Все записи
18:18  /  2.09.17

2540просмотров

Хроника и Иерархия. Литературоведы в списке 100 самых влиятельных россиян

+T -
Поделиться:

Forbes составил список 100 самых влиятельных россиян за последние 100 лет. Приятно удивляет, что среди них — четыре литературоведа: Михаил Бахтин, Владимир Пропп, Дмитрий Лихачев и Юрий Лотман.

Михаил Бахтин, 1895 — 1975

Про Проппа, автора "Морфологии сказки" (1928) и основоположника структурализма в фольклористике, мало кто слышал за пределом филологической науки, да и само название дисциплины "литературоведение", наверное, незнакомо большинству россиян. А между тем ее вклад в величие и славу страны сопоставим со спортом (пять имен) и превышает значимость армии и флота (три имени).

Владимир Пропп, 1895 — 1970

Вот и задумаемся о соотношении Хроники и Иерархии, или Новостей и Ценностей. Например, спортивные новости составляют чуть ли не треть всех материалов СМИ, а о литературоведении если и узнаешь, то, как правило, только из некрологов (думаю, что Бахтин и Пропп в свою эпоху "безвременья" даже некрологов в большой прессе не удостоились). А потом подводят итоги столетию — и оказывается, что исследователи литературы послужили славе отечества не меньше, чем бойцы хоккейных площадок и даже военных фронтов. Из полководцев в списке — только А. Деникин, А. Колчак и Г. Жуков. Где все остальные военачальники, распоряжавшиеся судьбами миллионов? Где Тухачевский и Рокоссовский, Блюхер и Конев? Их нет, а есть авторы таких трудов, как «Проблемы поэтики Достоевского» (Бахтин), «Исторические корни волшебной сказки» (Пропп), «Поэтика древнерусской литературы» (Лихачев), «Структура художественного текста» (Лотман). Оказывается, эти труды долговечнее ратных. 

Дмитрий Лихачев, 1906 - 1999

Вспомним советскую эпоху, когда страна становится сверхдержавой, проводит индустриализацию и коллективизацию, побеждает во Второй мировой войне, покоряет космос и целину, бросает вызов Америке, прокладывает пути в коммунистическое будущее. Сколько славных имен, гремевших с каждой газетной страницы в шестой части мира! Свердлов и Дзержинский, Киров и Орджоникидзе, Стаханов и Чкалов, Молотов и Каганович, Жданов и Маленков… Их речи и дела определяли судьбы страны и мира. А чем занимались филологи? В тот же самый год, когда запущен первый спутник Земли, В. Пропп, профессор кафедры русской литературы ЛГУ, пишет статью "Молодой Добролюбов об изучении народной песни" (1957).  М. Бахтин, преподаватель провинциального  Мордовского пединститута в Саранске, работает над черновиком своего так и не законченного труда "Проблемы речевых жанров". Их главные работы: о морфологии волшебной сказки и о проблемах творчества Достоевского, опубликованные в конце 1920-х гг., к 1950-м гг. оказались забыты и почти никому не нужны.

Проходит 60 лет. И в списке самых влиятельных россиян, составленном сообществом лучших экспертов, нет Буденного и Ворошилова, но есть Бахтин и Лотман.

Юрий Лотман, 1922 — 1993

Конечно, к этому списку могут быть претензии. Непонятно, почему там оказался Сергей Брин, уехавший из России в возрасте 5 лет. А если все определяется местом рождения, то почему в нем нет всемирно известного лингвиста Романа Якобсона (1896 – 1982) или писателя и мыслителя Айн Рэнд (Алисы Зиновьевны Розенбаум, 1905 - 1982), уехавшей их России в возрасте 20 лет? Четыре ее романа, изданные общим тиражом 30 млн. экз.,  входят, по версии читателей,  в список десяти лучших  англоязычных романов; «Атлант расправил плечи» был признан второй после  Библии книгой, наиболее повлиявшей на жизнь американцев (его прочли 8% взрослого населения страны). Если уж речь о литературе, Айн Рэнд оказала гораздо большее влияние на мир, чем «списочные» Горький, Бунин, Шолохов и Высоцкий, вместе взятые.

Айн  Рэнд (Ayn Rand), 1905 — 1982

Но в целом, этот список — хорошее напутствие будущим филологам и вообще гуманитариям. Царь Александр III любил повторять, что у России только два верных союзника: армия и флот. Оказывается, язык и литература — намного вернее. Изучайте язык и литературу! У вас больше шансов войти в историю цивилизации. Цивилизация любит тех, кто ее изучает.  

                 

Комментировать Всего 21 комментарий

Что ж, очень интересно! Выходит, толстосумы не совсем погрязли в цинизме и прагматизме и способны оценить тех, кто умер в нищете, как Бахтин. 

Должен добавить, что список ученых тоже довольно представительный: Ландау, Абрикосов, Гинзбург, Капица, Колмогоров, Канторович, Сахаров, Тамм, Прохоров, Алферов, Вавилов, Вернадский, Павлов.

