Все записи
МОЙ ВЫБОР 23:43  /  27.09.20

1201просмотр

Пифагорейская вера Кеплера и Галилея

+T -
Поделиться:

Об отцах физики написано много книг и статей, в разной степени подробности, академизма, художественности и популярности. Целью этой заметки является лишь одно: подчеркнуть особый общий аспект мировоззрений Кеплера и Галилея, называемый мной пифагорейской верой или верой физики. Важность этой веры в том, что она задает как возможность глобального или космического познания, так и его высшую ценность, а лучше сказать, святость. Сама эта вера является синтезом библейских и платонических представлений о мире и человеке — синтезом, сложившимся за века от Античности до Ренессанса. Приведу основные моменты этой веры.

  1. Теизм: мир создан всеблагим и сверхмудрым Богом. Этот принцип указывает на единство мира, на его высшую красоту, разумность и ценность его познания как особого причастия Создателю.  Это убеждение — общее для Библии и Платонизма. Его альтернативы — мир есть порождение бессмысленного начала, хаоса (хаосогенез), порождение многих конфликтующих богов (политеизм), или принципиальное неприятие любого ответа об истоке, причине, резоне мира (скепсис). В любом из этих альтернативных вариантов нет смысла искать познания вселенной. 
  2. Трансцендентность: мир не является ни богом, ни живым существом. Это библейский принцип, противостоящий платоническому учению о вселенской Душе, пантеистическим учениям. Его важность — в открывающейся свободе физического эксперимента, снятие беспокойства о его возможном неблагочестии.
  3. Богосыновство: человек создан по образу и подобию Творца, своего Небесного Отца. Отсюда следует вера в возможность подлинного, а не иллюзорного, познания Космоса. Этот принцип — общий для Библии и Платонизма. Христианское понимание любви как сущности Бога придает дополнительную силу этому принципу и святости познания.
  4. Божественность математики: совершенный мир математических идей принадлежит уму Бога и полностью доступен человеку.  Отсюда следует уникальное значение математики, как причастия божественному через умозрение ясных и отчетливых истин. Это платонически-пифагорейский принцип, принятый христианскими платониками. Математика, порождаемая этой интуицией, подчинена особой эстетике элегантных форм разума, она открывает красоту вечных узоров идей.
  5. Математичность материи: материальный мир структурирован каркасом математических идей. Это пифагорейская догадка, центральная для физики; она есть нить Ариадны в поиске законов природы. Математика, в этом ключе, есть не просто набор каких угодно формул и доказательств, но лишь элегантных форм (небанальных, но простых, симметричных, с богатым набором решений, с неожиданными связями). Основная историческая альтернатива — мир наполнен разнообразными живыми и мыслящими духами, которые и отвечают за все происходящее, от движений планет до течения ручьев и цветения полей. Такой мир было бы немыслимо описывать формулами.  

Во избежание недоразумений подчеркну, что сформулированные принципы пифагорейской веры, как и ее наименование, в этом конкретном виде принадлежат автору этих строк, они не считаны ни с каких постановлений или определений соборов или патриархов, хотя и не противоречат Символу Веры, и существенно пересекаются с ним. Эти принципы, однако, не выдуманы и не произвольны: они выразительно присутствуют в текстах отцов математической физики, составляя то мировоззренческое семя, из которого физика и произросла. В том или ином виде эти принципы формулировались историками науки как важнейшие для ее возникновения и развития. Ниже приводятся отдельные цитаты Иоганна Кеплера и Галилео Галилея, раскрывающие пифагорейскую веру каждого из них.  Добавлено также несколько цитат из книги Артура Кестлера "Лунатики", статьи Вольфганга Паули "Влияние архетипических идей на научные теории Кеплера" (1952) и книги Игоря Сергеевича Дмитриева "Упрямый Галилей" (2015)    

 

ИОГАНН КЕПЛЕР (1571-1630)

Кеплер никогда не думал о том, чтобы сделаться астрономом. Ранняя его заинтересованность Коперником была всего лишь одной среди мно­жества других; возникла же эта заинтересованность не по причине любопытства к астрономии, как науке, но по причине мистических приложений гелиоцентрической вселенной. (Артур Кестлер, "Лунатики", 1959)

Он очень любил загадки и тонкие остроты, более всего уделяя внимания аллегориям, которые он разрабатывал до мельчайших деталей, пускаясь в самые даже отда­ленные сравнения. Ему нравилось создавать парадоксы и (…) больше всех предметов любил он математику. (Кеплер о себе в юности, из дневника)

Пути, посредством которых человечество приходит к озарениям в плане небес, мне кажутся столь же важными для рассмотрения, как и сами эти проблемы (Кеплер, цитата Паули).

… порыв, что вел Кеплера, не был нацелен на какие-либо практические преимущества. В лабиринте кеплеров­ского ума нитью Ариадны становится его пифагорейский мистицизм, его религиозно-научный поиск гармонической вселен­ной, управляемой совершенными хрустальными формами или совершенными аккордами. Именно эта нить вела его сквозь неожиданные повороты и головокружительные вращения, в тупиковые ответвления и из них, по направлению к первым точным законам природы, к заживлению тысячелетнего провала между астрономией и физикой, к математизации науки. Свои молитвы Кеплер произнес на языке математики и извлек из своей мистической веры математическую Песнь Песней…. Здесь, наконец-то, было ликующее опровержение пещеры Платона. Живой мир не является более тусклой тенью реальности, но танцем самой Природы, для которого Господь подобрал мелодию. Слава человека лежит в его понимании гармонии и ритма танца, само же понимание стало возможным посредством божественного дара мышления посредством чисел (Кестлер)

…эти числа радуют меня, потому что они выражают количества, то есть, нечто, существовавшее еще до небес. Количества были сотворены в самом начале, вместе с сутью; а вот небеса были созданы только лишь на второй день. (…) Идеи количества всегда были и постоянно воплощены в Боге извечно; они являются Богом самим. В этом плане соглашаются и языческие философы и учителя Церкви (Кеплер, Mysterium Cosmographicum, Предуведомление Читателю).

