Все записи
18:27  /  13.10.16

1159просмотров

Еще Раз о праславянском божестве

+T -
Поделиться:

Публикую отклик литератора, журналиста, культуролога Ольги Щербининой на  мою статью "Раз. Опыт реконструкции славянского божества".

Серьезная заявка представлена в статье философа Михаила Эпштейна  в журнале «Звезда» №7 за этот год под рубрикой «Приключения идей» – «Раз», опыты реконструкции славянского божества. Речь ни много ни мало о пересмотре  представлений об установлении единобожия в цивилизован­ном мире. Оказывается, существует неофициальное направление про­двинутых гуманитариев-энциклопедистов, уверенных в существовании  древнего общеславянского божества по имени РАЗ. Религия РАЗа скрыта во тьме веков; она предшествовала единобожию иудаизма, христианства и мусульманства. Свои убеждения в существовании славянского прамоноте­изма разовцы  (как удачно назвал их Эпштейн) доказывают  посредством анализа языка. Именно язык в своей структуре сохраняет драгоценные свидетельства древних верований и образа мыслей предков, в то время как давно утрачены все материальные носители прошлых культур. «Замеча­тельная особенность русского языка в наличии самого слова «раз», кото­рое не нуждается ни в каких дополнительных элементах, абсолютно само­бытное, самородное в своем корневом значении. /..../ Раз — внутреннее всех вещей, их изначальный прообРАЗ, обРАЗующая воля, вечный обРАЗ­ец. Чтобы постичь волю Раза — вслушайтесь в язык.»   (Сергей Дружин­ин, Евгений Гиреевский. «Разовые уставы»). Эту цитату приводит Михаил Эпштейн в своей  волнующей воображение статье.

 Итак, единобожие еще до бога Саваофа, до Библии... Что же, ведь и в самом деле в дошедших до нас мифах, скажем, аборигенов Австралии все­гда говорится о каком-то одном сверхъестественном существе, создавшем данное племя да и мир в целом. У славянских первопредков тоже был та­кой единый создатель, Творец. И вот адепты новой теории или, если угод­но, религии – разовцы – приводят веские доводы в пользу своего откры­тия. Что замечательно:  РАЗ — он и по-польски раз. И по- чешски... и по-болгарски... и так далее: это слово общеславянское. И везде оно обознача­ет «один» – начало счета, начало всего, начало начал, основа единобожия.

 Далеко не все в рассуждениях адептов  единого бога славян выглядит одинаково убедительно. Зато будит мысль и оставляет убеждение, что разовцы действительно нащупали что-то очень важное и существенное, что никак невозможно просто так взять и отринуть Вот и небесполезно, наверное, поделиться скромными соображениями на счет нового-старого бога РАЗа. Ниже привожу свои наблюдения  на основе лежащих, кажется, буквально на поверхности доводов в пользу существования утраченного, но сохраненного языком праславянского бога РАЗа...

Весьма красноречивым выглядит сразу приходящее на ум слово несу­разный. Можно предположить, что некогда бытовало слово «суразный», а затем уж от него образовалось, как это часто бывает в языке, понятие от­рицательное –  несуразный, а это значит –  не сообразный с РАЗом, не отве­чающий требованиям бога (частица «су» несет значение сопряженности).

Сюда же можно отнести и слово горазд, гораздый – разумный, годный, соответствующий требованиям РАЗа, сообразный с РАЗом. 1/

Еще задумаемся над словом разве. Выскажем предположение: вопроси­тельное разве? можно представить как «бог весь» т. е. «бог знает». Например, фразу «Разве ты пойдешь в лес?» можно представить как «РАЗ ведает, пойдешь ли ты в лес». То есть вопросительное разве разлагается на «Раз весь — бог его знает»...

Заманчиво в контексте наших рассуждений рассмотреть  слово гроза, близкое к грозить и далее разить. Про слово разить много сказано в жур­нальном тексте эссе «РАЗ»: это слово-понятие –  духовный центр, средото­чие сути грозного и воинственного бога РАЗа. Гроза (с чередованием корня раз-роз) – это, как можно  осторожно предположить, – явление людям мо­гучего разящего бога Раза, чье место на небе в огненной колеснице в хри­стианстве позже займет Илья Пророк с его громом и молнией. Слово гроза – общеславянское. Оно одинаково звучит и пишется по-украински, по-бол­гарски, по-сербо-хорватски, по-чешски, по-польски; близко по звучанию по-литовски и по-латышски.2/ Это говорит о древности и живучести слова  ввиду большой важности в быту и в духовных установлениях обозначае­мого понятия. Слово «божественное» и, возможно, через череду близких корней связанное с РАЗом. Впрочем, уважаемые лингвисты не определи­лись насчет этимологии слова «гроза», которая остается неясной.

