Все записи
07:08  /  5.03.16

6293просмотра

Стадии творческого процесса

+T -
Поделиться:

В современных теориях творческого процесса обычно выделяются четыре стадии[1]:

            1. Подготовка. Исследование материала, работа сознания, поиск ответов, обдумывание задач и загрузка их в бессознательное. 

             2. Инкубация. Период недумания, расслабления, отвлечения, когда бессознательное само совершает работу по решению задач, введенных в него сознанием. Часто это происходит во сне или во время отдыха. Период инкубации может продолжаться от нескольких часов или дней до многих месяцев и лет.

            3. Озарение. Неожиданная вспышка, когда бессознательное выдает сознанию итог своей «инкубационной» работы — решение исходной проблемы. Эта вспышка — «Эврика!» — часто происходит в случайное время и в случайном месте.

            4. Проверка. Среди множества образов и идей, выданных бессознательным в момент озарения, производится уже сознательный отбор, подкрепленный профессиональными навыками, и творческая идея подвергается дальнейшей переработке и оформлению, подкрепляется рациональными аргументами.

            Отметим, что из четырех стадий творческого процесса две — рутинные, рабочие: подготовительная и завершающая. Внутри процесса следует выделить наиболее интенсивную его составляющую: творческий акт, охватывающий две средние стадии: погружение в бессознательное (инкубация) и выход из него (озарение). Однако между ними есть еще одна стадия, которая мне представляется центральной, — именно пауза, которая следует за инкубацией и предшествует озарению.

            Инкубация — это длительная, точнее, неопределенная во времени бессознательная стадия, которая может продолжаться  часы, недели или годы. Озарение — мгновенная вспышка, происходящая уже в сознании и предоставляющая результат творческого акта. Это новая матрица со встроенной в нее креатемой. Однако прежде чем новое явит себя сознанию, происходит то, что остается ему недоступно, взрывная трансформация системы, некий «щелчок», переключение от «старого» к «новому». Этот момент, собственно креация, не может быть частью длительного инкубационного бессознательного процесса — и не может быть частью озарения, происходящего уже в сознании. Это скрытое нечто, темный двойник «эврики» (прежде чем она прорывается вспышкой, возгласом удачи и победы), не принадлежит ни бессознательному, ни сознанию, но представляет собой пороговый, дискретный переход между ними — предсознание. Это своего рода предозарение, вспышка нового до его осознания. На этом пороге нельзя остановиться, задержаться — он как бы вырван из хода времени. Это именно творческая пауза, «          ».

             Современные когнитивные исследования позволяют вычленить этот «вневременной», лиминальный момент — и приписать ему некоторое временное значение. Выделяются следующие «микротемпоральные» интервалы познавательной деятельности, отделяющие ее от момента воспринимаемого события:

1. От нуля до 200 миллисекунд (одна пятая секунды) — ощущение и восприятие на материальном уровне, через органы чувств.

2. От 200 до 400 миллисекунд — бессознательное познание (nonconscious cognition), прохождение сигналов через клетки головного мозга.

3. От 500 миллисекунд — сознательное познание[2].

Иначе говоря, сознание включается лишь спустя полсекунды после подачи материального сигнала. Самое интересное, таинственное и, вероятно, творчески значимое происходит именно во втором интервале, между получением этого сигнала, физиологической регистрацией, — и его дальнейшей переработкой в сознании. В течение 200 миллисекунд, между первой и третьей фазами, акт мышления, т.е. трансформации полученной информации, совершается до сознания. Вероятно, в этом промежутке — между чувственным восприятием и сознанием — и размещается та пауза, та темная «эврика», которая лишь позже освещается сознанием и воспринимается как «ослепительная вспышка»: она проясняет новую идею и вместе с тем заслоняет, «затемняет» ее источник. [3]

            Таким образом, расширенная схема творческого процесса включает пять стадий, из которых три срединные (2–4) образуют творческий акт, а центральная, третья — творческую паузу, в которой и происходит переключение матриц.

1. Подготовка: исследовательская, трудовая, рациональная.

2. Инкубация: бессознательная, неопределенная по длительности.

3. «          », пауза, предозарение: предсознательное, "травма рождения".

4. Озарение: мгновенное осознание, «эврика».

5. Проверка: завершающая, рефлексивная, оформительная.

            Эта пауза, или «предозарение», выступает как слепое пятно в сознании. Рефлексия не может поймать тот момент, когда происходит переключение матрицы, не может ничем заполнить этот пробел внутри «          ». Между старой и новой матрицей, какими они предстают в сознании, лежит разрыв. Новая идея может вынашиваться годами: накапливается материал, проводятся разработки, уточняются аргументы — но сама пауза атемпоральна и арефлексивна. Это трещина во времени и в сознании, элементарная единица ничто, «меонема» (от греч. μήδν — небытие). Меонема как выпадение из бытия соответствует креатеме как вхождению в бытие. Такие травматические ссадины несознания покрывают все точки, через которые сознание входит в мир и творит его, закрывая нам путь к познанию того, что творит нас самих: перевязанные «пуповины» бытия в местах его порождения из небытия.

Примечания

[1] Эта схема разработана английским психологом Грэмом Уоллесом (Graham Wallas) в книге «Искусство мысли» (The Art of Thought, 1926). По сути она воспроизводит те стадии творческого процесса, которые были впервые выделены великим математиком А. Пуанкаре в его докладе «Математическое творчество» (1908): «То, что вас удивит прежде всего, это видимость внезапного озарения, — явный результат длительной неосознанной работы. <.... > Эти внезапные вдохновения происходят лишь после нескольких дней сознательных усилий, которые казались абсолютно бесплодными, когда предполагаешь, что не сделано ничего хорошего и когда кажется, что выбран совершенно ошибочный путь. Эти усилия, однако, не являются бесполезными, как можно подумать; они пустили в ход бессознательную машину, без них она не пришла бы в действие и ничего бы не произвела. Необходимость второго периода сознательной работы после озарения ещё более понятна. Нужно использовать результаты этого озарения, вывести из них непосредственные следствия, привести в порядок, отредактировать доказательство». Цит по: Адамар Ж. Исследование психологии процесса изобретения в области математики (1959). М., 1970. http://www.ega-math.narod.ru/Math/Hadamard.htm#ch1_05

[2] О микротемпоральных режимах, в связи с новыми цифровыми медийными технологиями, см.: Hayles N.K. How We Think: Digital Media and Contemporary Technogenesis. Chicago; London: Univ. of Chicago Press, 2012. P. 111–121; Hansen B.N. Feed–Forward: On the Future of 21st Century Media. Chicago and London: Univ. of Chicago Press, 2015. P. 131–135. Огромное значение этих микроинтервалов объясняется тем, что в них могут работать машины познания, т.е. современная компьютерная техника, которая не нуждается в сознании для того, чтобы решать свои когнитивные задачи. 

[3] На языке психоанализа этот момент можно назвать "травмой рождения" (Отто Ранк).

Комментировать Всего 82 комментария

Миша, идея паузы очень интересна, спасибо!

Извини за занудство, не могу-таки пройти мимо все того же, о чем спорили с тобой в прошлой серии, помимо меня, и Алеша Цвелик с Мишей Аркадьевым:

"... современная компьютерная техника, которая не нуждается в сознании для того, чтобы решать свои когнитивные задачи. "

Согласишься ли ты с утверждением, что "лампочка решает свои осветительные задачи"? Часы—свои задачи времяуказывания? Если нет, если ты найдешь такое словоупотребление неудачным, то отчего современная вычислительная машина, в принципе не отличающаяся от набора завязанных друг на друга будильников и лампочек, у тебя приобрела не просто "свою задачу", которую она решает, но даже и когнитивную задачу? Сколько будильников и лампочек надо, по-твоему, завязать друг на друга, чтобы у них появилась "своя когнитивная задача"?

Алеша, у языка конгнитивных наук есть своя метафорика, перерастающая в терминологию. Тебя ведь не смущает "ножка стула" в обыденной речи? Или  "очарованная частица" в физике? Или даже "вычислительные задачи программы" в информатике? Еще один шажок — и пойдет речь о познавательных задачах, если не сводить информатику только к вычислению.  А может быть, у умной техники появятся даже и шахматные, композиторские, художественные, творческие задачи... 