Только числа мы понимаем пра¬вильно, и если набожность позволяет так сказать, наше понимание здесь будет того же рода, что и Божественное. (письмо 1599)

Геометрия – единственная и извечная, принадлежит Уму Бога. Людям она открывается в силу того, что человек есть образ Божий. (из письма 1599г.)

Знать – означает сравнивать воспринятое извне с внутренними идеями и решать, соответствует ли одно другому – процесс, который Прокл прекрасно выразил словом «пробуждение». Как вещи из внешнего мира, доступные нашему восприятию, заставляют нас вспоминать нечто испытанное ранее, так и осознанный чувственный опыт вызывает интеллектуальные идеи, которые уже находились внутри; то, что было в душе под вуалью возможности, теперь сияет в реальности. Как же тогда они [идеи] нашли вход? Я отвечу: Все идеи или формальные понятия о гармонии заложены в существах, обладающих способностью рационального восприятия, а вовсе не приобретаются путём дискурсивных рассуждений. Они исходят из естественного инстинкта и являются врождёнными, как число лепестков в цветке яблони или ячеек в ее плоде.(Паули цитирует Кеплера)

Когда всемудрый Создатель замышлял сделать все столь благим, красивым и возвышенным насколько возможно, Он не нашел ничего, что было бы лучше, красивее и возвышеннее Его самого. Поэтому, когда Он замышлял в Своем Уме телесный мир, Он избрал для него форму настолько близкую к Себе, насколько возможно. (Паули цитирует Кеплера)  

[Это почти дословный пересказ платоновского «Тимея», и вместе с тем мост к «лучшему из возможных миров» Лейбница — AБ]

Неважно, будет ли моя книга прочтена современниками или людьми будущего; она может и подождать своего читателя сотню лет. Сам Бог ждал шесть тысяч лет, пока его работа не была увидена." - писал Иоганн Кеплер, увидевший "работу Бога. (Кеплер, Гармония Мира, 1619)

"Во все времена и во всем мире имелись люди-практики, поглощенные "несокрушимыми и неподатливыми фактами"; во все времена и во всем мире существовали люди с философским взглядом на вещи, которые были по¬глощены сплетением общих принципов. Именно этот союз страстного любопытства к мелким фактам с рав¬ной преданностью к абстрактным обобщениям сформировали абсолютную инновацию в нашем нынешнем обществе." [А.Н. Уайтхед, Наука и современный мир, 1953]

Этот новый подход определил климат европейской мысли в последние три столетия, он выделил современную Европу среди всех остальных цивилизаций прошлого и настоящего времени и дал ей возможность трансформировать ее естественное и социальное окружение столь же полностью, как будто бы на нашей планете возник совершенно новый вид людей. (Кестлер, комментируя цитату Уайтхеда)

[Для этого требуется вера в исключительную силу общих принципов во вселенной, в способность человека эти принципы находить и в великое значение этого поиска. — AБ]

«Когда бушует гроза, и государству грозит кораблекрушение, мы не можем сделать ничего более благородного, чем опустить якорь наших мирных исследований к основанию вечности.» (Кеплер, из письма, ноябрь 1629) 

Так писал Иоганн Кеплер в ноябре 1629 года, за год до смерти. Вокруг полыхала страшнейшая тридцатилетняя война. На последние деньги он сооружал печатную мастерскую в своем доме.

 

ГАЛИЛЕО ГАЛИЛЕЙ (1564-1642) 

“Вселенная есть Великая книга, постоянно открытая нашему взору. Эта книга написана на языке математики, без знания которого в ней не понять ни единого слова, без которого человек лишь тщетно блуждает по тёмному  лабиринту”. (Галилей, Пробирщик, 1623)

«Законы природы неизменны, и в этом смысле неизменна сама природа. Бог, разумеется, может создать иную природу, но, будучи созданной, она уже остается сама собой… никакие природные явления, как те, что наш чувственный опыт представляет перед нашими очами, так и те, что необходимым образом доказаны, не нужно подвергать сомнению на основании библейских текстов, смысл коих может оказаться гораздо глубже буквального».» (Галилей, полемика с перипатетиками, цит. по И.С. Дмитриев, Упрямый Галилей)

 “Не думаю, что Создатель Вселенной наделил нас чувствами, разумом и интеллектом, чтобы мы отвергали их, стремясь постигнуть Его Творение." (Галилей, Пробирщик)

"То, что пифагорейцы выше всего ставили науку о числах и что сам Платон удивлялся уму человеческому, считая его причастным божеству уже только потому, что он разумеет природу чисел, я прекрасно знаю и готов присоединиться к этому мнению". (Галилей, Диалог о двух системах)

… человеческий разум познаёт некоторые истины столь совершенно и с такой абсолютной достоверностью, какую имеет сама природа; таковы чистые математические науки, геометрия и арифметика; хотя Божественный разум знает в них бесконечно больше истин… но в тех немногих, которые постиг человеческий разум, я думаю, его познание по объективной достоверности равно Божественному, ибо оно приходит к пониманию их необходимости, а высшей степени достоверности не существует. (Диалог)

Бог не менее открывается нам в явлениях природы, нежели в речениях Священного Писания. (Галилей, Письмо вел. герцогине Кристине, 1615)

я думаю, что если бы мы устранили уши, языки, носы, то остались бы только фигуры, числа, движения, но не запахи, вкусы и звуки, которые, по моему мнению, вне живого существа являются не чем иным, как только пустыми именами. (Пробирщик)

«Галилей, как христианин, боролся за свободу высказывать истину или то, что он в исторически обусловленном горизонте возможностей верификации научных утверждений искренне воспринимал как истину о мире, сотворенном Богом, и в этом смысле боролся за свободу отстаивать божественную истину перед лицом кого угодно, даже церкви… И, как христианин, он испытывал страх лишь перед одним наказанием — вечности без Спасителя, второй смерти. Религия любви и страха делала его свободным.» (И.С. Дмитриев, последние слова книги)

На ФБ

На ЖЖ

Комментировать Всего 64 комментария

Алёша, прекрасная статья, но как всегда у тебя есть детали , которые показывают твою тенденциозность и несколько портят замечательную, интересную и важную картину, которую ты рисуешь.

