Все записи
22:44  /  12.11.16

3765просмотров

Есть ли интеллигенция в Америке?

+T -
Поделиться:

Конечно, есть. Я убеждаюсь в этом постоянно, и не только потому, что работаю в университете. Интеллигенция — это интеллектуально и социально активная часть населения, причем интеллектуальное и социальное взаимосвязаны. Образцы российской интеллигенции — А. Сахаров, С. Аверинцев, Д. Лихачев, В. В. Иванов, А. Вознесенский... Им типологически близки представители интеллигенции американской — Н. Мейлер, С. Зонтаг, Н. Хомский, Боб Дилан, Б. Гейтс, С. Брин, М. Цукерберг... Ученые, исследователи, открыватели, строители, бизнесмены, объединенные тем, что их работа имеет не только профессиональное, но и социальное и этическое измерение. Поэтому никак нельзя согласиться, что интеллигенция — чисто русское явление. Интеллигент — это мыслящий человек, для которого мышление связано с гражданским действием и моральной ответственностью. В США огромное число интеллигентов именно в этом смысле слова, гораздо больше, чем в любой другой стране мира. Усилиями и энтузиазмом американской интеллигенции создается масса общественных, образовательных, инновационных, филантропических организаций, действующих на добровольных началах.

По оценке социолога Ричарда Флорида, автора термина "творческий класс" ("creative class"), к нему принадлежит уже порядка 30-40% американского общества, 40-50 миллионов. Они-то и составили костяк клинтоновского электората. И их кандидат получил наибольшее число голосов на национальных выборах, хотя и проиграл по числу выборщиков от штатов.

Можно ли заменить понятие "интеллигенции" на "интеллектуальную элиту"? Сам по себе интеллектуал — еще не интеллигент, если его мышление замкнуто профессиональными рамками, если он прекрасный программист, физик, банкир или актер, но до всего остального, что относится к смыслу жизни и судьбам общества, ему нет дела. Интеллигент — это интеллектуал, выходящий за рамки своей профессии, "public intellectual", как говорят в США. Интеллигентность — это нравственный и гражданский запрос на свободу мысли.

У русской интеллигенции — особая, страдальческая судьба. Веками она плющилась между молотом власти и наковальней народа и поэтому нередко предавала свое назначение, отрекалась от свободной мысли в пользу "сермяжной правды", "темной силы", "труда со всеми сообща и заодно с правопорядком" (Пастернак). Никто так не поносил интеллигенцию, как она сама себя:

А сзади, в зареве легенд,

Дурак, герой, интеллигент

В огне декретов и реклам

Горел во славу темной силы,

Что потихоньку по углам

Его с усмешкой поносила

За подвиг, если не за то,

Что дважды два не сразу сто.

А сзади, в зареве легенд,

Идеалист-интеллигент

Печатал и писал плакаты

Про радость своего заката.

        Пастернак, "Высокая болезнь"

Оттого у некоторых просвещенных людей сегодня (см. дискуссию вокруг предыдущего поста) возникает искушение отречься от "скомпрометированного" понятия "интеллигент" и заменить его "интеллектуалом". Да, интеллигенция не может обойтись без интеллектуальной свободы и честности. Но не может ею и ограничиться, поскольку интеллигентность — это еще и готовность пострадать за истину, претерпеть гонения, соотнести идею с личным опытом и судьбой. Именно сейчас, когда американскую "интеллектуальную элиту" постигло страшное разочарование, когда ей приходится вкушать горчайшие плоды демократии, она в большей степени, чем когда-либо раньше, может стать интеллигенцией в российском смысле этого слова.

Вот как завершает свою статью об итогах выборов Дэвид Ремник, редактор "Нью-Йоркера", долгие годы проработавший московским корреспондентом "Вашингтон пост": "Вчера поздно вечером, когда поступали результаты из последних штатов, мне позвонил друг — глубоко опечаленный и терзаемый страхом конфликта, войны. Почему бы не уехать из страны? Но отчаяние — это не ответ, не решение проблемы. Сражаться с авторитаризмом, разоблачать ложь, бороться достойно и ожесточенно во имя американских идеалов — это все, что остается. То есть, единственное, что нужно делать".