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров, Михаил Эпштейн, Елена Пальмер

Писатели: Горький, Бунин, Набоков, Булгаков, Шолохов, Солженицын, Пастернак, Бродский, Высоцкий

Философ: Николай Бердяев.

Теолог: митрополит Антоний Сурожский.

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik, Елена Пальмер

Миша, пусть простят меня напутствуемые тобой филологи, но все же самые долговечные тексты не только совершенно аполитичны, но и сверх-литературны, сверх-цивилизационны и сверх-культурны, я бы сказал. Так что, дерзающим на самую долгосрочную память надо не в ту дверь, а в эту :^) 

Это как, Алеша? Как Будда или Христос?

Между Проппом и Буддой есть же много уровней дерзновений, Миша :). 

"Сверх-филологичны" — это я бы еще понял. "Сверх-литературны" — это значит, больше, чем Шекспир, Гете и Достоевский. "Сверх-цивилизационны и сверх-культурны" —  значит, больше, чем Ньютон и Эйнштейн, больше, чем Александр Македонский и Наполеон, поскольку наука и политика — часть цивилизации. Кто же эти сверхцивилизационные титаны? 

На мой взгляд, не только Христос и Будда, но и все перечисленные тобой гиганты, кроме, пожалуй, Александра и Наполеона, именно таковы, сверхлитературны и сверхцивилизационны. Гамлет, Фауст, Иван Карамазов переступают границы художественной литературы, fiction, они вошли в ткань вечных вопросов философии, которые именно через них достигают предельной остроты и силы. Ньютон и Эйнштейн совершили такие открытия, которые, хотя и были обусловлены конкретикой культуры (я писал об этом в заметке "Вопрос Джозефа Нидема") принадлежат разуму как таковому, а потому эти открытия даже сверхчеловечны. 

Что ж, если вычесть "вечные вопросы философии" из цивилизации, тогда так. 

Моя мысль была иной, Миша. Вечные вопросы философии сверхцивилизационны в том смысле, что они не есть принадлежность лишь какой-то особой цивилизации. Веданта, как и Платон, принадлежат человечеству, не замыкаясь в границах древнеиндийской или греко-римской цивилизации.

Согласен, но первое и главное значение слова "цивилизация" — это именно состояние человечества, т.е. "всечеловечность" входит в само значение слова. А дальше уже могут присоединяться сужающие определения: "античная", "западная", "английская" и т.д. 

Civilization, noun

1. an advanced state of human society, in which a high level of culture, science, industry, and government has been reached.

2. those people or nations that have reached such a state.    

На мой взгляд, Миша, скорее социальные порядки эволюционируют еще настолько сильно, что потребуется слово, чтобы отделить их от "цивилизаций", как цивилизация отделяется от варварства, чем то, что образы Гамлета или Ивана Карамазова будут забыты философами за ненадобностью. Забыты по причине тех или иных катастроф могут быть, но это другое. В этом смысле я и называю эти образы сверхцивилизационными. Их значение таково, что они переживут не только специальные цивилизации, но даже и цивилизацию per se. 

Алексей Буров Комментарий удален автором

Миша, опечатка: "Александр II" 

Вычеркнуть их всех и оставить Чичикова, семью Карамазовых, Мастера и Маргариту, доктора Живаго, Лолиту, Ивана Денисовича...

Вспомнилось:

"И старый Лотман по субботам

ДарИт Историю, с рассчетом

Далеким от "карманных" дел.

(И я под Пушкина запел...)" из A.Litvin "Возвращение с Урала", 1988 г.

Anton Litvin

И что это ты вспомнил...

Сейчас так бы уже не сказал. "Старый" - ему только 66 и было. По нынешним временам  детский возраст.

Судя по всему, Платонова они не знают совсем. И вряд ли узнают. 

Эту реплику поддерживают: Виктор Дьяков, Андрей Занин

Чтобы качественно перевести Платонова и понять его "язык" надо чтобы переводчик не просто в совершенстве знал язык оригинала и свой язык, но и понимал ход мыслей, мировоззрение гениального русского писателя. Это почти невозможно, "попасть" в перевод так же, как Лермонтов "попал" в "Горные вершины" Гете. Но там гений перевел гения. А за перевод прозы, как правило, гении не берутся. Так что, скорее всего Вы правы, мир Платонова не знает, не ценит, и если узнает и оценит, то очень не скоро.  

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

И. Бродский: "...Платонов говорит о нации, ставшей в некотором роде жертвой своего языка, а точнее -- о самом языке, оказавшемся способным породить фиктивный мир и впавшем от него в грамматическую зависимость. Мне думается, что поэтому Платонов непереводим и, до известной степени, благо тому языку, на который он переведен быть не может".  (Послесловие к "Котловану", 1973).

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

Anton Litvin

Тянет на фразу месяца. 

"Благо", говорит... Но, однако ж не апдайки - литература.

Вот выскажу рискованную мысль: во всей англоязычной литературе ХХ века Набоков - самый яркий персонаж. (Кто читал на английском, а-у-у...)

Да не только грамматическую, но еще и фонетическую... (Вот бы только от пунктуации кактострофичной  как-нибудь отвязаться)

Новости наших партнеров