В данном случае я имею в виду , например, сознательно искаженное тобой, и именно тенденциозное (иначе не скажешь) описание серьёзной (то есть не сведённой к описанному тобой примитиву) скептической позиции.

Скепсис как осознанная и последовательная в полной мере философская позиция, это вовсе не полагание бессмысленности вопросов о Б-ге, мире и тд, а прямо наоборот. Скептицизм философский, не кукольный и не столь удобный для поверхностной критики - это как раз принципиальное подчеркивание ценности и необходимости вечных вопросов, в том числе вопросов о трансцендентности, Б-ге, космосе , жизни, смерти, страдании и тд. То, что делает скептицизм особенным и ценным , это подчёркивание важности  фундаментальных вопросов, к окончательным ответам же он оставляет за собой  право относится вопросительно и с сомнением. Это принципиально отличается от твоего сознательно искажённого определение скептической позиции. При это не важно, совпадает  ли твоё определение с  определениями словарей. В любом случае , скептицизм открыт к выслушиванию и пониманию тех, кто готов подвергнуть скепсису сам скептицизм 

Спасибо за внимание и комплимент, Миша!

О скепсисе в статье сказано только один раз: "утверждение бессмысленности самого вопроса об истоке, причине, резоне мира, неверие в любой ответ (скепсис)."

Никакой критики скептицизма вообще здесь нет, он лишь бегло отмечен как одна из альтернатив теизму. Так что мне непонятно, в чем здесь моя тенденциозность и чему ты собственно возражаешь. Использованию слова "скепсис" для обозначения указанной позиции? А какое слово, по-твоему, для нее более подходит?

Алёша, я и не говорил о твоей критике скепсиса, я говорил о неточности описания, которая проявляет твою тенденциозность. То, что ты назвал скепсисом скорее похоже на позитивизм.  Добавленное тобой описание "неверие в любой ответ" - тоже тенденциозно. Скепсис, приветствуя фундаментальные вопросы и необходимость так называемых "вечных вопросов", которые потому и вечны, что,   не впадая в догматизм,  на них невозможно дать однозначный  ответ, методично противостоит любому догматизму, а позиция "неверия в любой ответ" - догматична. Сомнение при понимании важности вопроса , интерес к ответу при сохранении сомнения,   и "неверие в любой ответ" это не одно и то же. 

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

Миша, по твоему же описанию, скептик не верит ни в один из ответов на терминальный вопрос. Некоторые скептики могут эти вопросы и приветствовать, как анестезию, или из любви к искусству или к друзьям, или к вопросам без ответов, или еще ради чего, это уже различения внутри скептицизма. Позитивизм, при такой дефиниции, есть разновидность такого терминального скептицизма. 

Твоя попытка переименовать вечные вопросы в "вопросы терминальные" - тоже тенденциозна, Алёша. На мой взгляд, неверие есть активная позиция отрицания не только ответов, но и вопросов. Скепсис поддерживает вопросы и их значимость, но не поддерживает попытку лишить вопрос статуса вечности. 

Терминальный вопрос — так я обозначаю вопрос о терминусе, о первопричине всего. Не вижу в таком наименовании никакой тенденциозности. 

Неверие, по определению, есть отсутствие веры. Как у описанного тобой скептика. При этом неверующий ни во что может приветствовать любые вопросы и даже ответы по 1001 причине. Пусть себе будут, пусть цветут все цветы. Пусть тешатся дети. Вера для того ему не требуется. 

А где ты видишь "попытку лишить вопрос статуса вечности"?

Неверие - да, согласен, Алёша, отсутствие веры. То есть некое состояние вполне статичное догматическое. Это не скепсис.  Сомнение же и вера, на мой взгляд,  принципиально связаны: вера возможна только там,  где есть сомнение и наоборот. Вопрос о первопричине - вечный вопрос, на него невозможно дать ответ, который устроит (хотя бы в перспективе) все человечество сразу. Если терминальный вопрос это только  вопрос о первопричине , терминусе, то ОК, претензию к терминальному термину  терминально снимаю ;) 

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

А как же ты тогда назовешь философскую позицию, состоящую в принципиальном априорном неверии ни в один из терминальных ответов, Миша? Ее-то я и назвал скепсисом. Позитивизм, как я уже отметил, не годится, это особый частный случай.

А если вместо «скепсиса» -

нигилизм? По смыслу вроде подходит, не заумно и интуитивно понятно.

Скепсис же про сомнения, а не про отрицание познаваемости, нет?

А в целом -

Про познание - просто волшебно, про веру как таковую убедительно, но про исключительность христианства как разновидности веры... Вот как-то не очень:((

Светлана, тут я согласен с Алексеем (и не только с ним, а, пожалуй со всеми серьёзными аналитиками, занимавшимися этим вопросом) , что христианство действительно исключительное и парадоксальное (во многих смыслах) явление в числе мировых религий. Алексей уже неоднократно упоминал одного из самых мощных специалистов по религиям мира Мирче Элиаде, который смог кратко описать уникальность христианства в контексте проблем человеческой религиозности и экзистенции в целом. Сейчас найду этот отрывок и приведу в следующем комменте. 

« христианство действительно исключительное и парадоксальное (во многих смыслах) явление в числе мировых религий»

Разумеется, это так.

Но мы же говорим о совершенно конкретном -  о "пифагорейской Вселенной" и ее познаваемости. Здесь вполне достаточно Веры как таковой. Частности скорее мешают.

Аргументы Алексея мне кажутся убедительными в этом отношении. Иначе затруднительно объяснить появление современной науки исключительно в Западной Европе. Тут есть ещё один элемент, значение которого А. Буров не учитывает, я о нем пишу, например, вот здесь: Трагедия средневекового сознания

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

«появление современной науки исключительно в Западной Европе»

объясняется некими факторами -  как и  появление человечества миллионы лет назад в Африке.

