Именно так, по декларации М. Цукерберга, теперь будет называться Фейсбук, точнее, тот виртуальный Метамир, Metaverse, который возникнет на его основе. Суть не в переименовании: Фейсбук будет интегрирован в другую платформу, Метавселенную (Metaverse). Это мир, в котором виртуальные объекты сливаются с вполне физическими вещами и событиями в рамках единой ноосистемы. Со временем мы будем общаться не только словами или картинками, но и входить в общую сенсорную среду.

Идея знакомая и давно назревшая. Еще в 2013-м, преподавая в Даремском университете, я подал заявку в самое большое британское агенство, распределяющее исследовательские гранты, Leverhulme Trust, на проект «МетаМир: роль метафизики в создании симулированных миров» (MetaWorld: The Role of Metaphysics in the Construction of Simulated Worlds). Гранта не получил, да вскоре и покинул Дарем, но «МетаМир» остается одной из заветных идей, поскольку философия, и особенно самый ее общий раздел, метафизика, как раз занимается постижением мира в целом. А как его постигать, если не в сравнении с другими возможными мирами? Поскольку параллельные физические вселенные (multiverse) нам пока (а может быть, и навсегда) недоступны, остается создавать метафизические — и их виртуальные, все более реалистические воплощения.

А. Шопенгауэр утверждал: «Мир, мир, ослы! — вот проблема философии, мир и больше ничего!» Но раньше философия главным образом состояла из споров о том, какая модель существующего мира истинна. Фалесовская, где первоначало мира — вода, или Гераклитова, где первоначало — огонь? Гегелевская, где история выступает как самореализация Абсолютной Идеи, или шопенгауэровская, где миром правит слепая, внеразумная Воля? Но с развитием онтотехники ничто не мешает умножать возможные миры, моделируя в них самые разные философские системы. Кому-то захочется жить и мыслить в фалесовском или гераклитовом мирах, кто-то предпочтет гегелевский, марксовский или ницшевский... Как заметил Станислав Лем в своей «Сумме технологии», конструктор-космогоник «может реализовать миры, задуманные различными философскими системами... Он может сконструировать и мир Лейбница с его предустановленной гармонией».

Один из лейбницевских миров

Можно представить такую картину не столь отдаленного будущего. В доме рядом с обычным термостатом висит метастат, регулятор метафизических параметров данного мира.

Муж: Как-то слишком упорядоченно мы живем. Восходы и закаты в одно и то же время, а за окном — все тот же гавайский пейзаж. Надоело. Давай передвинем рычажок в сторону индетерминизма, чтобы хоть что-то неожиданное случалось в нашем мире.

Жена: Хорошо, только не слишком двигай, не до упору. Чтобы не дошло до пожара или взрыва, как случилось год назад у наших друзей-ницшеанцев. Все твердили: «живи опасно!» Подкрути в сторону Ницше, но с поправкой на Лейбница, на предустановленную гармонию.

Раньше, когда в нашем распоряжении был один-единственный мир, философия поневоле была умозрительной, отвлеченной наукой. Когда же с развитием компьютерной техники открывается психофизическая возможность других миров, философия переходит к делу, становится сверхтехнологией нового дня творения. Раньше философ говорил последнее слово о мире, подводил итог историческим свершениям. Гегель любил повторять, что сова Минервы (богини мудрости) вылетает в сумерках. Но теперь философ может стать «жаворонком» или даже «петухом» мировых событий, возвещaть рассвет, произносить первое слово о прежде никогда не бывшем. Философия как наука о первоначалах уже не спекулирует на том, что было в начале, а способна сама закладывать эти начала.

20-й век — век грандиозных физических экспериментов, но 21-й век может стать лабораторией метафизических экспериментов, относящихся к свободной воле, к роли случая, к проблеме двойников и возможных миров. Физические эксперименты переходят в метафизические по мере того, как создаются условия для воспроизведения основных (ранее безусловных и неизменных) элементов существования: интеллект, организм, жизнь, вселенная — уже в их множимом, творимом измерении. От множественных интерпретаций одного мира философия переходит к множественным инициациям разных миров. Как инженер есть производитель механизмов, художник — картин, политик — государственных реформ и законов, так философ есть производитель мыслимых миров.

Конечно, в моем тогдашнем проекте все это было высказано намного суше. Приведу маленький фрагмент на языке оригинала:

«The MetaWorld will be regulated by knobs/categories, such as "causality", "chance", "event," "action", "matter," "objectivity", "perception", and "selfness." By experimenting through their avatars with conditions of different worlds, users will develop their philosophical self–awareness and better understanding of the real world in which they live.

The users ("metaworlders") will act as demiurges constructing worlds from the building blocks of metaphysical universals (or rather multiversals). Another role in MetaWorld will be that of a proteus, a meta-avatar, versatile, mutable, capable of assuming many forms and personalities according to the variety of worlds and conditions».

Итак, не прощаясь с Фейсбуком, можно постепенно входить в новый горизонт МЕТА, который за ним открывается. Уже не просто социальная сеть, а метафизическое многомирие.