Миша, меня бы это не смущало, если бы вокруг этой когнитивно оздачившейся машины не было столько сказано в защиту неметафоричности ее озадаченности своей проблематикой, и даже не только тобой сказано. Если бы не игнорировался, косвенно и прямо, принципиальный разрыв между мышлением и объектом. Если бы не слышал я ото всюду (не далее как вчера коллеги за обедом убеждали), что человек есть тот же компьютер, только сложный. Тогда принял бы за метафорическую "ножку стула".

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Дорогой Алеша! Прошу прощения, но когнитивистика не отвечает за те пошлости, которые твоим знакомым иногда доводится слышать за обедом. Я очень советовал бы тебе ознакомиться с трудами современной когнитивистики, чтобы решить для себя вопрос, применимо ли к машинному интеллекту (программе) понятие "cognitive tasks". Например,  работы, упомянутые в примечании,  последние два слова которого послужили основанием для твоих возражений. Я все-таки предпочел бы обсуждать центральные тезисы статьи - стадии творческого процесса. А работы, рекомендуемые к прочтению (помимо многих прочих): Hayles N.K. How We Think: Digital Media and Contemporary Technogenesis. Chicago; London: Univ. of Chicago Press, 2012; Hansen B.N. Feed–Forward: On the Future of 21st Century Media. Chicago and London: Univ. of Chicago Press, 2015.  

Миша, за "пошлости" прошу прощения, но разве не отражают они, пусть и огрубленно, тот спор, что шел у нас в твоем предыдущем посте? За ссылки спасибо. Что же касается твоей пятичленной схемы, думается, что один существенный пункт там упущен: вопрос, нерешенная задача, требующая ответа. Именно это требование порождает все это движение, и само преобразуется в его ходе. Вся энергетика поиска и принцип его формирования—тут, в жгучем вопросе.

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Алеша, попытаюсь объяснить разницу. Сводить человеческий мозг к компьютеру — это пошлость. А развивать способности компьютера, пытаясь превратить его в самостоятельно мыслящий мозг  – это человеческое дерзание. Еще неизвестно, обернется ли оно успехом. Но разница очевидна. Пошлость всегда редуктивна, она сводит высшее к низшему, сложное к простому, мозг к компьютеру.  А дерзание – инновационно, оно стремится повысить сложность и уровень бытия, внести идеальное в материю, расширить ноосферу.

Иначе в чем вообще образ и подобие человека Богу?  Если Бог – творец человека, то и человеку надлежит быть творцом — сотворить того, кто обретет независимость от своего создателя. И дело не только в интеллектуальном, но и в этическом порыве к творческому мышлению, которое будет свободно от биологически запрограмированной хищности и эгоизма, которые требовались организму — в том числе человеческому — для выживания в "дарвиновской" среде. Может ли человек передать искусственному интеллекту лучшее в себе — способность мыслить творчески и вместе с тем бескорыстно и ненасильственно? Это одна из высших задач, какую только можно себе представить. Как говорил Бродский, главное – величие замысла.   

Миша, я согласен с твоей дефиницией пошлости как утраты высшего; я и сам ее сходным образом даю :) . Противоположное качество—дерзание гения, тоже согласен. 

Идея о мыслящей машине, как я уже пытался выразить, мне представляется двойным недоразумением, и дважды фундаментальным. Понимаю, что на это мне можно возразить, что таковыми могли казаться и казались многие великие открытия. Хорошо, можно рассмотреть мою позицию, как заскорузлую очевидность до сего дня, а твою как романтическую песнь о наступлении невозможного. Тогда давай остановимся на описании того, что есть, как и более близких перспектив. А тут мы видим встречное движение человека и компьютера, создание некой единой ноосферы, где компьютер играет роль продолжения и услиления возможности человека, а человек—ума, рождающего все новые, неслыханные до того, возможности компьютеров и приспосабливающегося к этим новым возможностям, преобразующегося им навстречу.  Таким образом, мы видим здесь не рождение параллельного человеку ума, но рост ума в новых направлениях, и сворачивание неких старых. Одной из грозных опасностей тут является утрата необходимой меры контроля за машинными мозгами, улет их в свободное плавание, которое было бы не началом невозможного машинного мышления, разумеется, а походило бы на утрату управления автомобилем на высокой скорости. 

"Рост ума в новых направлениях" - с этим можно согласиться. Но

нельзя предопределить, в какой точке саморазвития этот ум может стать "иным" самому себе, выстроить новый уровень саморефлексии, реализуемой на основе нейро-электронных сетей, объединяющих индивидуальные разумы во всечеловеческий соразум, "синтеллект" (о чем писал Тейяр де Шарден). Может быть, сам термин "интеллект" будет неприменим к этому новому, иночеловеческому агенту интеллектуальной деятельности.   Для меня очевидно лишь то, что по мере глобализации интеллекта, выраженной в создании нейро-электронных сетей, усилится потребность в диалоге человеческого разума с иным разумом, поиск этого "иного" —либо вовне, в виде инопланетного разума, либо изнутри самой  саморефлективной и инополагающей силы человеческого разума.  

А.Вознесенский - Молитва одинокого акына

  Ни славы и ни коровы, Ни шаткой короны земной - Пошли мне, Господь, второго - Чтоб вытянул петь со мной! Прошу не любви ворованной, Не славы, что на денёк - Пошли мне, Господь, второго, Чтоб не был так одинок. Чтоб кто-нибудь меня понял, Не часто, ну хоть разок. Из раненных губ моих поднял Царапнутый пулей рожок. И пусть мой напарник певчий Забыв, что мы сила вдвоём, Меня, побледнев от соперничества, Прирежет за общим столом. Прости ему. Пусть до гроба Одиночеством окружён. Пошли ему, Бог, второго - Такого, как я и он.

Миша, мне кажется, Алеша очень точно показал на опасное сходство романтической грезы ИИ с утопиями прошлого. Опасность утопии не в том, что она нереализуема, а в том, что ее реализация гибельна. Романтические песни об ИИ опасны минимум в двух отношениях: 

1. Они укрепляют (нравится это романтическому автору или нет) то самое пошлое воззрение на человека как на компьютер, что само по себе является источником бед;

2. Они притупляют чувство опасности от утраты контроля за компьютерными процессами управления. 

Если присмотреться, то обе эти опасности имеют свои параллели в марксистской утопии. Так что, получается, что Алеша был очень прав.

Я понимаю, друзья, насколько вы - да и все мы - травмированы марксистским экспериментом. Но не до такой же степени, чтобы, прожив уже десятки лет в Штатах,  сводить к этому варварскому опыту печальной отчизны всякие радикальные инновации, обращенные в будущее. Не редукционизм ли это? Обжегшись на молоке, стоит ли дуть на воду?

А вообще, друзья, как вы представляете будущее? В чем вы видите смысл исторических и технических устремлений человечества? Как ни странно, не припоминаю ваших суждений на эту тему. Возможно, это дефект моей памяти. 

Миша, мне кажется, что полемический прием редукции взглядов оппонентов к их предполагаемым психотравмам не слишком хорош. Не буду переходить в эту плоскость, возвещая, какая психическая установка может стоять за использованием таких приемов; подобный редукционизм ad hominem есть то, чему я по мере сил противлюсь. 

Насчет будущего в большой перспективе честно скажу, что совершенно его не представляю. Надеюсь, что у Запада хватит мудрости удержать базовые свободы, которые будут постепенно расширяться на все человечество. Надеюсь, что удастся избежать особо свирепых природных, техногенных и социальных катастроф. Убежден, что этого достаточно, чтобы таланты, щедро отпущенные людям, рождали массу интереснейших и прекрасных вещей, о которых даже и малейшего понятия не имеем. Что постепенно любовь может вытеснять из сердец злые чувства, что прогресс технический будет все более дополняться нравственным. Коротко говоря, мои надежды на духовный рост человечества, каковой и составляет смысл нашего бытия. Для которого не нужны глобальные утопические проекты, претендующие на обеспечение смысла для всех; более того, они весьма опасны.  

