбницевым «лучшим из возможных миров». Дайсон идет дальше Лейбница, поясняя, в каком смысле наша вселенная — наилучшая. И напоследок — его прямая цитата на сей счет:

"… laws of nature are explained if it can be established that they must be as they are in order to allow the existence of theoretical physicists to speculate about them." (Infinite in All Directions, 1988)

"… законы природы объясняются, если показать, что они должны быть такими дабы допустить существование физиков-теоретиков, их открывающих."

Тем, кому такой ответ может показаться лишь шуткой или высокомерием физика, стоит задуматься о том высокотехнологическом мире, в котором они пребывают, отдать себе отчет в его обусловленности великими открытиями физики, и спросить себя, сделали ли те открытия мир более интересным, притом не только для человека, но, кто знает, может быть и для Создателя. В конце концов, среди всех имеющихся ответов на вопрос об особом характере физических законов лишь этот выдерживает критику. Впрочем, так оно или нет, каждый может решать сам.    

На ФБ: https://www.facebook.com/fireflect/posts/2915965161774048

Комментировать Всего 30 комментариев

После записи этого ролика, я добавил разбор еще нескольких время от времени высказываемых ответов в текст. Хотя ответов в итоге набралось и немало, почти все они не выдерживают самой элементарной критики. Но они высказываются, тем не менее, видными физиками и философами, поэтому я их разбираю. Почему некоторые видные физики и философы предлагали и предлагают нелепые ответы на вопрос о познаваемости мира — любопытный вопрос, оставленный за скобками этих двух видео.

Не думаешь ли ты, что стоит сослаться на конкретных мыслителей, придерживающихся той или иной точки зрения? 

Мой перевод by the skin of our teeth - "на пределе наших возможностей".

Спасибо, Алеша, я поставил "на пределе сил". На конкретных авторов, предлагавших нелепые ответы, ссылаться не хочу, ибо не хочу никого позорить. Вдобавок, мне не интересно доказывать, что правильно понял каждую запятую и оттенок смысла великих мастеров, что правильно приписываю идею тому, а не иному лицу. Я разбираю идеи, а не авторов. Авторов же, давших глубокие ответы, я постоянно цитирую, хотя здесь в меньшей степени.

Кстати, согласно Мише Эпштейну, постмодернистский ответ близок к пренебрежительному: "есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам".

Насколько я знаю, постмодернисты ссылаются на то, что поскольку наш опыт ограничен, из ограниченное количество фактов можно втиснуть в неограниченное количество объяснений. Отсюда иллюзорность нашего знания. Вдруг в конце концов окажется, что никаких законов нет? Предсказательная сила теорий при этом игнорируется, конечно. 

Наверное, нужно также подчеркнуть, во избежание недоразумений, что наши познания, несмотря на их масштаб, ни в коем случае не претендуют на полноту. 

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

Что ж, разберем и это. Сейчас пробегусь, позавтракаю и разберу :) Вообще моей заботой при написании этого сочинения было  не упустить каких-то достойных внимания ответов, с одной стороны, и не попасться в ловушку борьбы с бесконечными головами Гидры, с другой.

Эта голова вздымается выше других.

Приведу этот аргумент в более развернутом виде. 

Западной культуре последних веков по тем или иным причинам свойственно стремление все упорядочить и расставить аккуратно по своим местам. Мы склонны замечать то, что вписывается в наши представления об упорядоченности мира, не замечая его фундаментальной хаотичности, того, что смерть бабочки в Бразилии может вызвать ураган во Флориде. Мы не выносим противоречий и стремимся устранить их любым путем. Это тоталитарность нашего западного, лого- и фаллоцентричного мышления. 

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров, Светлана Горченко

Понятно, спасибо, Алеша. А кто автор?

Это сумма аргументов, взятых мною из разных источников. Ты можешь встретить подобные мысли и у Умберто Эко в "Имени розы", и у Фуко, и у более близких нам мыслителей. 

Мы с тобой принадлежим к узкой группе, которой удалось навязать обществу свой "нарратив", нам нельзя верить, поскольку у нас не представлены меньшинства с другим складом ума. Вот, когда будут равномерно все представлены, тогда и поговорим.