Западная Европа - колыбель науки. И современной цивилизации как таковой. Это не помешало человечеству стать глобальным, а науке как науке - универсальной. Мало ли где у кого колыбель:)).

Есть некая дорога (восхождение), по которой идёт человечество. от Африки через античность, через Западную Европу. Какую-то (очень важную) роль на этом пути сыграло христианство.

Делает ли это его (христианство) системообразующим  на протяжении дальнейшего восхождения? Возможно, да, возможно, нет.  Мне не хватает аргументов для самоопределения в этом пункте. Похоже, не только мне.

С прошлым как бы да.  Бесподобно-гармонично. С будущим (христианство как компас  в развитии цивилизации в научной парадигме)... Ну, вопрос пока.:))

С этим - согласен , Светлана. Но проблема , на которую указывает Алексей серьёзна 

«Проблема, на которую указывает Алексей, серьёзна»

Как бы Вы сформулировали эту проблему? И в чем ее серьезность для настоящего и будущего?

Я думаю, Светлана , это проблема культурной рефлексии и фундаментального гуманитарного филологического образования, без которого все превращается примерно в это:

"Доцент журфака МГУ: "В этом году мы набрали инопланетян"“Нез наю”, “генирал” и “через-чюр” — возможно, именно такое написание слов мы увидим в газетах лет через пять, когда нынешние первокурсники факультета журналистики МГУ получат свои дипломы. Вот такие феноменальные результаты продемонстрировали набранные с помощью ЕГЭ студенты, среди которых есть даже стобалльники.Как и ожидалось, проверочные работы новобранцев в вузах обернулись скандалом. Подробнее об этом рассказала доцент кафедры стилистики русского языка Анастасия Николаева.— Первокурсники журфака только что написали проверочный диктант по русскому языку. Подтвердили ли они оценки, с которыми поступали?— Установочные диктанты для выявления уровня знаний первокурсников мы пишем каждый год. Обычно с ними не справляются 3—4 человека. Но результаты этого года оказались чудовищными.Из 229 первокурсников на страницу текста сделали 8 и меньше ошибок лишь 18%. Остальные 82%, включая 15 стобалльников ЕГЭ, сделали в среднем по 24—25 ошибок. Практически в каждом слове по 3—4 ошибки, искажающие его смысл до неузнаваемости. Понять многие слова просто невозможно. Фактически это и не слова, а их условное воспроизведение.— То есть?— Ну что такое, например, по-вашему, рыца? Рыться. Или, скажем, поциэнт (пациент), удастса (удастся), врочи (врачи), нез наю (не знаю), генирал, через-чюр, оррестовать. Причем все это перлы студентов из сильных 101-й и 102-й групп газетного отделения. Так сказать, элита. А между тем 10% написанных ими в диктанте слов таковыми не являются. Это скорее наскальные знаки, чем письмо. Знаете, я 20 лет даю диктанты, но такого никогда не видела. Храню все диктанты как вещдок. По сути дела, в этом году мы набрали инопланетян.— У вас и правда был такой слабый набор?— В том-то и дело, что формально сильный: средний балл по русскому языку — 83. То есть не просто “пятерка”, а “суперпятерка”, поскольку отличная оценка по русскому языку в этом году начиналась с 65 баллов. И это очень скверно, поскольку, когда ребята завалят первую же сессию, нам скажут: “Вы получили “супертовар”. А сейчас ребята не могут воспроизвести простеньких русских слов. Как это вам удалось сделать из суперотличников супердвоечников?!”Кстати, в этом году благодаря ЕГЭ победители олимпиад и золотые медалисты не смогли поступить на дневное отделение: все они учатся на вечернем. Мало и москвичей. Впрочем, журфаку еще грех жаловаться. Сколько-то самых безнадежных студентов нам удалось отсечь с помощью творческого конкурса. А вот что получил, скажем, филфак, страшно даже подумать. Это национальная катастрофа!— В чем ее причина?— В какой-то степени в “олбанском” интернет-языке. Однако главная беда — ЕГЭ. По словам первокурсников, последние три года в школе они не читали книг и не писали диктантов с сочинениями — все время лишь тренировались вставлять пропущенные буквы и ставить галочки. В итоге они не умеют не только писать, но и читать: просьба прочесть коротенький отрывок из книги ставит их в тупик. Плюс колоссальные лакуны в основополагающих знаниях. Например, полное отсутствие представлений об историческом процессе: говорят, что университет был основан в прошлом, ХХ веке, но при императрице Екатерине.— С этим можно что-то сделать?— По итогам диктанта прошло заседание факультетского ученого совета.Вырабатываем экстренные меры по ликбезу. Сделаем, конечно, что сможем, но надо понимать: компенсировать пробелы с возрастом все труднее, и наверняка выявятся ребята необучаемые. Да и часов на эти занятия в нашем учебном плане нет. Так что, боюсь, кого-то придется отчислить, хотя ребята не дебилы, а жертвы серьезной педагогической запущенности.— Многих можете потерять?— Не исключаю, что каждого пятого первокурсника. ЕГЭ уничтожил наше образование на корню. Это бессовестный обман в национальном масштабе. Суровый, бесчеловечный эксперимент, который провели над нормальными здоровыми детьми, и мы расплатимся за него полной мерой. Ведь люди, которые не могут ни писать, ни говорить, идут на все специальности: медиков, физиков-ядерщиков.И это еще не самое страшное. Дети не понимают смысла написанного друг другом. А это значит, что мы идем к потере адекватной коммуникации, без которой не может существовать общество. Мы столкнулись с чем-то страшным. И это не край бездны: мы уже на дне. Ребята, кстати, и сами понимают, что дело плохо, хотят учиться, готовы бегать по дополнительным занятиям. С некоторыми, например, мы писали диктант в виде любовной записки.Девчонки сделали по 15 ошибок и расплакалась."

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Михаил, спасибо!

Мне неловко перед Алексеем, у него очень интересный материал, а мы тут оффтопим:))

"проблема культурной рефлексии и фундаментального гуманитарного филологического образования".