Эта меланхолия, сомнение, саморефлексия в сочетании с решимостью действовать — и есть родовое свойство интеллигенции в лучшем смысле этого слова. Надеюсь, американская интеллигенция, хотя бы в силу своей многочисленности, окажется исторически сильнее и удачливее, чем российская и советская. Все-таки Трамп — это не самодержавие и не диктатура пролетариата. Но сейчас американские интеллектуалы, ощутив небывалую раньше враждебность новой власти и избравшего ее демоса, вынуждены будут все больше самоопределяться граждански, этически — т.е. становиться интеллигенцией. Первое дело мыслящего человека — превращать мысль в способ действия, а не обслуживать низменные инстинкты масс или пропагандистские запросы верхов. Это и есть задача интеллигенции, лат. intelligentia — мыслительной силы, персонифицированной в граждански активном социально-профессиональном слое. Поэтому, на мой, взгляд, лучше не отказываться от понятия "интеллигенция", а быть достойным того смысла, что изначально в нем заключен.

 

 

Комментировать Всего 13 комментариев
самоопределение

Простите, а Вы к какой интеллигенции себя причисляете - к русской или американской?

Это, видимо, интеллигенция будущего, "гражданское действие и моральная ответственность" которой не будет ограничиваться национальными и государственными рамками.

Эту реплику поддерживают: Михаил Эпштейн

На эту тему у меня скоро будет пост под названием "Вочеловечение". 

Решимость действовать

Простите, из Вашей статьи у меня сложилось впечатление, что принципиальное свойство интеллигенции – решимость действовать. Из Вашего профиля я поняла, что Вы гражданин США и сейчас живете в этой стране. Не могли бы Вы сказать, какие действия лично Вы запланировали на ближайшее время в плане борьбы с авторитаризмом ... во имя американских идеалов?

Данная статья - одно из таких действий. О дальнейших сможете узнать по ходу осуществления. :)

слово и дело

Простите мне мою прямоту, но ТАКИХ решительных действий в ходе последней избирательной компании было, как я поняла, огромное количество. Не сработало.

Выражение либеральных мыслей закрытом клубе с либеральной аудиторией - как-то в моих глазах совершенно не похоже на борьбу с авториторизмом.

Ну, да я Вам не судья. Просто было интересно к чему на деле сводится эта решительная борьба.

Сработало. Клинтон выиграла национальные выборы и проиграла лишь по голосам выборщиков (архаическая система со своими плюсами и минусами). А если Вы представляете "решительные действия" как подготовку боевых отрядов и складов с оружием, вынужден Вас разочаровать. :) 

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Вы ошибаетесь

Ни упомянутые Вами Сахаров, ни Лихачев, никаких боевых отрядов не готовили. И - нет - я не думаю, что агрессия- это единственный способ борьбы. Вспомнить хотя бы Манделу и Ганди.

Но я поняла Вашу статью так, что решительная борьба, включая - цитирую "готовность пострадать за истину, претерпеть гонения" - это нечто большее, чем абсолютно безопасное высказывание мыслей в кругу своих. Вот мне и было интересно, что вы собираетесь ДЕЛАТЬ. Способы противостояния интеллигенции авториторизму - вот что меня интересовало.

И в этом смысле Ваши ответы действительно разочаровывают. Но не потому, что Вы не собираетесь воевать с оружием в руках. Это обещание, что о дальнейших действиях я смогу узнать по мере их осуществления, честно говоря, мне больше всего напоминает Трампа. 

"Слова поэта суть дела его" (Пушкин). Почитайте мои книги, надеюсь, найдете много антиавторитарного. Последние: "От знания — к творчеству. Как гуманитарные науки могу изменять мир" (Спб — М., 2016); "Поэзия и сверхпоэзия. О многообразии творческих миров"( СПб, 2016), "От совка к бобку. Политика на грани гротеска" (Киев, 2016). Удачи в чтении и понимании!

а вот и дела

Реклама - двигатель продаж :-)

Вот это - действительно уже не пустые слова, а действие!

Ваш призыв к решительной борьбе, особенно в пункте пострадать и пожертвовать, прозвучал очень... Неубедительно. Слабо верилось, что Вы поучаствуете в том, к чему призываете.

А вот реклама - это да. Тут я вам ВЕРЮ. Удачи и Вам в увеличении продаж Ваших книг.