Когда-то жизнь человечества закончится. Дай Бог, чтобы это не случилось по причине наших безумий, а в свое время, по воле Того, Кто и дал нам жизнь. Все, что я знаю о человеке и мире, убеждает меня, что душа бессмертна, что покидая этот мир, она не пропадает, но ее ждут новые интереснейшие пути, где важен будет и опыт здешней жизни. У Отца обителей много.

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Волченко

Михаил Эпштейн Комментарий удален автором

Алеша, ad hominem здесь совсем ни при чем. Я ничего не говорю о личности оппонента, но лишь о системах мышления, возникающих в определенную эпоху, под давлением определенных исторических обстоятельств.  

То, что ты пишешь о своем видении будущего, вызвает полнейшее мое сочувствие. Но ведь надежда на новые открытия "массы интереснейших и прекрасных вещей", на победу любви над злыми чувствами и т.д. свойственна всем поколениям. А мой вопрос был о том, как ты видишь будущее именно сегодня, как человек начала 21 в., того исторического промежутка, в который нам выпало жить. Здесь, мне кажется, не обойтись без представления о новой роли науки и техники, о том, как они по-могут переустраивать жизнь и мышление человечества, в отличие от науки и техники предыдущих веков. 

"А мой вопрос был о том, как ты видишь будущее именно сегодня, как человек начала 21 в."

Миша, спасибо за настойчивость твоего расспроса. Ты, конечно же, прав: мой ответ никак не учитывал наше особенное "сейчас". Чего же еще от физика, привычно оперирующего атемпоральными сущностями, ждать? :) Хорошо, попробую ответить. 

Думаю, что особенность текущего момента в том, что у человечества появился новый важнейший опыт: опыт фантастического успеха физики. Мало еще кто понял, что, собственно, произошло от Галилея до Фейнмана. Отрефлектировать геройство бывает не проще, чем его совершить. Коротко говоря, я убежден, что человечество стоит на пороге философско-религиозной революции громадного значения, нового большого синтеза. В хорошем смысле :)

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Волченко

ad hominem

"аd hominem здесь совсем ни при чем. Я говорю лишь о системах мышления, возникающих в определенную эпоху"

Миша, прости за занудство, но ad hominem—мой особый пунктик :) . Вот типовой пример этого серийного отравителя дискуссий: "Он так говорит, потому что он капиталист." Даже если действительно капиталисты особенно склонны "так говорить", аргумент все равно является ad hominem. Диагноз, тобой нам выставленный, имеет ту же структуру.  

Алеша, мы все дети той же системы. И если я говорю, что  не стоит редуцировать вопрос о технике будущего к травматическому опыту марксистской утопии, то я спорю с тобой в рамках той же парадигмы, что, допустим, либералы спорят с консерваторами. Да, спор, да, аргументы, а как же иначе? Но если я лично тебя обидел, сославшись на травматический опыт нашей общей истории, то прости, пожалуйста. 

Миша, нет конечно, я даже не могу себе представить, чтобы ты меня обидел хоть в наималейшей степени. Чесслово, этого тебе не дано :) . Дело не в обиде, дорогой, а в уяснении важного понятия ad hominem. В моем примере с капиталистом, аргумент остается ad hominem, даже если все говорящие—капиталисты. Указание на психотравму, использованное в качестве полемического приема—чистейший ad hominem, даже если и сам указующий признает за собой какую-то остаточную травмированность. 

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Миша, мне, например, во всей этой технике приходится вариться постоянно и потому никаких романтических чувств я по ее поводу не испытываю. Все, на мой взгляд, движется не вперед и не назад, а куда то вбок. Приобретая одно, мы утрачиваем другое. Также, как езда на автомобиле приводит к ожирению, хотя автомобиль есть прекрасная штука, также и чрезмерное пользование компьютером ведет к утрате некоторых умственных способностей.

 Что касается будущего, то я думаю, что те сложные проблемы, которые стоят перед нашим обществом, не имеют социального решения, а могут утратить остроту лишь путем технических решений. Печально, что западный мир дичает, что уровень образования падает, что творческие способности миллионов людей остаются незадействованными. 

Что же касается "искусственного интеллекта", то что нибудь подобное будет сделано, какая нибудь подделка, которую и продадут за интеллект. 

Миша, ты очарован старой утопией о создании "нового человека", упакованной в новую (по правде, тоже не совсем новую) обертку. Роль гуманитариев в этом движении, которое идет и будет идти и без нашего с тобой участия, может быть двоякой. Либо они будут прояснять понятия, объяснять народу то, что на самом деле происходит, либо они будут петь романтические песни во славу светлого будущего, прославлять дерзания и т.д., как пели горькие, маяковские, сартры.

Мыслящий компьютер есть тоже самое, что развитой социализм или новое платье короля -т.е. в лучшем случае подделка, имитация, а в худшем -nросто иллюзия. Его нет, но он как бы уже есть, т.е. наверняка, обязательно будет, а кто сомневается, тот дурак и ретроград.  

Алеша, я не думаю, что сравнение теорий ноосферы и искусственного разума с развитым социализмом, а Тейяра де Шардена  с Горьким и т.п. способствует прояснению понятий. 

Миша, прости, если мой комментарий тебя задел. Я как то не разглядел здесь ни теории ноосферы, ни Тейара де Шардена и потому и не сравнивал их ни с чем. А вот к теории искусственного разума отношусь скептически. А с  "новым платьем короля" ее сравнил Пенроуз ("Новый ум короля"). 

Дорогой Миша, с огромным интересом подсматривала за ходом дискуссии по поднятой вами теме – о природе творчества… Именно что «подсматривала»: не видела для себя возможности вклиниться в ваш с Мишей Аркадьевым и двумя Алексеями «взросло-мальчиковый» разговор. А вот эта последняя публикация (гораздо более, ИМХО, прикладная) сподвигла на комментарий: прочла за утренним кофе – и это сделало мой день! Моталась по делам и всё время об этом думала: вот ведь для чего нужны авторитетные эксперты (помимо прочего)! Чтобы кратко и предельно точно (красиво, стройно!) выразить свои собственные мысли – и тем самым добавить уверенности в своей же творческой методологии.

Эта ваша раскладка творческого процесса на стадии чудесно форматирует и мои догадки… если, конечно, вам интересна обратная связь с «целевой аудиторией». Как дизайнер, в эмпирическом контексте полностью подтверждаю: всё так и есть).

Прочла у Ли Силбера в «Карьере творческого человека» (ещё лет десять назад): «Чего ни одна писательская жена не может понять, так это того, что писатель работает, даже когда смотрит в окно» - Б. Раско. Ну… тут автор цитаты несколько преувеличил – насчет «ни одной писательской жены», но смысл понятен. К примеру, мой бывший супруг (крупный чиновник) дико бесился от моего «ничегонеделанья» во время дачных вылазок: «Да иди ж ты… вскопай хоть чего-нибудь! Что ты всё в облака пялишься?! Или спинку мне почеши… все равно ведь ничего не делаешь!» - кипятился он. А я и вправду ничего не делала – делало моё подсознание… в направлении доведения до совершенства следующей коллекции.

Или у Маяковского – из «Облака в штанах» (можно, похвастаюсь?.. наизусть знаю – полгода учила…):

«Я раньше думал –

Книги делаются так:

Пришёл поэт,

Легко разжал уста,

И сразу запел вдохновенный простак –

Пожалуйста!

А, оказывается,

Прежде чем начнет петься,

Долго ходят, размозолев от брожения,

И тихо барахтается в тине сердца

Глупая вобла воображения».

О, Миша!.. сколько раз я повторяла внутри себя эти строчки – когда не ладилось).  

О необходимости (по умолчанию!) в заглубление темы (и в тактическом, и в стратегическом смысле – коль скоро ты мнишь себя творцом): мы как раз говорили об этом с М.Аркадьевым, когда он был в Москве. Из У. Эко (без него - никак): «Если автор уверяет, что творил в порыве вдохновенья, он лжёт. Genius is twenty per cent inspiration and eighty per cent perspiration» (У.Эко, «Заметки на полях “Имени розы”) – ну… это уже баян - об этом знают все нормальные гении).