Начнем с ЕГЭ.

ЕГЭ - нормальный инструмент для ОТБОРА в вузы, а его используют для того, чтобы "оправдать оплату труда учителей", что портит ВСЁ ! Выше баллы - выше оплата:)), вот  учителя детей и натаскивают. Я пятнадцать лет была членом аттестационной комиссии субъекта федерации (до 2017 года), видела изнутри, могу все подробности описать. 

Нужно: 1. Отделить ЕГЭ от школы. ППЭ (пункты приема экзаменов) сделать независимыми, под камеры, круглогодичными, онлайновыми, право пересдачи - раз в год. Контролировать ППЭ; если вузовская оценка сильно расходится с сертификатной - прокурорская проверка по инициативе вуза.

ОГЭ и мониторинги в школах, без полицейщины, для внутренней диагностики.

2. Разрешить альтернативное образование со сдачей ЕГЭ, ОГЭ и прохождением мониторингов в тех же ППЭ.

Образованность. По минимуму - в школах, по максимуму - во всей сети допобразования (в самом широком смысле, с клубами, студиями, любительскими объединениями  при вузах, библиотеках, музеях, НИИ и т.п.)

Входной диктант на журфаке. Я сама такой писала в 1971 году (журфак ЛГУ, заочное отделение). На 100 человек 80 двоек, 15 троек, четыре четверки и одна пятерка - моя:)) Я корректором работала:)) 

В 80-е была несколько лет членом предметной комиссии по русскому языку в "столичном" университете субъекта Федерации, потом в 2016-2018 в другом субъекте федерации. Да, за эти годы писать стали хуже, но ЕГЭ, нмв, ни при чем.

Учителя стали слабее, потому что в педвузы идут далеко не лучшие, из этих не лучших в школы приходят тоже не самые толковые и уже из них остаются в школах тоже... не самые:))

Не может малограмотный учитель русского языка научить детей как следует! Начальник Департамента образования, бывший филолог, тире и дефис путает! Доктор филологических наук - специалист по древнерусской литературе, декан филфака, - пишет с орфографическими ошибками, ему секретарша тексты правит (мой бывший студент, они за одной партой с ней сидели:))

Во всем остальном ещё хуже, там везде идеология бал правит. От парторгов советских времён до лоялистов наших дней. Какую чушь пишут в научных статьях наши "философини"- конъюнктурщицы!

А дети растут хорошие. Образованных среди них не меньше, чем в наши времена. Но не благодаря системе, а вопреки. Есть  основания для оптимизма!

"Тут есть ещё один элемент..." 

Миша, мне не вполне ясно, какое значение этот элемент сыграл, по-твоему, в зарождении математической физики. Там у тебя ни слова об этом нет.

Да, Алёша, в статье о Босхе только намек, но недостающий у тебя элемент обозначен: сознание христианизированных кельтских и германских племён Вот более подробный  отрывок из ЛК  на этот счёт: 

"Падение Римской империи под ударами варварских германских племен в V веке, через три века завершенное со стороны Пи- ренеев мусульманами, привело к центральному видимому разрыву в ткани мировой истории. Этот разрыв — следствие стадиального наложения и инъекции, в результате которой «предосевое» родовое сознание германцев получило в наследство весь сложнейший комплекс стареющей позднеантичной христианизированной культуры. Племена, жившие или осевшие в эпоху Великого переселения народов на территории громадной империи, должны были пройти собственный путь к осевому времени. Но, разрушив и одновременно неизбежно унаследовав древнейшую культуру, они себя, не ведая того, распяли на кресте чужой мудрости, которая и типологически, и стадиально была от них удалена. В результате травматической инъекции поздних стадиальных «ферментов» в ткань молодых культур возникла новая ситуация. Начавшаяся еще в эпоху римских завоеваний постепенная взаимная диффузия духовных, религиозных и социальных форм послеосевой, сильно рефлектированной и «урбанизированной» эллинистически-римской христианской культуры и энергичной молодой предосевой культуры кельтов и германцев, с их родовым и архаичным мифологическим сознанием, привела к возникновению совершенно нового феномена. Этот новый феномен — западноевропейское средневековье.

Тысячелетие средневековья можно уподобить алхимической колбе, в которой смешались и «варились» два сильнейших реактива. В результате «сварилась» новая (океаническая) европейская культура, сверхдинамизм которой захлестнул весь мир. Все особенности европейского человечества Нового и Новейшего времени есть следствие очередного, исторически определяющего разрыва непрерывности: экзистенциальной драмы средневековья. Последняя спровоцирована «шоковой инъекцией», которую получило варварское «коллективное бессознательное», то есть вся культурная экзистенция в результате ее христианизации и «романизации», а также встречным процессом интенсивной варваризации христианской церковной культуры. Еще одним активизирующим процесс «реактивом» было не столь интенсивное, но, несомненно, важное присутствие высоко рефлектированного арабско-ис- ламского аристотелизма, арабской математики и алхимии сначала на Пиренейском полуострове, затем в схоластической университетской и аристократической культуре всего Запада.

Рождение «цельной» культуры как результата длившейся тысячелетие диффузии в принципе совпа-дает с собственным осевым временем тех варварских (в основном германских) народов, которые когда-то начали новый исторический виток. Таким образом, эпоха Ренессанса становится вторым осевым временем мировой истории и очередным историческим разрывом. Именно с этого момента начинается неуклонная экспансия океанической «кипящей» западноевропейской культуры на все мировое пространство.

Процесс средневековой диффузии культур станет понятнее, если учесть, что практически вся территория Западной Европы была покрыта сетью церковных приходов. Каждый человек, принадлежавший к родовой, в основном аграрной, общности, обладавшей своей архаической картиной мира, своей архаической этикой и своим архаическим гармонизирующим инструментарием, должен был регулярно подвергать себя и реально подвергал на исповеди ментальной инъекции, рефлексивной операции — подробному самоанализу и рефлексии с позиции стадиально и типологически удаленной от него культуры. «Доза» варьировалась в зависимости от образованности и независимости исповедника: чем более образован был священник, тем она была значительней.

