В продолжение темы откровенной лжи.

"Омские врачи, которые первыми обследовали политика Алексея Навального собираются разобраться в причинах расхождения своих результатов с данными немецких коллег. Об этом сообщает агентство «Интерфакс» со ссылкой на заместителя главного врача больницы скорой помощи в Омске Анатолия Калиниченко. Он сказал, что надо выяснить: была ли ошибка российских специалистов или же сведения, поступающие из Германии – дезинформация." https://echo.msk.ru/news/2698049-echo.html

Нет сомнений, что вопроса такого на самом деле у Калиниченко нет, потому как ответ он и так знал сразу, да еще и получил подтверждение от тех людей в штатском, что свободно устроились в кабинете глав. врача, так что и анализов можно было не делать. Это немцам надо было делать анализы, вылавливая остатки ядов после омского промывания Навального. Трудно сомневаться и в том, что Калиниченко и все кто над ним прекрасно понимают, что его вранью никто не поверит. Врут, зная, что им никто не поверит, и все равно врут. Но тогда зачем врать, не теряется ли смысл лжи? Дело в том, что смысл тут иной, он не в обмане. Откровенная ложь — это фирменный путинский стиль, и следование ему есть знак преданности, присяга на верность.  Идея такой присяги принадлежит Чжао Гао, могущественному евнуху конца династии Цинь, конец III века до н.э., умышленно назвавшему оленя лошадью, и потребовавшему придворных высказаться, так ли это. Те, кто согласился, что это лошадь, сохранили свое положение; судьба остальных была незавидна. Отсюда идет китайская пословица "называть оленя лошадью". Присягать таким образом не развращенному человеку трудно, надо преодолевать тошноту и потом ходить как оплеванному — но в том ведь и сила придумки Чжао Гао. Ну и оно только первый раз трудно, а там уже легче идет, и даже удовольствие можно получать. Это развращение не только чиновников, но и экспертов — одно из главных достижений Путина. Оно останется и после него, и будет работать.

Использование откровенной лжи нарастает и в Штатах. Когда, под давлением революционных начекистов (woke), руководители университетов и лабораторий соглашаются, что в их учреждениях есть системный расизм и его надо исправлять, они делают ровно то же, что и осторожные китайские придворные перед Чжао Гао, и что демонстрирует г-н Калиниченко перед путинскими опричниками.