Обо мне, грешной. Сколько раз, набрасывая эскиз очередного «гениального» платья, я слышала в свой адрес: «О! Надо же - ею словно бы водит рука Бога!..». Ну да – без Него никуда... но и только Он знает: искомый результат (а лично меня устраивает только самый высокий калибр) возможен только в одном случае - если с этим ложиться и с этим вставать. Почти всегда над самой удачной моделью я думала целыми днями, неделями… иногда – месяцами, годами!.. И в этот процесс был вовлечен не только мой сугубо профессиональный опыт, но и весь культурный багаж - все знания из области истории костюма, литературы, истории искусств, плюс - субъективная... векторная квинтэссенция «бытовой насмотренности»  (обожаю путешествия - музеи).  А потом берёшь так… и легко, играючи!.. набрасываешь эскизик). Т.е., ИМХО, всё это возможно, если постоянно – вот постоянно, а не время от времени! – находиться  в творческом поиске, читай – астрале… а не вступать в него «вдруг»: по необходимости или собственной прихоти («дай-ка я щас немножко позанимаюсь творчеством»). Я думаю, этот принцип можно экстраполировать на все виды творчества.

Т.о, Миша… в соответствии с приведёнными вами «стадиями...» у меня, например, не бывает так называемых мук творчества: я не таращусь на лист бумаги – что бы такое потрясающее нарисовать?! И не  туплю перед монитором компа – эх, написать бы чтонить)… да вот незадача - не выходит каменный цветок.  Перед чем-то белым (не важно – бумага это или экран ноутбука) я оказываюсь сразу после реализации 4-го пункта... а все предыдущие – невидимые миру слёзы (с первой по третью стадии)… но и они – в радость, если не просто любишь то, что делаешь, но просто не можешь по-другому). КАк-то так - из личного опыта).

В связи с этим – вопрос: насколько масштабируемы эти ваши стадии? Ведь не со всяким творческим  продуктом возможна их корреляция - каковы критерии? И не есть ли «заглубление» (а лично я этим очень страдаю)  один из залогов или даже методов достижения результата? Микеланджело говорил, что нужно взять глыбу(!) мрамора и  отсечь всё лишнее… - ну, чтобы создать «Давида»). Из того же Эко: «…нужно сковывать себя ограничениями – тогда можно свободно выдумывать. В поэзии ограничения задаются стопой, строкой, рифмой… В прозе ограничения диктуются сотворённым нами миром». Таким образом, не есть ли всякий творческий продукт суть (отображение) своего демиурга?). И "чего нет в творце, не может быть и в творении"?

Простите, если утомила вас длинным и очень женским комментарием… ну – чем могу).         

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

Аня, спасибо за комментарий, я рад, что эти стадии находят подтверждение в Вашем профессиональном опыте. В моем тоже, хотя материалы и задачи у нас совершенно разные. Наверно, этим и задается масштаб применимости таких схем: от дизайна платьев до филологии и философии.

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

Миша, я сравниваю две цитаты:

"

             Современные когнитивные исследования позволяют вычленить этот «вневременной», лиминальный момент — и приписать ему некоторое временное значение. Выделяются следующие «микротемпоральные» интервалы познавательной деятельности, отделяющие ее от момента воспринимаемого события:

1. От нуля до 200 миллисекунд (одна пятая секунды) — ощущение и восприятие на материальном уровне, через органы чувств.

2. От 200 до 400 миллисекунд — бессознательное познание (nonconscious cognition), прохождение сигналов через клетки головного мозга.

3. От 500 миллисекунд — сознательное познание[2].

 "

и

"Новая идея может вынашиваться годами: накапливается материал, проводятся разработки, уточняются аргументы — но сама пауза атемпоральна и арефлексивна. Это трещина во времени и в сознании, элементарная единица ничто, «меонема» (от греч. μήδν — небытие). Меонема как выпадение из бытия соответствует креатеме как вхождению в бытие."

Ты не видишь противоречия? И другое, как это они определили, какое время проходит между появлением идеи и ее осознанием?

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

Алеша, промежуток в нейронауках определяется довольно просто. Прослеживается скорость передачи нейронного импульса через мозг - и скорость сознательной реакции человека на источник раздражения. Разница - примерно 200-300 миллисекунд. Я могу неточно передать детали, но смысл такой, это описано в цитируемой литературе. 

Миша, выводы, которые делаются из экспериментов  в нейронауках основаны на предположении, что мозг есть компьютер. Скажи мне, как можно с такой точностью измерить время СОЗНАТЕЛЬНОЙ реакции, если не знаешь, что такое сознание? Ко всему этому нужно относиться критически. Вот, могу посоветовать Raymond Tallis.

Но, как бы то ни было, ты же сам утверждаешь, что пауза атемпоральна. Как же она может длиться сколько то  миллисекунд? 

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

Что такое "сознательная реакция", хорошо известно, хотя природа сознания не определена (как не определена и природа времени, хотя временные интервалы измеримы). Если человеку предлагают нажимать кнопку, когда он видит на экране определенную фигуру и идентифицирует ее (напр., как круг или квадрат), то тем самым засекается скорость его сознательной реакции. 

Что касается атемпоральности, это более сложный вопрос. Вхождение в атемпоральность или выход из атемпоральности может занимать некоторое физическое время. Зачатие и смерть, хотя эти процессы ведут из небытия и уводят в небытие (материальное), тем не менее имеют некоторую временную протяженность. Это, на мой взгляд, относится и к творчеству...

Михаил Эпштейн Комментарий удален автором

Скорость реакции и "дохождение до сознания" могут быть разными вещами. Чтоже касается атемпоральности, то вопрос действительно сложный.

"Дохождение до сознания" - это процесс чисто мыслительный. Некая идея может доходить до сознания человека всю его сознательную жизнь. А "сознательная реакция"  - понятие рабочее, психофизическое, подлежащее временному измерению. 

K. Hayles: "Daniel Dennett... agrees that consciousness is belated, behind perception by several hundred milliseconds, the so-called missing halfsecond. This cost, although negligible in many contexts, assumes new importance when cognitive nonconscious technical devices can operate at temporal regimes inaccessible to humans and exploit the missing half second to their advantage".

У противников  AI (искусственного интеллекта) есть две линии аргументации, которые причудливо противоречат друг другу. 1. Искусственный интеллект невозможен.  Сколько бы будильников и лампочек мы ни связывали электрическими проводами, мыслить они не начнут.  2. Искусственный интеллект может легко превзойти человеческий и станет  опасным для существования нашего рода. Машины перехитрят людей и подчинят их своей власти. Мы станем рабами или будем истреблены в обществе высокоумных машин.

Здесь хотелось бы определиться. Заслуживает AI нашего презрения, как совершенно несостоятельный? Или вызывает страх как потенциально превосходящий соперник?

Миша, тут нет никакого противоречия. Просто во втором пункте надо поставить искуственный интеллект в кавычки. Это тоже самое, что с коммунизмом. С одной стороны он невозможен, а с другой стороны, он есть совершенно кошмарная, человекоубийственная штука. Тот, который невозможен, проповедовали всякие сартры, а тот, который реальный, мы все ощутили на свой шкуре. 

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин, Алексей Буров

"Всякие сартры". Как-то мне все это напоминает стиль эмигрантской прессы 1950-х гг.

А вообще, друзья, как вы представляете будущее? В чем вы видите смысл исторических и технических устремлений человечества? Как ни странно, не припоминаю ваших суждений на эту тему. Возможно, это дефект моей памяти. 

А что такое? Вот Наум Коржавин писал:

"Я по почте пошлю пересылку

Даже Сартру, какой он ни гад".

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

Так Коржавин и есть представитель этого эмигрантского поколения...  Правда, он уехал неск. позже, в начале 1970-х. Но "всякие Сартры" или "гад Сартр", имея в виду, очевидно, маоистские политические пристрастия позднего Сартра, а не его фундаментальный вклад в философию и экзистенциализм, — это клише типичного советского эмигранта, который "Бытие и ничто", конечно, не читал.

И я с ним вполне солидарен, хоть и несколько моложе его. Я не рассматриваю свой советский опыт, как травму, а именно, как очень ценный опыт, который я не собираюсь предавать забвению. В свете этого опыта отношение Коржавина к Сартру считаю более чем справедливым. Он все знал и про Сталина и про Мао и тем не менее... Подлость. 