Таким образом, разрывность методично вводилась в саму ткань, в тонкую структуру экзистенциальной истории европейской культуры.Представления, связанные с архаической укорененностью человека в природных ритмах, в родовом бытии, оценивались этическим и религиозно высокорефлектированным христианским сознанием как принципиально греховные и дьявольские, и эти оценки постепенно вводились в ментальное тело «немотствующего большинства», порождая экзистенциальные парадоксы языческо-христианского суеверия и глубинного религиозного страха. Борьба, носившая экзистенциальный характер, жила в психике каждого человека на протяжении многих поколений. Душа средневекового человека безотчетно, сама того не ведая, страдала от ментальной крестной муки и ужаса, этой постоянно сжатой в ее глубине, на уровне коллективного бессознательного, пружины.В конце концов эта пружина сорвалась, и в результате этого разрыва родилась культура, обладающая исключительной «пассионарностью».

Европейский человек обнаружил, что он «свободен» от времени природы. Впервые в истории отчуждение и объективация зашли так далеко, что сознание смогло посмотреть на мир как на потенциально чистый объект, а на себя как  на чистый субъект, чистое зеркало мира . Мир предстал как арена сначала мысленного, а затем реального экспериментирования и поле для реализации теоретических замыслов . (Речь идет о роли и соотношении мысленного и реального эксперимента в науке после Галилея.) Были отброшены все бессознательные и сознательные календарно-ритуальные «экологические табу», свойственные архаическим культурам. 

Из университетской схоластической культуры медленно рождалась книгопечатная «схолаТическая» культура всеобщего образования, культура тюрьмы и клиники, теоретическая и экспериментальная наука, а вслед за ней технологическая цивилизация Нового и Новейшего времени.

Здесь может возникнуть вопрос: почему технологическая цивилизация оказалась возможна только теперь? Ведь исследования по истории физики показывают, что еще греки обладали достаточными знаниями для создания машинной индустрии уровня XVIII века. Почему же этого не произошло? Вполне правдоподобным выглядит предположение, что произойти это могло только в той культуре, в которой были окончательно преодолены архаические механизмы экологической саморегуляции. Ею и оказалась западноевропейская цивилизация, прошедшая тяжелейший искус варварско-христианского средневековья".

"Вполне правдоподобным выглядит предположение, что произойти это могло только в той культуре, в которой были окончательно преодолены архаические механизмы экологической саморегуляции."

Иными словами, представления об одухотворенной (полной духов, наполненной мировой душой) природе должны были быть разрушены. Об этом преодолении ты говоришь, Миша? Если да, то у меня этот пункт идет под номером 2.

В твоём втором пункте, Алёша, насколько я понял, речь идёт о преодолении платонического и неоплатонического представления о мировой душе. Календарные архаические "деревенские", племенные  мифы и ритуалы кельтов и германцев,  насколько мне известно, не использовали  представлений о космической душе.  

Да, Миша, спасибо, я прописал это как историческую альтернативу в п. 5.

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Скепсис это методическое сомнение , эта позиция утверждает,  верит в необходимость и значимость  вечных фундаментальных вопросов. Неверие отрицает значимость  и вопросов, и ответов, так мне кажется , учитывая в том числе оттенки семантики в русском языке. Нигилизм, пожалуй ближе к тому, что ты называешь неверием. Впрочем, нигилизм понятие непростое, после аналитики этого понятия у Хайдеггера особенно. 

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

М.б. в идеале, Миша, это так и есть, то, что я встречал в реальности есть бессильная болтовня. Так называемое "методическое сомнение" есть не более, чем риторический прием, призванный отвергать с порога всякую аргументацию. Те, кто проповедуют такое сомнение, не следуют ему на практике, поскольку иначе б не могли прожить и дня. Про "сложный" нигилизм я уж даже не говорю, может в колбе у Хайдеггера он и был сложным, но так в той колбе и остался.

"Из земли все взялось, и в землю все обратится. Из земли и воды появились все мы... Никакой человек не знает точно, и не узнает наверняка, что следует точно говорить о богах и всех вещах; ежели он чего и скажет точно и верно, то не узнает того; все сущее это вопрос мнений... Человек представляет, будто бы боги должны рождаться, они имеют одеяния и голоса и формы, как у него самого...

Если бы руки имели быки, или львы, или кони,

Если б писать, точно люди, умели они что угодно,

Кони коням бы богов уподобили, образ бычачий

Дали б бессмертным быки; их наружностью каждый сравнил бы

С тою породой, к какой он и сам на земле сопричастен.

Черными мыслят богов и курносыми все эфиопы,

Голубоокими их же и русыми мыслят фракийцы… (перевод Ф.Ф. Зелинского)

Методическое сомнение это не риторический приём, Лёша, а то, что Декартом положено в основание поиска достоверности. Что касается аналитики нигилизма у Хайдеггера, то, по-моему , это эпохальная книга , и ничего общего с "пробиркой" не имеет. Европейский нигилизм

Миша, наблюдение этих явлений в жизни лишний раз убеждает в том, как теория может расходиться с практикой.

Наоборот, Лёша, этот тот редкий случай, когда практика не разошлась с теорией, почитай. 

Я и смотрю и читаю, поэтому вижу совпадение , а не расхождение 

См. комментарий Алеши ниже. 

Хайдеггер, "Европейский Нигилизм"

Спасибо, что напомнил об этой вещи Хайдеггера, Миша. Возможно, я ее перечту — подзабыл уже совсем. А вот отличная цитата оттуда, в самоm начале: 

"Нигилизм есть тот исторический процесс, в ходе которого «сверхчувственное» в его господствующей высоте становится шатким и ничтожным, так что само сущее теряет свои ценность и смысл."

Прекрасно сказано, хоть сейчас ставь эпиграфом. 

Интересно, что Миша, будучи "внимательным читаетлем", умудряется пропускать такие места. 