Относительно приставки раз-рас, обозначающей в нашем языке, как правило, распространение в пространстве или во времени, рассеяние, раз­растание... Связь этой языковой конструкции с богом РАЗом, на чем настаивают адепты новой веры, представляется убедительной. А вот относительно слова разный возникают сомнения. Сергей Дружинин пишет:  «Раз» /..../ сохраняется как корневая морфема, несущая основное лексическое значение, в таких широко употребительных словах, богатых производными, как «разить», «поразить», «выразить», «отразить», «изоб­разить», «возразить», «сообразить», «образовать», «образ», «обрезание», «образование», «отражение», «резать», «отрезок», «рознь», «разный», «разнообразный» и др. Все эти слова обозначают разные стадии и способы оформления вещей — выделения и выделывания их из бесформенного ве­щества.»  И – «Разное – это собственность Раза». Но разный, обозначаю­щий инакость, самобытность, особость, вряд ли со знаком плюс указывает на распространение владений РАЗа. В слове заложено понятие скорее роз­ни, нежели многообразия, розни вместо того сакрального «враз» и «разом», на котором настаивают разовцы. Всё разом и все разом, а не поврозь! «Эх, раз, еще раз, еще много, много раз! Лучше сорок раз по разу, чем один раз сорок раз». Сегодня уже и непонятно: чем же это сорок раз по разу лучше? А вот тем и лучше: тут присутствует тот самый нераздель­ный, неразменный, порывистый, единый, огненный РАЗ, а не  раздроблен­ное действо, даже при том что сорок — сакральное число.   «От этого „разом“ и „сразу“ — все вместе и одним махом — и пошла российская со­борность, артельность, авральность» – самую суть толкуют разовцы.

 А вот корень рез (чередование раз-рез, роз-рез), думается, вряд ли связан со стремлением к многообразию через деление и тем самым умно­жение объектов, ведь резать связано с понятием разить. Все в том же за­мечательном, увы, практически недоступном труде Сергея Дружинина, (которым, по счастью, владеет Михаил Эпштейн) сказано о РАЗе: «но его сущность — разделять, раздваивать. Нет милостивее и нет ужаснее, чем этот Единый и Двоящий Бог, в котором сама целость осуществляется как удар и раскол.»  Что же, логично считать, что РАЗ – тот, кто  выделяет из общей массы, дает образ, индивидуальность, оформляет. Вероятно, в язы­ке отразились обе прямо противоположные тенденции – разъединяющая, разящая –  и объединяющая. Ведь разом можно не только что-то сотво­рить, но и одним махом поразить и уничтожить. Бог – он казнит и милует; от бога ведь и перешло потом это право к его помазаннику божьему царю.

Большое значение придают адепты РАЗа требованию и умению бога сплотить народ, который все способен делать разом, сразу, дружно, сооб­ща, всем миром, единым мощным усилием, сосредоточением воли. Корен­ная особенность русских – видимая «леность», что на самом деле есть на­копление сил, ведущих затем к грозной моментальной разрядке.

 Вот и «обыдèнные» храмы (построенные «об одном дне»), добавим, –  строились одним днем в силу коренного характера русских и со­ответствующих ему верований, в виду  разового, мгновенного единого об­щего усилия по примеру создания божеством мира. Обыденные храмы до сих пор у нас здравствуют. А в сказках, где Иванушке предписано за одну ночь воздвигнуть дворец, дело не просто в скорости задания, а как раз в силе созидания единым, нерасчлененным, нераздельным во времени и пространстве, то есть разовым усилием. Эх, раз! Тогда заметим, что преж­де всего именно одиночность, разовость действия равно как и одиноч­ность, нерасчлененность, разовость, неповторимость объекта делает его священным. В сказках злодеи не случайно ведь героя расчленяют и разносят части по четырем сторонам света, пытаясь лишить его священной силы и способности воскрешения. В целостности сила героя, сила в одиночности – один он такой.  По примеру священной одиночности, единственности  божества, многозначного и при этом цельного всеединого РАЗа. Вот и последующее христианство особенно ревностно  настаивает на нераздельном триединстве Святой Троицы. Только единое и неповторимое, как укоренено в человеческом архетипе, может быть богом. Но тогда единобожие вытекает из самой сути религиозного сознания и монотеизма просто не могло не быть первоначально; более того, именно единобожие (ср. с последующим единоначалием, патернализмом и т. п.) лежит в самом основании религии.

… Откуда взялся этот РАЗ в его нынешнем звуковом оформлении? Вышел ли он из общего индо-европейского лона языков? Ответ на этот и подобные вопросы – достойная цель для исследователей. Был ли РАЗ единым богом или главой сонма богов и божков? Бог весть... Разве легко раздвинуть завесы тайны... завесы, противостоящей развертыванию, раскрытию? Слог за противостоит красноречиво слогу раз, он как бы перевертыш раскрывающего слога «раз». Это, прямо наоборот, приставка закрывающая, опускающая занавес..

Раскрывать закрытое – увлекательнейшая в мире задача...

1/ гора́здый, гора́зд – «проворный, опытный, смышленый, видный», гора́здо, го­ра́зно –  «сильно»; укр. гара́зд –  «хорошо, счастливо», русск.-цслав. гораздъ – «опытный, ловкий»,  чеш. horazditi «бранить, бушевать, шуметь», польск. gorazd в именах собств. Сюда же негора́здок «слабоумный».

2/ гроза́ –  укр. гроза́, ст.-слав., болг. гроза́, сербохорв. гро̀за «трепет, ужас», словен. gróza, чеш. hrůza, слвц. hrôza, польск. groza, в.-луж. hroza. Сюда же грози́ть, грожу́, ст.-слав. грозити и т. д. Родственно литов. gražóju, gražóti «грозить», латыш. gręzuȏt «грозить, сердиться».

(Примечания даны по Этимологическому словарю Макса Фасмера.)

Ольга Щербинина

Сентябрь 2016, Петербург