Это точно, Михаил, прожив десятки лет  в эмиграции, мы все остаёмся травмированы "варварским опытом печальной отчизны". И мысли наши, и реальные прорывы, и  радикальная критика  их ( типа "всякие сартры") инфицированы  этим опытом. Но  и заряжены им, как мне кажется. Рискну предположить, не было бы вашей книги  "Ирония идеала"  без того опыта:). Потому противоречия между   прогнозом  осуществления Искусственного Интеллекта и опасением, что он перехитрит людей и  подчинит их своей власти, я не вижу. Как   между утопией коммунизма и кошмаром, который сопровождал попытку реализации  этой идеи.И представлять будущее человечества без  памяти этого пережитого кошмара мы, травмированные, не можем. В этом всё дело. А так-то, может  к месту замечание  Михаила Аркадьева,  что "изменение сознания" есть  угроза истинному вдохновению; что бодрствующее сознание принципиально мешает восторгу, понятому как забвение и самозабвение;)

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин, Alexei Tsvelik

Дорогой Эдуард, спасибо за ссылку на "Иронию идеала". Конечно, нельзя писать о русской литературе 19-20 вв., не учитывая восхождения и краха марксизма. Но я не понимаю, почему в разговоре о будущем разума, в том числе его технических форм, нужно проводить параллель именно с сов. марксизмом. Где тут классовая борьба, экспроприация экспроприаторов, революционное насилие, диктатура пролетариата? Почему, как только речь заходит о проектах будущего, нужно непременно вспоминать кровавый марксизм-сталинизм советского извода? Гораздно уместнее вспоминать Томаса Эдисона, Н. Теслу, Б. Фуллера, Циолковского, Тьюринга, фон Неймана, Винера,  Р. Курцвайла и других пророков техники будущего. И не советский, а скорее американский метод вхождения в будущее...  

Речь я  завёл не о прямых параллелях, конечно, а о косвенном влиянии, дорогой Михаил.  При осмыслении  будущего кто-то из нас быстрее  освобождается от  «пут» печального опыта, осваивая всё, что появлялось вне системы советских координат, кто-то и вовсе  предпочитает  мыслить в  прежних категориях.  Признаюсь,  меня привлекает  ваша мечта, ваш светлый взгляд на будущее. Но чему-то моё сознание тут упорно сопротивляется. Например, в  семиотическом статусе   растительного мира действует механический   обмен знаками (цвет, запах), но отсутствует язык, как первичный элемент, порождающий сознание, отсутствует и не может быть обнаруженным всё то, о  чём пишет  ваш  помалкивающий тут оппонент  М.Аркадьев. Я же отравлен его  «Лингвистической катастрофой», кстати, в той же мере, в какой очарован замеченными вами парадоксами русской литературы;) Последнее мне просто ближе…

Дорогой Эдуард, представление о том, что язык, или коммуникация посредством знаковых систем, - абсолютно уникальное свойство человека, уже не рассматривается как научное. Не говоря уж о языке животных, в каждой клетке и в организме в целом постоянно происходят чтение, записывание, создание новых текстов и их редактура на языке генетического кода макромолекул (нуклеиновых кислот и белков).

О, только почувствуешь себя человеком –язык, сознание, то, сё, а учёные уже не считают это  абсолютно уникальным свойством:)  Они пошли дальше. Спасибо, дорогой Михаил, за  это замечание.

Как говорили в старину, человек - это микрокосм мироздания. Его уникальность - в его универсальности. В нем есть все, порознь присущее и материальной вселенной, и духовному миру. Вероятно, именно через человека разумность вселенной переходит во вселенную разума, чем обозначается роль человека как творца умной техники. 

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич

Дорогой Эдуард, я  прокомментировал позицию Миши по языку :)

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич

Значит, я могу  продолжать ощущать вполне беспечно свою причастность к "уникальству" и через язык:)? Я надеюсь, я правильно понял Ваш комментарий, дорогой Михаил. И мне уже можно не знакомиться с базовыми работами Э.Бевениста! Достаточно  "ЛК". Спасибо Вам..

Эдуард, ЛК удобно тем, что все основные цитаты и ссылки даны в тексте. В комментарии Мише Эпштейну я не упомянул ещё другую фундаментальную особенность человеческого языка, ещё более тонкую и глубокую : фонематичность. Дело в том, что только и исключительно человеческие языки (из всех

известных нам животных языков, включая все, без исключения , упомянутые Михаилом) пользуются в качестве первичного знака фонемой, то есть знаком принципиально , АБСОЛЮТНО лишенным какого бы то ни было  значения. Языки ДНК и так далее, вплоть до языков пчёл и дельфинов, пользуются исключительно знаками твёрдо связанными со значением. Разрыв (языковый человеческий) происходит именно на микроуровне знака, поэтому он был обнаружен в исследованиях Соссюра и Пражского кружка только в ХХ веке, и это после 3000 лет (как минимум) истории языкознания 

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич

Дорогой Миша, полагаю, что как раз все наоборот , утверждение о том , что язык не специфичен для человека совершенно не научно и строится на  полном непонимании того, что такое язык. Не буду ссылаться на свою книгу , сошлюсь на базовые работы Э. Бенвениста, специально рассматривавшего эту проблему, и указавшему базовый принцип, отличающий все возможные животные языки (включая языки, перечисленные тобой). И этот принцип прост, но непреодолим для нечеловеческих языков: принцип самореферентности. Грубо говоря , знаки нечеловеческих языков могут передавать любую информацию , но никогда не могут передавать информацию о самой этой информации. То есть пчела-разведчик может рассказать улью  историю о том куда лететь, но не может рассказать историю об этой истории, и так до бесконечности , что постоянно делает человек , причём в бытовой речи , вполне бессознательно , просто потому, что так устроен (формально ) человеческий язык. И эта способность языка  лежит в основе рефлексии , мышления о мышлении. Следствия из этой способности бесконечны и весьма драматичны, как и все человеческое. Самое главное следствие - человеческая историчность.  

 Дорогой Миша, сначала ты говоришь, что язык специфичен только для человека, а затем — что язык человека отличается от прочих языков, под которыми, очевидно, нужно разуметь  органические (клеточные, молекулярные), генетические, животные и искусственные (программные). Устраняя это противоречие, согласимся, что для человека специфичен не язык как таковой, а собственно человеческий язык.

Его специфику ты видишь в "принципе самореферености". Насколько я знаю, самореферентность свойственна и кибернетическим системам (обратная связь), и программным языкам. Для краткости, цитирую Википедию: 

In computer science, self-reference occurs in reflection, where a program can read or modify its own instructions like any other data.[3] Numerous programming languages support reflection to some extent with varying degrees of expressiveness. Additionally, self-reference is seen in recursion (related to the mathematical recurrence relation), where a code structure refers back to itself during computation.

Подробнее - тебя могло бы заинтересовать явление "поведенческой рефлексии", свойственной программным языкам. Эти программы по ходу действия меняют свой код, синтаксис, семантику, т.е. действует как самореферентные, а в каком-то смысле и саморефлексивные языки. См., напр., http://www2.parc.com/csl/groups/sda/projects/reflection96/docs/malenfant/malenfant.pdf

Миша, термин "язык", как ты отлично знаешь без меня,  может использоваться в разных контекстах по-разному, в некоторых он является чистой метафорой. Если мы примем человеческий язык с его специфическими особенностями (фонематичность и самореферентность) , то животные языки можно будет брать смело в кавычки, и говорить скорее о доязыковой стадии речи. Впрочем , это не важно. Главное именно зафиксировать принципиальный, фундаментальный разрыв между языками дофонематическими и несамореферентными, и человеческим языком, как основой рефлексивности и , соответственно, историчности. Что касается языков программирования, то не совсем понимаю , в чем твой аргумент. Конечно, в искусственных языках человек может создать и создаёт вторичную самореферентность/рефлексивность. Но это именно человеческие языки. Их особенность в том, что они пассивны, это программы , не более того. 

Вопрос именно в том, насколько эта вторичная самореферентность/рефлексивность, свойственная программным языкам, может образовать саморазвивающийся центр сознания, this strange loop, по заглавию одной из моих любимых книг (D. Hofstadter).  Это еще только вопрос - но от ответа на него зависят судьбы разума во вселенной.   

Михаил, добрый день. Но ведь 'язык программирования" это не язык кибернетических систем. Это и функционально и структурно - просто переводчик инструкций, отдаваемых машине с человеческого языка в машинный код. Программа - это набор инструкций. Может ли МАШИНА менять набор инструкций? Может. Если на это есть инструкция. Может ли машина сформировать сама для себя инструкцию менять другие инструкции? Думаю - нет. 

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Дмитрий, я имел в виду язык в более широком смысле, о котором говорит Аркадьев. Язык кибернетических систем включает в себя свойство самореферентности. Он может говорить сам о себе и корректировать сам себя. На каких-то усложняющихся витках этой самореферентности она может переходить в саморефлексивность. Вот почему С. Хокинг, Б. Гейтс, И. Маск подчеркивают, что искусственный интеллект нарастающими темпами догоняет и перегоняет  человеческий. Это реальная опасность, если не согласовать творческие цели и программы двух интеллектов.

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич

Михаил, кибернетика требует точности. Что именно Вы называете языком кибернетических систем?  На сегодняшний день с огромной натяжкой неким праобразом языка можно представить сетевые протоколы и их прикладные импликации. И только по функциональному признаку (они, как и всякий язык) причастны задачам коммуникации.

Строго говоря, это наборы инструкций и ограничений, основной задачей которых является стандартизация операций с внешними данными.  И никакой самореферентностью там и не пахнет. Стандарт он и есть стандарт. Самомодифицирующийся узел просто выпадет из сети. Сети не иерархичны (в общем случае) . 

В любом случае мы не можем построить адекватную модель того, чего сами не понимаем. Мы не понимаем, что такое сознание. Как можно надеяться на успех предприятия по построению того, о чем мы сами не имеем представления?

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

1. Мы много чего не понимаем, что не мешает нам действовать целенаправленно и плодотворно в сфере непонимаемого. Верующий не понимает, что такое Бог (и не должен понимать), что не мешает ему посвящать свою жизнь Богу и стремиться к спасению, хотя что такое рай, он тоже не понимает. Это относится к любви, душевности, вдохновению и т.д. Мы стремимся быть духовными и сознательными людьми и передать эти способности своим детям, даже если не понимаем, что такое дух и сознание.

2. Более того, эти "непонимаемые" категории по сути перформативны, т.е. существуют в меру своего осуществления. Мамардашвили утверждал, что сознание есть не что иное, как усилие большего сознания. Любовь - усилие большей любви.

3. Именно в ходе работы над искусственным интеллектом мы начинаем лучше понимать, что такое интеллект вообще. То же самое относится к проблеме искусственной жизни. На этот счет существует гора литературы, советую почитать Christopher Langton.  Чтобы понять сущность чего-то, нужно иметь для сравнения по крайней мере две формы проявления этой сущности. Сущность жизни не может быть понята, пока мы знакомы только с одной ее разновидностью. То же самое относится к разуму. Только в процессе построения ДРУГОГО  разума мы начинаем  понимать, что такое разум вообще.

4. Ближе всего к понятию сознания подходит  языковая категория самореферентности. О самореферентности (саморегуляции, обратной связи, круговой иерархии, странных петлях) в кибернетических системах тоже существует гора литературы. Вот линк к краткому изложению. https://www.eecis.udel.edu/~case/self-ref.html 

Уважаемый Михаил,

1. Действовать и получать удовлетворительный результат - не одно и то же.

2. Про любовь - согласен. Про сознание - нет. Сознание предшествует воле и любому усилию. На мой взгляд. Сознание "непонимаемо" (непостижимо?) именно в силу того, что оно условие всякого постижения (и понимания, конечно).

3. Для  создания другой жизни нам в общем случае не нужны реторты. Для создания другого разума нам совсем не нужно паять железки. Мы делаем это совершенно естественным образом - рожая и воспитывая детей. Но в целом я согласен с Вами - работа над проблемой искусственного интеллекта совсем не бессмыслена. Несмотря на то, что вряд ли приведет к тому результату, которого от нее ожидают.

4.Михаил. Понятие самореферентность неотделима от понятия различение. Самореферентная система - та, которая устанавливает и переопределяет свои границы в зависимости от изменяющихся условий (упрощаю для краткости). Она должна устойчиво и динамично отделять себя от всего остального (в том числе и за счет всевозможных хитрых приемов). И не просто отделять - а постоянно переопределять.

Я пока не вижу, каким образом это может быть достигнуто в случае с компьютерными системами. Я вижу несколько совершенно непреодолимых препятствий на пути к cogito ergo sum  электронного устройства

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Я вижу несколько совершенно непреодолимых препятствий на пути к cogito ergo sum электронного устройства

Одно из них - сознание и интериоризация смерти. 

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Волченко

Ответ 1.

"Откровение Иоанна Богослова"  завершается так:

И Ангел, которого я видел стоящим на море и на земле, поднял руку свою к небу 6 и клял­ся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, и море и все, что в нем, что време­ни больше не будет..."

Фразу можно понимать иносказательно как обещание отсутствия в новом мире перемен к худшему, отсутствие смерти и разрушения (такое толкование фразе даёт святитель Григорий Нисский), или же как обещание принципиально иного устройства нового мира, в котором время будет отсутствовать (в таком случае люди не в состоянии даже представить, как может выглядеть такой новый мир, так как наша жизнь неразрывно связана с понятием времени).[2]

Ответ 2.  На мой взгляд, неверно представлять субъектом мышления электронное устройство. Даже применительно к человеку как субъекту это сомнительно, о чем  говорит множество мыслителей, включая Гегеля, П. Валери и Делёза. Мышление совершается через меня, но насколько мое физическое "я", вот эти руки и ноги, подлежащие смерти, обязательны для процесса мышления? Да, биологический аппарат человека, включая мозг - единственное, что способно пока ловить волны мышления и передавать их другим (хотя и эта единственность может быть нашей коллективной иллюзией). Но совершенно не исключено, что на основе человеческого разума могут быть найдены другие, небиологические способы обытийствовать мышление, подключить его к сетям коммуникации.

Дорогой Миша, полагаю, это фундаментальная ошибка. Я убежден, по многим причинам,  что сознание, естественный язык и разум возможны только на основе  (субстрате) жизни, то есть на непосредственной (но НЕ опосредованной) основе высокоразвитых биологических систем. Тут я совершенно согласен с Алешей Буровым: переход от неживой к живой материи есть скачок такого же космического масштаба, как и скачок от бессознательной животной жизни к человеческому сознанию и разуму.   И одно без другого невозможно. 

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич

Миша,  я вижу впереди еще один скачок, сопоставимый по масштабу с предыдущими двумя: медленная эволюция разума в форме человека как биологического вида подходит к новому рубежу — этапу ускоренной эволюции разума в виде информационно-кибернетических систем, быстро сменяющих друг друга. Этот переход займет не миллиарды или миллионы лет, как предыдущие, а всего лишь сотни или даже десятки лет. Возможно, это будет другая линия развития разума, нежели та, к которой мы принадлежим как биологические особи, - назовем ее синтеллект (синтетический и синергетический разум, соразум).  Так же, как разум по мере своего развития учится беречь и охранять доразумную жизнь, так и за синтеллектом следует признать способность уважать и беречь биологические формы разума, т.е. нас самих. Я согласен со С.Хокингом, Б. Гейтсом, Р. Курцвайлом и И. Маском в том, что синтеллект по своей мощи может превзойти человеческий разум уже в этом столетии. Отсюда сложнейшая задача - всячески способствовать развитию синтеллекта и вместе с тем направлять его к позитивному сотворчеству с человеческим разумом. 

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич

Друзья, почитайте об "органической компьютации". Машинное мышление может быть гораздо ближе к растительным системам, чем к эгоцентризму человеческого мышления с его деструктивным потенциалом. Быть может, призвание человека - именно в том, чтобы вернуться к Древу Жизни, т.е. стать частью мыслительных систем, произрастающих на органической основе, без вмешательства змея с древа познания добра и зла.  Человек, достигнув  интеллектуальных высот в царстве живого, направляет силу своего ума на возвращение разума в русло жизни, живого смыслообмена, ноовегетации. Статья из Википедии:

Organic computing is a form of biologically-inspired computing with organic properties. It has emerged recently as a vision for future information processing systems. Organic Computing is based on the insight that we will soon be surrounded by large collections of autonomous systems, which are equipped with sensors and actuators, aware of their environment, communicate freely, and organise themselves in order to perform the actions and services that seem to be required.

The presence of networks of intelligent systems in our environment opens new application areas but, at the same time, bears the problem of their controllability. Hence, we have to construct such systems — which we increasingly depend on — as robust, safe, flexible, and trustworthy as possible. In particular, a strong orientation towards human needs as opposed to a pure implementation of the technologically possible seems absolutely central. In order to achieve these goals, our technical systems will have to act more independently, flexibly, and autonomously, i.e. they will have to exhibit lifelike properties. 

Миша, прочел, здесь нет абсолютно ничего принципиально нового. Будут сложные компьютеры вот и все. При чем здесь разум, я опять не понимаю. У овощей есть разум?

Полагаю, что у растительной формы жизни есть своя система знакового обмена, смыслополагания, о чем и говорит биосемиотика.  Конечно, это иной разум, чем человеческий. И если у нейро-электронных систем возникнет система автономного знакового обмена и смыслополагания, она будет отличаться от человеческой. Может быть, она будет ближе к растительной и в каком-то смысле более мудрой, не несущей опасности смерти и разрушения живому. Если тебе не хочется называть разумом смыслопорождающие процессы в этой системе, можно называть их иначе, например, Y (игрек). Но этот игрек, в случае искусственных систем, будет возникать на основе человеческого разума и вбирать какие-то его свойства, как разум человека вбирает какие-то свойства знакообмена, свойственные клетке и всему живому, в т.ч. растениям.  

Миша, СМЫСЛОполагание предполагает понимание. Ни у какого компьютера его нет, ознакомься с теоремами Тьюринга и Геделя. 

Да, машины будут совершенствоваться, порождая иллюзию сходства с человеком. И эта иллюзия будет чем сильнее, чем ниже будет опускаться, тупеть и дичать человек.

Алеша, не могу принять твой меланхолический взгляд на вырождение человека. Люди в своей массе никогда не были умнее, чем сегодня. Мб., у тебя есть неизвестный мне источник мизантропической информации, тогда поделись.  Но это отдельный вопрос.

Ты все время говоришь о разуме  отдельного компьютера, что облегчает тебе задачу отрицать таковой (разум). Но речь идет не об отдельной машине/приборе, а о становлении новой системы разумного поведения, реагирования, коммуникации, все более автономной от самого человека. К чему это приведет, трудно пока судить, но вектор очевиден. Наша задача, как интеллектуалов, — способствовать продвижению интеллекта на всех уровнях технической и космической жизни, т.е. служить агентами высшего разума и создавать агентов собственного разума.  

Михаил Эпштейн Комментарий удален автором

Михаил Эпштейн Комментарий удален автором

И еще поделюсь одним недоумением. Алеша Буров и Алеша Цвелик, насколько я понимаю, признают действие божественного разума во всей вселенной, в том числе в законах неорганической материи, в движении частиц, в гравитации и т.д. Тем более божественный разум присутствует в сотворении человека, в его исторических судьбах, в его организме и, конечно, в его разуме.

Почему бы не признать, что божественный разум присутствует и в творениях самого человеческого разума, особенно в самых концентрированных усилиях мысли, направленных  на создание автономных систем разума (или знаково-коммуникативных систем)? Ведь именно в этом творчестве  - а не в классовой борьбе или диктатуре пролетариата (и вообще, причем здесь марксизм?) - человек выступает вполне именно как образ и подобие Бога, сотворившего автономную систему разума - самого человека. С точки зрения теологии науки и техники, человеческий разум, создающий автономный от себя разум, — есть высший божественный акт после сотворения самого человека. 

Миша, божественный разум присутствует в стихах Пушкина, например. Не будешь же ты утверждать, книжка его стихов мыслит. 

Конечно, автоматы будут развиваться и как все, что прoизводит наука, это послужит и добру и злу. И те, кто будет это разрабатывать, переживут немало приятных минут. Это вполне творческое занятие. Не надо только думать, что оно приведет к созданию нового человека, своего рода гомонкулуса. Этого не произойдет. 

Да, книжка не мыслит, хотя современная нейронаука затрудняется провести четкую границу между, например, мозгом и записной книжкой как хранителями памяти (Д. Чалмерс). В том и состоит грандиозный прорыв современности - к созданию автономных разумных систем.

"Не надо только думать, что оно приведет к созданию нового человека, своего рода гомонкулуса. Этого не произойдет". 

Новый человек, гомункулус - он и не нужен. Человек уже есть. Нужны новые формы разума, автономные системы, способные переносить жизнь разума во все просторы Вселенной. 

"Нужны новые формы разума, автономные системы, способные переносить жизнь разума во все просторы Вселенной. "

Нужны, где их только взять.

Миша, спору нет, что мир компьютеров уже есть великое достижение человечества, с большим будущим, но и с огромными опасностями. Для того, чтобы быть на высоте новых проблем, следует отдавать себе отчет в ситуации, для чего важно, в частности, понимать принципиальную разницу между мышлением и работой компьютеров. Термин "искусственный интеллект", равно как утверждения типа "человеческий разум, создающий автономный от себя разум" эту разницу скрывают, способствуя, даже и независимо от намерений авторов, порождению пошлых воззрений на самого человека, последствия чего могут быть весьма печальны. Изменить установившийся термин не просто, и не всегда ясно как и на что, но напоминать о заложенной в нем напрашивающейся иллюзии важно. Что мы с Алешей, думаю, и делаем в этой дискуссии. 

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Конечно, понимать разницу между разумом  индивида и разумностью нейро-электронных сетей очень важно — хотя бы для того, чтобы напряженной работой интеллектуального самопознания и технического творчества уменьшать эту разницу, все глубже образумливать этот сетевой "синтеллект".

Каждая эпоха создает свои области главного творческого прорыва. В эпоху Ренессанса, вероятно, это были литература и живопись. Сейчас лучшие силы человечества уходят на прорывное решение  технософской задачи: создание автономной жизни и автономного разума, а также создание интерфейса между организмом и технической средой.

Что разница есть, с этим всякий согласится, Миша. А вот понимающих, в чем она принципиально состоит, уже не так много. Хотя об этом очень ясно написано у одного из самых известных авторов прошлого века, К.С. Льюиса. Мне было бы интересно узнать твои возражения ему ("Miracles"). Если их нет, то мы спорим о терминах, но не о сущностях. 

Ты не мог бы конкретно процитировать из Льюиса то, что имеешь в виду?

Миша, размышление, о котором идечь речь, ясно обозначает ту принципиальную пропасть, что лежит между мышлением и физическим или техническим объектом, чьи изменения всецело определены законом и случаем. Это размышление не столь короткое, чтобы уместить в коммент, оно занимает часть книги, хоть и небольшой. Мне кажется, любой автор, пишущий на тему AI просто обязан эту книгу внимательно прочесть и обдумать. Здесь я приведу оттуда лишь цитату с цитатой, указывающую направление мысли: 

Thus a strict materialism refutes itself for the reason given long ago by Professor Haldane: ‘If my mental processes are determined wholly by the motions of atoms in my brain, I have no reason to suppose that my beliefs are true … and hence I have no reason for supposing my brain to be composed of atoms.’ (Possible Worlds) But Naturalism, even if it is not purely materialistic, seems to me to involve the same difficulty, though in a somewhat less obvious form. It discredits our processes of reasoning or at least reduces their credit to such a humble level that it can no longer support Naturalism itself.

Lewis, C. S. (2011-09-29). Miracles (p. 22). HarperCollins Publishers. Kindle Edition.

Не совсем понимаю, какое отношение этот спор о материализме или аргумент о самопротиворечивости скептицизма/натурализма имеет к вопросу о творческих возможностях человеческого разума, призванного именно что перешагнуть ограничения материальной природы.

Кстати, о "движениях атомов в мозгу". Р. Пенроуз, на которого выше ссылается Алеша Цвелик  как на противника искусственного интеллекта, действительно, занимал такую позицию в "Новом уме  короля" (1989). Однако в следующей своей книге "Тени ума. Поиск несуществующей науки о сознании" (Shadows of the Mind: A Search for the Missing Science of Consciousness,1994) он объясняет природу сознания индетерминистским поведением квантов в структуре мозга. Детерминизм - свойство макрообъектов, а сознание роднит с микромиром именно чистая вероятностность действий.