Щас Миша скажет, кто на самом деле чего пропускает :^)

Вот именно, Алёша!) Весь текст читать не помешает  , чтобы вообще понять , о чем идёт речь. В частности, один из слоев смысла (только один из) , в том, что прямую ответственность за нигилизм несут нигилистические учения -  платонизм и христианство. Каким образом и то, и другое являются началом и выражением исторического нигилизма , что это значит , и согласен ли Хайдеггер с этим диагнозом,  и как Хайдеггер выстраиваетт свою линию, комментируя эти мысли Ницше - это как минимум интересно. А выдирать из контекста "афоризмы" дело нехитрое. В данном случае , как и во многих других, определение даётся для того, чтобы его проанализировать и обнаружить неожиданное. 

А на каком основании, Лёша, ты вдруг решил, что я "пропускаю"? 

А вот, интересно, что я не заметил комментариев ни твоих, Лёша , ни Алёши Бурова на текст Эпштейна памяти С. Хоружего. В частности, на это:  «Со своей позиции неопаламизма, или неоисихазма, Хоружий резко критикует русский религиозный идеализм, от Вл. Соловьева до П. Флоренского и С. Булгакова, как неправославное и вообще нехристианское учение». 

Идейные сражения внутри христианства, и уж тем более внутри православия, сами по себе для меня интереса не содержат, Миша. Поэтому и не комментирую я их. Почему не содержат — поясню уже употреблявшейся мной метафорой. Когда к столу вместо хлеба подают камни, странно спорить о достоинствах ржаного хлеба перед пшеничным.  

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Не вижу так же, Алёша , твоего ответа на идею Ницше, которую разбирает Хайдеггер, что источником и началом европейского и мирового нигилизма является платонический и христианский дуализм миров. Что касается скепсиса, то твоё определение не оставляет ощущения неясности, и не за это я к нему прицепился. Оно является негативной тенденциозной подменой  того, что является необходимым  трезвым взглядом и критицизмом, и способностью ставить под сомнение (что не есть отвергание)  все попытки окончательных ответов на вечные вопросы. А вечные эти вопросы  просто потому, что никому из нас окончательно неизвестно, и не будет известно, пока мы физически живы, что нас ждёт после смерти. Все попытки заглянуть в посмертие только доказывают зыбкость этого предприятия. 

Миша, нигилизм не является темой этого выступления и заметки. Поэтому я и не обсуждаю его здесь. Как и скептицизм (в обозначенном мной понимании) не является — он лишь обозначен как альтернатива теизму. Скептицизм в обозначенном тобой понимании не есть философская позиция вообще, но лишь требование честного, внимательного и вдумчивого разбора данных. Поэтому твою дефиницию, типа "скептицизм есть ум, честь и совесть нашей эпохи" я оставляю за ее автором, а сам пользуюсь чем-то более адекватным. 

Алёша, все же настаиваю на том, что у меня  речь идет именно о философской позиции. Неплохая  статья в этом отношении есть в Википедии: Скептицизм

И все это, включая проблемы нигилизма, на мой взгляд имеет существенное отношение к теме твоей статьи. Ты иногда пользуешься неадекватным определением позиций с которыми полемизируешь. 

Миша, у тебя остались бы возражения, если бы я убрал название обозначенной мной позиции "принципиальное неприятие любого ответа об истоке, причине, резоне мира", не называл бы ее ни скепсисом, ни еще чем?

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Мне кажется, Алёша, в таком варианте это было бы корректнее. 

Но ведь название требуется. Догматический скепсис?  

Может все же название не обязательно ? 

И что же, всякий раз, для обозначения позиции перечислять много слов? Нет, мне нужно название.

догматический скепсис - тяжеловесно. Прям не знаю 

Ну тогда у меня нет лучшего выбора, чем тот, что там и обозначен, Миша. Это позиция того же Рассела, который иногда называл себя скептиком именно в этом смысле, а иногда агностиком. 

Называть же скептицизмом требование честного анализа данных, как ты предложил, я нахожу смешным и нелепым, как я уже и пояснил. 

Алёша, что за странные повороты? ты мне написал следующее: "Миша, у тебя остались бы возражения, если бы я убрал название обозначенной мной позиции "принципиальное неприятие любого ответа об истоке, причине, резоне мира", не называл бы ее ни скепсисом, ни еще чем?

Я тебе ответил, что в таком случае да, возражений по этому пункту не будет. Выбор в любом случае за тобой. Статью о скепсисе Рассела я тебе прислал, его описание скепсиса ближе к моему. 

Вопрос был задан для прояснения характера твоего возражения, Миша. Рассел же был скептиком именно в указанном мной смысле. Это его принципиальная позиция — неприятие никаких ответов о терминусе. А по твоему определению к нескептикам надо относить лишь невнимательных или нечестных или плохо думающих. Платон, например, учивший внимательному разбору данных, будет скептиком по твоей дефиниции. Скептицизм, по дефиниции Аркадьева — это просто ум, честь и совесть нашей эпохи. Такая прекрасная дефиниция.

Та альтернатива теизму, о которой говорю я, вполне может содержать веру в значимость для чего-нибудь терминальных вопросов и даже ответов. Могут верить в пользу теизма для науки, например. Пункт в том, что там не верят ни в один из ответов как в истинный. Нигилизм — близко, но он вообще отрицает любую веру, кроме веры в свое неверие. Возможно, и есть слово лучше, чем 'скепсис' для обозначенной мной позиции, но я его не вижу. Само описание этой альтернативы я слегка уточнил в тексте, убрав оттуда то, что не обязательно.

"Скепсис это методическое сомнение , эта позиция утверждает,  верит в необходимость и значимость  вечных фундаментальных вопросов."

Миша, поясни пожалуйста — в чем, с точки зрения такого методического сомнения, значение ответов на фундаментальные вопросы? Понимаю, что могут усматриваться разные виды полезности ответов или их поиска, но ведь истинность какого-либо ответа скептиком априорно отвергается, верно? 