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

Добавил к "Постмодернистскому ответу", Алеша, стараясь отразить сказанное тобой. Ничего не упущено?

Немножко упущено. Как ты сам помнишь из дискуссий с одним философом, он все время утверждал, что то, что мы называем "фактами", есть факты только для нас, ученых. Типа того, что фактами для нас являются показания приборов, не как для простого человека. 

Но, как бы то ни было, на мой взгляд, ты прекрасно показал, что в пределах разума "креационистский" ответ является наилучшим. Я согласен, и думаю, что многие из тех, кому этот ответ не нравится, поняли это давным давно. И отказались от разума.

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

Добавил еще туда же. Пойдет теперь?

Лёша , дорогой, я ничего не понимаю. Это про Умберто. При чем тут роман(роман) о средневековье "Имя розы"?! Ты теоретические работы Эко читал ? Как можно судить о мыслителе по репликам его персонажей в условном и полифоническом  пространстве романа ? 

Миша, я заранее согласен, может, я его не понял. Будем считать, что Эко здесь не при чем. 

Миша, не упустил я в своем обзоре каких-то заслуживающих внимания ответов, на твой взгляд?

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Алёша, у меня впечатление, что ты не упустил ничего. Но вдруг я ошибаюсь ?;) 

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik, Алексей Буров

Так какой из ответов ты считаешь наиболее заслуживающим внимания?

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

И все мои "возражения" там адекватны и понятны? 

На мой взгляд,вроде бы  да, хотя буду ещё и ещё перечитывать. 

Спасибо, Миша! Твое внимание и понимание мне всегда очень важно. Именно поэтому я с тобой иной раз отчаянно спорю :^)

Мыслитель, понявший математику

Алексей Цвелик перевел предисловие книги недавно ушедшего философа, проф. Иерусалимского Университета Марка Стейнера "The applicability of mathematics as a philosophical problem". Спасибо, Алеша! Стейнер соединял в себе то, что соединяется очень редко: прекрасное знание и понимание математики и философский дар. Плодом этого и явилась та совершенно уникальная, блистательно написанная книга. То, на что мы лишь коротко указываем в своих пифагорейских выступлениях, там показано в деталях и с глубоким знанием дела.

О сциентизме

Сциентизм — это прежде всего самоуверенная ограниченность сугубо научного взгляда на мир. Она почти фатальна: конкуренция в науке весьма высока, успех требует самоотдачи в выбранном деле, фокусировки усилий в специальности. В итоге происходит отрицательный отбор: вершины достигают скорее те, кто наиболее успешно избавился от от всего прочего, кроме специального.

Этот фактор работал уже в середине XIX века, порождая тогдашних нигилистов, и далее адептов научно просчитанного правильного тоталитарного порядка. Тургенев вывел Базарова, Ницше писал о "духовном илотстве" ученых. Таковыми не были создатели новой физики XX века, хотя в молодом Дираке эти черты просматриваются. Планк, Эйнштейн, Гейзенберг много внимания уделяли музыке. Шредингер, Бор, Гейзенберг были глубоко образованны в философии. Паули был многолетним другом Юнга, и им было о чем поговорить за частыми совместными ужинами. Уже в то время в науке господствовал тип Базарова, но самые главные открытия делали не Базаровы.

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич, Светлана Горченко

"Уже в то время в науке господствовал тип Базарова, но самые главные открытия делали не Базаровы."

Очень к месту тут вспомнить именно литературный тип Базарова, абсолютизировавшего опыт, практику. Примечательно, что именно этот упрощённый взгляд на роль науки (сциентизм), увязанный с цинизмом в социальном поведении индивидуума, легко привился в российском обществе. Тут легко отбрасываются всякие моральные нормы, культурные ценности. Революционная братия проповедовала достижение цели - разрушение - любыми путями и средствами. Соцреализму этот образ Базарова очень пригодился. Может быть, в этой базаровщине следует искать  истоки кризиса российского общества. И сознание никуда не сдвинулось и не сдвинется,. И никакой интеллектуальной элиты европейского уровня не сформировалось и не сформируется там, где веками борются за социальную справедливость. И философия не появится, и религия не пустит глубокие корни, пока не будут изгнаны из мышления социальные признаки.