По логике Пенроуза, именно квантовая компьютация, о которой в то время мало что было известно, могла бы обеспечить материальную основу для процессов сознания в искусственном мозге. Разумеется, сознание, как и свобода воли, не сводится к материальным процессам, но  ведь и искусственный интеллект — создание не природы, а человеческого Сознания и Воли, оказывающих воздействие на природу и находящих в квантовой компьютации резонансную индетерминистскую среду.

Это  лишь один из путей возможной реализации сознания в небиологических формах материи. Конечно, вопросов здесь пока гораздо больше, чем ответов, как во всяком начинании, рассчитанном  на долгую переходную эпоху. 

Миша, вопрос о применимости материализма/научного подхода к мышлению — тот же самый, что вопрос об искусственном интеллекте. Если первое абсурдно, то второе невозможно. И наоборот. Квантовые компьютеры тут ничего не меняют: они основаны на алгоритмах, как и классические, то есть описываются вполне научным образом, сочетающим закон и случайность. Свобода воли не сводится к индетерминизму, она существенно больше.

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Волченко

Алеша, еще в конце 19 в. научное сообщество (большинство)  было убеждено, что законы физики не позволяют человеку построить  искусственный летательный прибор. Несколько лет спустя братья Райт взяли - и полетели. И тогда научному сообществу пришлось изменить свое мнение.

Все, что творит человек, предыдущими поколениями воспринимается как почти невозможное чудо. Чудо оно и есть - и здесь мы возвращаемся к Льюису, к его книге "Чудеса". Главное чудо - сам человек, дитя природы, ставшее мыслить и этой мыслью преображать природу в себе и вокруг себя. Еще в 18-19 вв. кто мог предполагать возможность искусственного сердца? Ведь сердце считалось седалищем души, эмоций, самого человеческого в человеке. Сейчас никто не встрепенется, слыша "имплантация искусственного сердца", это стало почти рутиной. То же самое, раньше или позже, произойдет с искусственным мозгом. Да, это чудо, но чудесно все, исходящее от человека, от его сознания и воли, а в конечном и начальном счете от Творца. Материализм в традиционном понимании здесь ни при чем. Материя служит только материалом для воплощения мысли.

Как раз сегодня  весь мир облетела новость: "Искусственный интеллект победил чемпиона мира в решающей партии по игре в го"

https://lenta.ru/news/2016/03/12/chempion/ 

Го - игра на несколько порядков сложнее шахмат. Такой вот аккомпанемент к  нашей дискуссии. 

Миша, сказанное тобой не имеет, как это ни странно покажется, отношения к аргументации Льюиса. На таких основаниях что угодно опровергнуть можно. Победа в го показывает изощренность программ, не более того. Материализм/натурализм тут очень причем—они есть ни что иное, как абсолютизация физики. Льюис как раз и показывает, что в парадигмах физики, алгоритмов и случая, мышление принципиально неописуемо. А компьютеры все строятся на парадигмах физики. Включая и квантовые.

Критики искусственного интеллекта вынуждены все время передвигать границы возможного. Как далеко это может нас завести? Что на очереди после Го?

BBC. What does this mean for artificial intelligence? Dr Noel Sharkey, AI expert

Artificial Intelligence (AI) has flirted with games since its beginnings, because only smart humans excel. Unlike the real world, a closed system of fixed rules suits computing.

Despite critical voices, Arthur Samuel's draughts playing program was an incredible achievement in 1959. Like AlpahGo it learned by playing itself repeatedly only many orders of magnitude slower.

Then the goal posts moved. The critics said chess was beyond computing's capability because it needed human intuition and creativity. But then when good amateur challengers had to eat their words in the 1970s, the goal post shifted again.

Critics claimed a horizon where computers might beat some professionals but certainly not grand masters. So when IBM's Deep Blue supercomputer beat world champion Garry Kasparov in 1997, the world was astonished. But Deep Blue was not the human-like intelligence that the founding fathers of AI had hoped for. It won by brute force by searching through millions of moves in seconds. Humans have limited memory and need brilliant pattern perception and creative strategies to win.

Deep Blue versus KasparovImage copyrightAFPImage captionIn 1997 IBM's Deep Blue supercomputer narrowly beat Garry Kasparov at chess

So the critics turned to Go as the impossible. Even with today's vast computer memories and incredibly fast processors (which have doubled more than eight times since Deep Blue), the ancient game will not yield to brute force. The size of the search required for Go is larger than chess by more than the number of atoms in the universe. It is the holy grail of AI gaming.

When Facebook announced earlier this year that their program had beaten a strong Go amateur, jaws dropped in the AI community - and fell to the floor that same day when Google's Deep Mind genius team announced their AlphaGo beat the European champion 5-0.

To beat one of the world's top players, Deep Mind used a mixture of clever strategies to make the search much smaller. They trained their machine on 30 million expert moves to start with, and then the learning machine played against itself millions of times. It worked - the holy grail is in the bag and the goal posts can shift no further.

Does this mean AI is now smarter than us and will kill us mere humans? Certainly not. AlphaGo doesn't care if it wins or loses. It doesn't even care if it plays and it certainly couldn't make you a cup of tea after the game. Does it mean that AI will soon take your job? Possibly you should be more worried about that.

Go is thought to date back to several thousand years ago in China.

Using black-and-white stones on a grid, players gain the upper hand by surrounding their opponents pieces with their own.

The rules are simpler than those of chess, but a player typically has a choice of 200 moves, compared with about 20 in chess - there are more possible positions in Go than atoms in the universe, according to DeepMind's team.

It can be very difficult to determine who is winning, and many of the top human players rely on instinct.

Оказывается,"инстинкт" - это название для неимоверно сложных алгоритмов, охватывающих такое число возможных ходов, которое превышает число атомов во Вселенной.

газета.ру

По мнению Стивена Хокинга, компьютерные программы обладают огромным потенциалом к быстрой адаптации, в то время как человечество ограничено рамками медленной биологической эволюции. В итоге человеческая раса элементарно проиграет машинам конкуренцию за существование на планете.

На конференции Zeitgeist 2015 в Лондоне Хокинг и отметил, что искусственный интеллект превзойдет человеческий разум уже в течение ближайших ста лет.

«До того, как это случится, нам необходимо сделать все возможное, чтобы цели компьютеров совпадали с нашими», — подчеркнул он.

А недавно астрофизик совместно с Илоном Маском опубликовал открытое письмо к разработчикам искусственного интеллекта, в котором сделал упор на важность сохранения контроля над процессом. «Наше будущее — это гонка между растущей мощью технологий и мудростью, с которой мы их используем», — подытожил ученый.

Отметим, что в конце июня Google представила результаты тестирования нового искусственного интеллекта компании. И некоторые ответы ИИ действительно подтверждают опасения Хокинга и Маска.

Так, на вопрос «Каков смысл жизни?» машина ответила «жить вечно»

Из этих новейших материалов следует не только то, что искусственный интеллект может превзойти человеческий, но и то, что уже на ранних этапах его становления следует направить его по другому пути, собственно творческого мышления. При этом  элиминировать деструктивные и эгоцентрические интенции, свойственные человеческому уму, облеченному в плоть хищного млекопитающего. Эту цель - креативной настройки искусственного интеллекта - и преследуют соответствующие главы из моей статьи. Полностью она опубликована в журнале "Звезда" в двух номерах:

Танец "черных лебедей". О тайнах творчества (1). Звезда, 11, 2015, С. 253 – 261

http://magazines.russ.ru/zvezda/2015/11/13ep.html

Пауза и взрыв. О тайнах творчества (2). Звезда, 1, 2016, С. 244-259.

http://magazines.russ.ru/zvezda/2016/1/pauza-i-vzryv.html

А также выйдет в составе моей книги "От знания - к творчеству. Как гуманитарные науки могут изменять мир". М.-СПб., 2016 (март) 

   

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич

Дмитрий Ицков собирается загрузить свой мозг в компьютер и стать бессмертным. Одни ученые его поддерживают, другие сомневаются.

http://www.bbc.com/news/magazine-35786771