Если нечто априорно отвергается, Алеша, это уже догматизм, а не скепсис. Скепсис ставит под сомнение, а не априорно отвергает. Более того, только скепсис позволяет нам отделить пространство веры от пространства доказательств. Скептик предлагает не путать то, что мы можем хоть как-то доказать, от того, что принципиально недоказуемо, и оставляет возможность свободы совести в тех особых точках, где мы переступаем границы доказуемого. Свобода совести и свобода выбора веры возможны только там, где уже работает методический скепсис. При этом сам скепсис себя не путает с верой. Веротерпимость и выбор веры  возможы  только там, где есть скепсис. 

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Хорошо, спасибо, Миша. Но тогда, если я правильно тебя здесь понимаю, последовательный методичный скептик, проведя описанный тобой анализ вопроса, может поверить в истинность всех пяти пунктов пифагорейства, не переставая быть безупречным скептиком. Это верно?   

Да, Алёша. А может и не поверить. Это сфера свободы , постоянной открытости к выбору вообще и выбору веры в частности 

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

Замечательно. Кажется, я понял теперь, что ты называешь 'методическим скептицизмом'. На мой взгляд, это есть лишь честный, внимательный, вдумчивый разбор данных. Требование такого разбора. Я тут вообще вижу лишь служение истине, безотносительное к той или иной метафизике. Слово 'скепсис' как я его употребляю, имеет иной смысл — тот, что в расселовой ИЗФ.  

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Посмотрим внимательнее Рассела: 

"Даже когда все эксперты согласны, они тоже могут ошибаться. Точка зрения Эйнштейна на величину преломления света вследствие гравитации еще не так давно отвергалась всеми экспертами, и тем не менее, доказано, что она правильна. И все же, если эксперты единогласны в отношении какого-либо вопроса, то их мнение должно восприниматься неэкспертами как более верное, чем противоположное мнение. Скептицизм, который я отстаиваю, означает лишь следующее: (1) когда эксперты согласны во мнениях, противоположное мнение не может считаться несомненным; (2) когда они не согласны во мнениях, ни одно мнение не может рассматриваться неэкспертом как несомненное и (3) когда они все полагают, что нет достаточных оснований для наличия позитивного мнения, обычный человек поступит правильно, отложив вынесение своего собственного суждения.Эти утверждения могут показаться умеренными, тем не менее, будучи воспринятыми, они могут коренным образом изменить человеческую жизнь.Все мнения, из-за которых люди вступают в борьбу и подвергаются гонениям, принадлежат к одному из трех классов, которые такой скептицизм осуждает. Когда существуют разумные основания для мнений, люди с удовольствием их формулируют и ожидают, что на основании этих мнений можно будет действовать. В таких случаях люди не отстаивают свои мнения со страстью; они спокойно излагают и обосновывают их. Мнения, которые излагают с пристрастием, всегда таковы, что для них не существует достаточного основания; в самом деле, пристрастие есть показатель того, что сторонник данной точки зрения не обладает достаточными рациональными основаниями для ее защиты. Мнения в политике и религиипрактически всегда излагаются с пристрастием. За исключением Китая, человек мыслится жалким творением, пока не выработает определенное мнение по подобным вопросам; люди ненавидят скептиков гораздо больше, чем они ненавидят страстных защитников мнений, враждебных их собственным. Считается, что в соответствии с требованиями практической жизни человек должен иметь определенное мнение по данным вопросам, и что если мы станем более разумными, существование общества станет невозможным. Я верю в противоположное и попытаюсь объяснить, почему я так считаю."

 Б. Рассел Скептицизм

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

Не вижу, Миша, где в приведенном отрывке проведено различие между тем, что назвал скептицизмом ты и что есть просто честный разбор данных, тем, что Рассел называет 'моим скептицизмом' и, уж если на то пошло, тем, что Хайдеггер, вслед за Ницше, называет нигилизмом: 

"Нигилизм есть тот исторический процесс, в ходе которого «сверхчувственное» в его господствующей высоте становится шатким и ничтожным, так что само сущее теряет свои ценность и смысл." 

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

В приведённом отрывке Рассел описывает скепсис близко к тому, как его характеризовал я, только для этого я и привёл этот фрагмент из его статьи о скепсисе, поскольку в споре со мной ты сослался на Рассела. К теме нигилизма у Хайдеггера и Ницше  это не имеет отношения. Это в другом комментарии. О том, что цитируемое тобой определение нигилизма вырвано тобой из контекста я уже писал в этом другом комментарии. 

Миша, беда в том, что твое определение 'скепсиса' неотличимо от простого разбора данных, а в приведенном отрывке Рассела дефиниции скепсиса просто нет. То, что я назвал 'скепсисом', я определил одной ясной фразой — "принципиальное неприятие любого ответа об истоке, причине, резоне мира". Если ты считаешь, что точнее это называть 'нигилизмом' или 'позитивизмом', спорить не буду. Если моя дефиниция оставляет неясность, то в чем?

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Отклик Игоря Сергеевича Дмитриева, автора "Упрямого Галилея"

Я послушал, мне все понравилось. Ваша концепция удачно связывает разные культурные эпохи (Античность и Новое время). Здесь, конечно, можно многое добавлять, в частности, о том, как пифагорейская парадигма завоевывала интеллектуальный мир раннего Нового времени, когда даже идея закона природы с трудом пробивала себе дорогу, выходя за рамки чисто теологических и юридических коннотаций. И еще - Вы очень к месту и правильно упомянули о рождении нового человека, новой ментальности. Это так! То был очень драматичный и опасный антропологический поворот. Ну, и спасибо, что помянули мою книгу.

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik, Светлана Горченко

Паули, из статьи о Кеплере

"The process of understanding nature as weIl as the happiness that man feels in understanding, that is, in the conscious realization of new knowledge, seems thus to be based on a correspondence, a "matching" of inner images pre-existent in the human psyche with external objects and their behavior."

Таким образом, процесс понимания природы, как и чувство счастья в понимании, то есть в осознании приращения знания, представляется основанным на соответствии внутренних образов, предсуществующих в человеческой душе, внешним объектам и их поведению. (перевод мой) 

По сути, эта позиция Кеплера-Паули-Юнга есть воспроизведение платоновой теории познания как припоминания.