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

"тип Базарова, абсолютизировавшего опыт, практику"

Тут ведь весь вопрос в том, какой опыт и какая практика абсолютизируются, а какие изгоняются, дорогой Эдуард. Возведение животного и механического в культ, изгнание небесного и таинственного. "Природа не храм, а мастерская, а человек в ней — работник" по Базарову. А по Эйнштейну и его друзьям — храм прежде всего, и высшее в человеке — космическое религиозное чувство. А потом уже и мастерская, конечно, для нужд храма прежде всего. 

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич, Alexei Tsvelik, Светлана Горченко

Вспомните, как умер Базаров. Он был человеком промежуточного времени - его нравственные ценности не согласовывались с его идеологией, голова и сердце тянули в разную сторону. Однако, вечно так продолжаться не может, либо то, либо другое начало возьмут верх.

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

Если бы в научном социализме не было привлекательного фасада правильного общества с окончательно решенными вопросами социальной справедливости, он никому не был бы интересен. Что скрывалось за этим замечательным фасадом, стало раскрываться лишь постепенно и не для всех сразу. Итальянский Базаров, например, Бруно Понтекорво, даже в 1950 году, в возрасте 37 лет, был в этом отношении "полным идиотом", по собственному заключению, сделанному в 1992 году, незадолго до смерти. 

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Итальянский Базаров,

Очень удачно Вы, дорогой Алексей, назвали Понтекорво итальянским Базаровым:). Я не знал (уже уехал) про заключение, которое он сделал в 1992-м, что был " полным идиотом". Таким он  мне и казался ( я был знаком с его красавицей дочерью), да так и не решился допросить её про папеньку...

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

"...Базаров. Он был человеком промежуточного времени"

Может быть, метафорически это то, что происходит с Россией. Она живёт, увы, который век в промежуточном времени. Кстати, эту метафору можно обратить и к созидателю мощнейшего в русской литературе образа Базарова. Я имею ввиду Тургенева, который прожил  до самого конца именно так - когда "голова и сердце тянули в разные стороны", прожил неподалёку, в пределах видимости, от дома  музы его, замужней певицы Полины Виардо... И, в этом смысле, не так уж Вы и не правы в споре с вашим всезнающим оппонентом:) - конечно, приписывать Умберто Эко то, что говорит его герой - прямолинейно, в некотором смысле есть перебор.... Но, увы, дело обстоит именно так: можно, можно судить о Писателе ( если он к тому же и мыслитель, а потому и настоящий Художник) по репликам его персонажей в "пространстве романа".. . В художественном произведении герой - непременно рефлексия того, что думает и чувствует Писатель. Убедиться в этом, порой, удаётся, отыскав  и подходящие факты  в биографии Художника. Что совершенно в рамках  серьёзного  литературоведческого исследования.

Если же вернуться к метафоре моей выше,  то обобщённо Базаров - это и то, что происходит с личностью, с желанием человека жить интенсивно и с пользой, с  желанием, становящимся опасным , когда на протяжении веков культурная, политическая жизнь российского общества не проживалась в полную силу, не проходила глубоких религиозных испытаний.

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Плутарх. “Исида и Осирис.”

“Но как солнце, луна, небо, земля и море являются общими для всех и только называются у разных людей по-разному, так для единого, все созидающего Разума, и для единого, всем распоряжающегося Промысла, и для благотворных, во всем распространенных сил у разных народов существуют разные почести и названия.... некоторые, сбиваясь с пути, соскальзывают в суеверие, а другие, избегая суеверия как трясины, опять-таки неожиданно скатываются, как в пропасть, в безбожие.”

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik, Светлана Горченко

Мне очень понравилась заглавная картинка. Прямо вот все ее детали - и поза, и галстук, и булавка и формулы и графика в рамке (не знаю что там изображено, но допускаю что это по теме - пифагоровы штаны, о которых я в детстве слышала поговорку).

Надо понимать, это ваш ответ на поставленный Буровым вопрос? Тогда надо его включить в список!

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров