Все записи
04:56  /  25.11.17

5013просмотров

Пять правил жизни (из "Энциклопедии юности")

+T -
Поделиться:

В издательстве "Эксмо" вышла книга  М. Эпштейна и С. Юрьенена "Энциклопедия юности". О ней и других новинках  издательства, которые будут представлены на ярмарке интеллектуальной литературы  non–fiction в Москве 29 нояб. — 3 дек. 2017 (в Центральном Доме художника на Крымском Валу), можно прочитать здесь.

 

Ниже — отрывок из "Энциклопедии юности", статья "Правила жизни":

У каждого есть свои правила жизни, осознанные или неосознанные. У меня с юности, отчасти под воздействием Лао-цзы, но главным образом, как вывод из собственных болезненных взаимодействий с миром, выработалось их пять.

 Правило 1. Ничему не противостоять, ни с чем не отождествляться.

Как только я чувствую, что слишком глубоко влипаю в некое движение, тенденцию, группу, я стараюсь отстраняться. И наоборот, если я начинаю намертво, в упор кому-то или чему-то противостоять, я чуть-чуть сдвигаюсь, переношу точку упора, чтобы получить возможность маневра, обхода, свободы движения. Моя стихия — текучая середина, чтобы всегда оставалось какое-то пространство и справа, и слева, чтобы не быть припертым к стене или загнанным в угол. Я стараюсь смотреть на мир обоими глазами, слушать обоими ушами, мыслить обоими полушариями мозга, проговаривать мысль на двух  доступных мне языках (русском и английском).

Правило 2. Не перегружать людей информацией о себе.

Это совет моей мамы, и  с возрастом я все больше его ценю. Это не значит, что никому нельзя доверять, но надо исходить из энтропийности нашей вселенной, где всегда происходят какие-то утечки и расползания. Меняются отношения между людьми, близкие отдаляются, доверенные лица сами доверчивы и делятся с другими... Нет более надежного хранилища сведений о себе, чем твой собственный мозг. Впрочем, несмотря на мои старания следовать этому правилу, я на шкале открытости-закрытости стою гораздо ближе к первой  (примерно 7 из 10), и шпион-разведчик из меня получился бы никакой.

Правило 3. Не добиваться определенности там, где можно довольствоваться неопределенностью.

Из дневника, 3.10.1970. "Нужно довольствоваться той степенью определенности, которая есть в мире. Наши провалы, мучения, конфликты с людьми – от попытки определить больше, точнее то, что остается только возможным. Вот человек: думает так-то, смотрит так-то. Но мы не удовлетворены, пока не определим для себя: умен он или глуп, любит меня или не любит. Не превышай меру определенности, заданную самим предметом, предоставь ему возможность роста и самоопределения, смотри на него сквозь расширяющуюся щель в своей системе категорий. Во всем, что есть и происходит, гораздо больше возможного, чем уже определившегося".

Правило 4. Усилие без насилия.

Правильные вещи должны делаться относительно легко. Конечно, прилагать усилия необходимо. Но если что-то не получается, лучше оставить это в покое или по крайней мере подождать, не изменятся ли обстоятельства. Чрезмерные усилия могут привести к результатам, обратным ожидаемым. Если ключ не вставляется в замок, не стоит его туда изо всех сил запихивать: может быть, это ключ от другого замка или замок для другого ключа? Иными словами, нужно следить, чтобы усилие не перешло в насилие над вещами и тем более людьми. Если я звоню кому-то, но после двух-трех попыток не могу дозвониться, я откладываю попытку  до завтра. Может быть, этот человек сегодня не в настроении, устал, занят, измучен жизнью и ангел охраняет его от моих вторжений. У обстоятельств есть своя логика, поэзия, грация, им нужно доверять, чтобы не превратить их в грозную судьбу, вырастающую против тебя. Не будь мелочен и назойлив в своих претензиях к бытию, сохраняй за ним право на широкие жесты щедрости и удачи.

Правило 5. Приобретать опыт, не теряя души.

Одно из главных мучений юности: приобретение наибольшего опыта с наименьшими душевными потерями. Опыт ведь можно приобретать в самых грязных местах, посредством самых тоскливых экспериментов. Но при этом теряешь себя ровно в той же степени, в какой приобретаешь этот самый опыт.

Для меня было больной проблемой: нужно ли заставлять себя делать то, что не хочется, ради приобретения опыта? Нужно ли знакомиться с неизвестными девушками, ходить в чужие компании, наращивать социальные связи, притворяться ловким, свойским, общительным — и при этом чувствовать себя одиноким?

Я постепенно понимал, что  приобретать опыт, не теряя души, — это почти так же сложно, как перейти реку, не замочив ног. Оставалось ходить по краю, по бережку, чтобы  ноги окунуть, но не утонуть. Этой осторожности, половинчатости я в себе не любил, но таким, нелюбимым, мне и приходилось себя принимать...

Миша и Сережа, Москва, 1974 г

Сережа и Миша, Нью Джерси, 2009 г.

 

Оглавление "Энциклопедии юности"

Оглавление "Энцикопедии юности" (окончание)

 

Приведу с разрешение  писателя Михаила Шишкина его замечательный отзыв на первое, зарубежное издание "Энциклопедии юности" (2009):

"Дорогой Миша! Спасибо Вам огромное за Вашу замечательную книгу! Я тут сидел с переломанной ногой в четырех стенах и ею спасался. Сначала все было интересно, и сама структура и подход, но по-настоящему мне стало нравиться – и очень! – после Вашего прекрасного куска про учителя А. И оценка этой истории от лица девушки переворачивает все и делает прекрасный текст замечательным в квадрате – не знаю, какое слово подобрать. К легкости текста прибавилась невероятная глубина и мудрость. Поздравляю Вас с Вашей "ЭЮ"! Читал, не отрываясь.

Вот, может, вам будет интересно – несколько свежих впечатлений по ходу чтения. Очень смешно и живо про встречу с Битовым. Вот, наверно, так и нужно писать "литературные мемуары"...  И жалко, что про какие-то важные вещи – скороговоркой, например, про тогдашнее восприятие Бродского. Будущее – ужасно трогательная сцена, описанная Ю. и – тот самый случай, когда, Миша, Ваш комментарий совершенно ненужен (очень редкий случай в этой книге), все и так понято. В комментарии Вы будто извиняетесь за уверенность юности в своем гениальном будущем. Зачем? Это такая чудесная сцена, что не требует ни объяснений, ни извинений. Уважайте читателя! Вы еще будете работать над этим текстом? Вы с Ю. удачно дополняете друг друга – Ваши замечательные классификации (вроде науки о вещах) и его живые картинки. Пожалуй, самое слабое место книги – сны. Такие главы, как "Девушки" так замечательно рассказаны, что хочется еще. Тем более, что читателю очевидно – рассказано не все и еще есть, о чем поведать. Кстати, в этом, похоже, проблема книги – сам жанр энциклопедии зовет к краткости, но часто краткость мешает. Ваш "Еврей" - очень здорово! И вообще очень много маленьких шедевров, вроде "Литература".

Какие удивительные отрывки из Ваших дневников! Очень понравилось "Насилие". В "Некорректности" приводятся примеры вспыхнувшей горячей любви снизу и сверху, а заключается это некорректно - выводом о крепости устоев тоталитарного режима в российских границах, поскольку там все держится на том, что те, кто сверху, тех, кто снизу. В "Паломничестве" странно, что Вы не были ни на могиле Пастернака в Переделкине, ни на кладбище в Комарово под Питером... Прямо нехристи какие-то! Может, припомните? А то какой-то Некрасов, какой-то Евтушенко... Про булгаковскую квартиру ничего не говорю – сам там не был. А вот, дочитал до Переделкино! Тогда там нужно какую-то ссылку, что ли? Опять, кстати, какой-то Евтушенко, как что-то само собой разумеющееся – впору уже сноску давать.

Ужасно трогательно Ваше "Писательство". Иногда непонятен принцип – о чем рассказывается, о чем – нет. Например, о Гальего старшем – излишне подробно, а про то, что было на самом деле у Авроры с сыном Рубеном – ничего. В интернете ходят разные истории – вот возможность написать то, что было на самом деле. Когда Вы рассказываете конкретные истории, всегда получается здорово, когда гоните галопом по Европам, как в "Путешествиях", остается ощущение неудовлетворенности. Хочется подробнее, рассказа! А то не верится в Ваши голословные путешествия автостопом и, особенно, в полюбившийся Вам народ. Чудесна самоирония, пронизывающая весь текст. Завидую умению написать смешно – вроде "Сописания". В какой-то момент начинают раздражать повторения – посчитайте количество упоминаний выдергивания страниц со свастикой.

И главное, очень здорово написано! Вот пример текста, который читаешь с завистью: "При этом твоя "живая жизнь" была чревата словесностью, и даже твои самые ра(и)скованные чувственные опыты носили оттиск какого-то стиля, как тема или аллюзия будущего рассказа. Можно представить себе Пишущее Тело, все члены которого — резцы или перья. Плоть-самописка. В твоей прозе тревожила эта близость дымящейся плоти, с которой еще не сошла любовная испарина. Как будто именно она служила тебе невидимыми чернилами. Как будто той же рукой, которая только что гладила, ласкала, мучила, увлажняла и увлажнялась, ты брался за перо и прикасался к бумаге." И таких фраз, от которых становится радостнее, – на каждой странице. Очень здорово – "Чтение", "Я – Миша".

Вообще, в книге много размышлений и не хватает живых рассказов о людях и ситуациях. Они есть, чудесные, но хочется больше. А то у лодки крен на одну сторону. Еще там во многих местах несоответствия заявленных шрифтов, например: "По ту сторону морали есть только модификации Зла. По эту сторону — талантливый человек, а сам талант — по ту сторону, питается прямо с древа жизни, еще не отравленный плодами познания добра и зла." Короче: Миша, Вы написали прекрасную книгу! А почему книга вышла в Америке, а не в Москве? Или еще не вышла? Спасибо Вам огромное! Счастливо мш".

 

Это отзыв на первое издание, вышедшее в США очень маленьким тиражом. А нынешнее, московское значительно переработано, отчасти с учетом пожеланий  Михаила Шишкина,  и расширено примерно на треть. Тематическое ядро книги — филфак МГУ, где на нашем курсе (1967 год поступления) учились: поэт и эссеист Ольга Седакова, писатель Денис Драгунский, античница Нина Брагинская, литературовед и педагог Евгения Абелюк, литературовед и переводчик Геннадий Барабтарло,  протоирей Валентин Асмус, диакон Борис Сорокин, писатель Ирина Муравьева,  историк Александр Подосинов, лингвист Галина Келлерман. А также  Сергей Бобков, сын Филиппа Бобкова, первого зам. Ю. Андропова по КГБ, руководителя 5-го отдела. Я с ним не общался, а Юрьенен написал о нем прекрасный рассказ "Кто ты, Москва?", включенный в книгу как приложение.

 

Комментировать Всего 39 комментариев

Правило 3 особенно понравилось. В связи с ним вспомнилось стихотворение Вани Ахметьева:

и как чувство это было

эфемерно мгновенно

так и воспоминание о нем

трудно уловимо

что и описание его

весьма приблизительно

Скольких бед мы избежали бы, если б довольствовались принципом неопределенности применительно не только к квантам (Гейзенберг), но и к самим себе!  Мы волны, а хотим себя усечь до частиц. :) 

Эту реплику поддерживают: Борис Цейтлин

Заказал, Михаил, в Москве  "Энциклопедию юности". Мне это особенно интересно. Ну, Вы знаете почему....Очень рад, что ваша  с соавтором книга  нашла   такого читателя и рецензента, как Михаил Шишкин.

Спасибо, Эдуард! Мы ведь  с Вами склонны к воспоминаниям в алфавитном порядке! Вашу книгу я читал с большой симпатией с точки зрения как формы, так и содержания.  

Миша, спасибо громадное, обязательно куплю книгу! Все ваши пять правил мне невероятно близки... и все-таки - как все субъективно! В отличие от уважаемого  Борис Цейтлин правило №3 разделяю лишь отчасти: мне как раз важна определенность. Видимо, это есть следствие чувства незащищенности, тянущееся из детства... Как-то проходила один психологический тест: выяснилось, что моя потребность в безопасности (то бишь, я - control freak) почти стопроцентна(...

Если же абстрагироваться от конгениальности моих правил жизни с вашими... Не значат ли эти правила, что интроспективный склад личности является определяющим при всех остальных входящих?..

Эту реплику поддерживают: Михаил Эпштейн

Да, Аня, сколько ни есть психологических классификаций, а деления на интро/экстра не минует ни одна из них. Я по всем тестам выхожу в интро, но в некоторых типовых ситуациях (например,  в аудитории, когда преподаю) оказываюсь экстра. Профессия обязывает. И здесь опять-таки мне милее неопределенность, так что я даже придумал третий тип: трансверт, тот, кто гуляет из интро в экстра и обратно.  

я даже придумал третий тип: трансверт, тот, кто гуляет из интро в экстра и обратно

Миша, замечательно! Вы мне как будто индульгенцию выдали). 

Гуляйте смело от предела до предела! :)

Михаил, спасибо, закажу и куплю обязательно. В электронной версии есть?

Спасибо, Дмитрий. Насколько я знаю, еще нет. Вообще тираж небольшой, и больше половины уже раскуплено. 

Дмитрий, вот прямые линки к книге:

Озон

Московский Дом книги 

Эксмо

Она также будет продаваться (вероятно, с большой скидкой) на выставке-ярмарке non–fiction в Москве, 29 нояб-3 дек.

Боюсь оказаться бестактным, но мне кажется ты сам, Миша, не очень то придерживаешься своих Правил. Во всяком случае Правила 1. 

"Нет более надежного хранилища сведений о себе, чем твой собственный мозг." Увы, если б это было так...

"Я,я,я, что за страшное слово...

Неужели, вон тот - это я?

Разве мама любила такого,

Желто серого, полуседого

И все знающего, как змея?"

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Алеша, это правило 2 (а не 1). И я не понимаю связи с Ходасевичем. 

Я просто не разделил два утверждения. Первый а второй абзацы касаются двух разных правил. Второй о том, что, к сожалению, наша память не является надежным хранилищем, иначе зачем было бы писать дневники? 

Речь не о том, чтобы не записывать свои мысли, а о том,  чтобы не слишком делиться с другими информацией о себе (в устной или письменной форме). 

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Миша, в твоих правилах представлена лишь ценность неопределенности, а противоположная ей ценность ясности, точности, достоверности, надежности не представлена никак, будто она лишь антиценность. Почему так?

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Алеша, если бы я задумал разложить всю жизнь на правила, их были бы сотни, если не тысячи. Речь идет о правилах, которые, во-первых, сложились в юности и, во-вторых, в наибольшей степени контринтуитивны, т.е. противоречат общепринятым. Обычно ценится ясность, определенность, а мне еще тогда подумалось, что не стоит добиваться определенности любой ценой, что в отношениях между людьми (любовь, дружба, сотворчество) может быть  ценна именно неопределенность. Тогда я не был знаком с теорией, что ментальные  процессы могут протекать на квантовом уровне и, след., вбирать в себя индетерминизм микромира (да и не было тогда такой теории), но что-то в этом роде  мне почудилось.

"... о правилах, которые ... сложились в юности...обычно ценится ясность, определенность"

Да, соцреализм прежде всего бил резкими гранями плаката, эстетическим сопротивлением чему могла быть лишь неопределенность.  

"Тогда я не был знаком с теорией, что ментальные  процессы могут протекать на квантовом уровне..., да и не было тогда такой теории"

Эта мысль была высказана Артуром Комптоном в 1931 году в дискуссии с другим крупным физиком, Дарвином (внуком Чарльза), статья в Science The uncertainty principle and free will. 

Тем лучше, если эта идея высказывалась раньше. Я думал, она принадлежит Р. Пенроузу, кот., кстати,  в 1931 г. только родился, а выразил ее в 1989 г. ("Новый ум короля"). Впрочем, я имею в виду не свободу воли, как упомянутые тобой авторы, а принцип неопределенности в человеческих отношениях. А повлиял на меня, скорее всего, Л. Толстой:

"Люди как реки: вода во всех одинакая и везде одна и та же, но каждая река бывает то узкая, то быстрая, то широкая, то тихая, то чистая, то холодная, то мутная, то теплая. Так и люди. Каждый человек носит в себе зачатки всех свойств людских и иногда проявляет одни, иногда другие и бывает часто совсем непохож на себя, оставаясь все между тем одним и самим собою" ("Воскресение").

Впрочем, и Толстой — о другом. Я имею в виду, что не ставить точки над  i —  лучший способ сохранить потенциальность человеческих отношений, романтический размыв, туман (это отн. не только к любви). Впоследствии эти мысли вылились в книгу "Философия возможного" (2001). 

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik, Сергей Мурашов, Алексей Буров

"Я думал, она принадлежит Р. Пенроузу, кот., кстати,  в 1931 г. только родился, а выразил ее в 1989 г. ("Новый ум короля")."

Пенроуз пошел дальше, Миша: в этой книге он показал, что творческое мышление не может сводиться к алгоритмизируемым законам физики и случайности. Отсюда он заключил, что должны быть еще иные, не открытые пока, неалгоритмизируемые законы. Другая возможность — заключить, что творческий ум есть первичная, не сводимая к законам реальность. Я-то думаю, что дело обстоит именно этим последним образом, конечно. Странно, что Пенроуз нигде эту альтернативу не обсуждает.

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik, Сергей Любимов, Михаил Эпштейн

Тут на эти темы неплохо написал Губайловский в журнале "Урал".

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Спасибо, Алеша. Приятно видеть еще одного думающего человека среди соотечественников. Прочел. Неплохой обзор прилегающей тематики, хотя и не без неточностей, и слишком беглый, на мой взгляд.

Среди неточностей:

"Проблема этой модели [лапласовского детерминизма, ЛД] состоит в том, что прошлое не отличается от будущего: время не учитывается в модели явно, и непонятно, почему невозможен возврат в прошлое."

Я бы не сказал, что проблема стрелы времени специфична именно для ЛД; она возникает в любых физических картинах вселенной, включая и недетерминистичные. Это одна из фундаментальных тайн мироздания, как и познаваемость законов. 

Прекрасно. Всем пяти стараюсь следовать по мере возможностей (моё шестое правило "не силься быть последовательным всегда и во всём").

"Не добиваться определенности там, где можно довольствоваться неопределенностью" совершенно необходимо в исследовательской работе.

Думаю, что вы всё-таки интроверт (из моих уст это звучит как комплимент). Ведь любовь к общению (тем более, с учениками) это вовсе не то, что отличает интраверта от экстраверта.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов, Михаил Эпштейн

Не приведете ли примеры того, как "удовлетворение неопределенностью" помогло Вам в исследовательской работе? 

"Народный лекарь Богомол сухими, как травинки, руками начал дотрагиваться до Буратино.— Одно из двух, — прошелестел он, — или пациент жив, или он умер. Если он жив — он останется жив или он не останется жив. Если он мертв — его можно оживить или нельзя оживить." ("Приключения Буратино")

Не приведете ли примеры того, как "удовлетворение неопределенностью" помогло Вам в исследовательской работе?

Позволю себе предположить:

Для решения некоторого важного вопроса в данный момент не хватает данных (технологий, опыта, и пр.), и появляется альтернатива: признать невозможность немедленного решения, или всё же принять его, полагаясь на то, что есть...

Во втором случае велика вероятность принципиальной ошибки, которая, оказавшись составной частью последующих решений, иногда может оказаться весьма вредной.

Я полагаю (не будучи, конечно, специалистом), что принцип неопределенности помог Гейзенбергу, который, собственно, его и сформулировал.  А уж как помогает гуманитариям!  Заслуживает отдельного разговора. 

ГУманитариям, конечно, помогает, как видно из "Приключений Буратино".

Зачем же так иронично, Алеша? Какими великими достижениями заслужено право на такой сарказм над философией, филологией, историей и другими гуманитарными науками? 

Миша, чтобы оценить величие достижений, отличить великое от малого и высокое от низкого, нужны критерии. Довольствуясь, по возможности, чем то размытым и неопределенным, мы эти критерии разрушаем. "Я вам не скажу за всю Одессу", а уже тем более за все гуманитарные дисциплины, но мне приходилось слышать и читать невероятное количество лабуды, которое ныне идет за mainstream, поскольку тем шарлатанам, которые ее производят, удалось напустить достаточно туману. 

Жизнь - без начала и конца.

Нас всех подстерегает случай.

Над нами - сумрак неминучий,

Иль ясность божьего лица.

Но ты, художник, твердо веруй

В начала и концы. Ты знай,

Где стерегут нас ад и рай.

Тебе дано бесстрастной мерой

Измерить всё, что видишь ты.

Твой взгляд - да будет тверд и ясен.

Сотри случайные черты -

И ты увидишь: мир прекрасен.

Познай, где свет, - поймешь, где тьма.

Пускай же всё пройдет неспешно,

Что в мире свято, что в нем грешно,

Сквозь жар души, сквозь хлад ума.

PS. О принципе неопределенности Гейзенберга. Он говорит о НЕВОЗМОЖНОСТИ одновременного измерения определенных величин, как например (но не только) местоположения и скорости частицы. Гейзенберг не предлагает "удовлетвориться" неопределенностью там, где возможна определенность, например, энергию частицы и ее электрический заряд, определить одновременно можно. 

Странно слышать ссылки на Буратино и стихи Блока в якобы научном споре о принципе неопределенности, или индетерминизме.  Алеша, почитай Поппера:

"In his essay Of Clouds and Cuckoos, included in his book Objective Knowledge, Popper contrasted "clouds", his metaphor for indeterministic systems, with "clocks", meaning deterministic ones. He sided with indeterminism: "I believe Peirce was right in holding that all clocks are clouds to some considerable degree — even the most precise of clocks. This, I think, is the most important inversion of the mistaken determinist view that all clouds are clocks".

Почитай Пригожина "The End of Certainty"....

Да и просто: вглядись в любое человеческое лицо и сравни свое впечатление с его изучением в микроскопе. Определенности в последнем неизмеримо больше, а лица, его красоты, одухотворенности, да и выражения как такового — просто нет на уровне клеток или молекул. Определенность — это низведение предмета на более низкий уровень строения материи. А на самом высоком уровне — жизни и души — такая определенность исчезает, и дух уже дышит, где хочет. 

Хм...неопределенность лица вещь крайне неприятная, недаром мы говорим «стертое лицо».Определенность, ясность и точность формы вещь абсолютно необходимая в самом романтичном и иррациональном из искусств - в  инструментальной и симфонической музыке 18-19 веков. 

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Миша, все, Пригожина из моих научных коллег никто не читал, что говорит немало о его научной ценности. 

Я снова хочу подчеркнуть, что недетерминированность в природе не есть нечто желательное, чем можно "удовлетвориться" или нежелательное, она просто есть, вот и все. Хотя она есть не везде, на правильно заданные вопросы можно получать определенные ответы. 

Со свободой у духом это имеет мало общего, свобода человека есть его способность определять свои поступки САМОМУ, а не следовать внешним обстоятельствам. 

Что касается лица под микроскопом и т.д., то под микроспопом мы его не видим , как целое, а видим детали. Лицо возникает, как синтез деталей, прекрасное дышит в целом. На уровне клеток и молекул есть своя красота, это не красота данного лица, которое может быть и безобразно, а красота Разума, создавшего эти клетки и молекулы. 

Как справедливо заметил ниже Миша Аркадьев, "Определенность, ясность и точность формы вещь абсолютно необходимая в самом романтичном и иррациональном из искусств - в  инструментальной и симфонической музыке 18-19 веков." 

Если Илью Пригожина, нобелевского лауреата по химии 1977, основателя неравновесной термодинамики и теории диссипативных структур, твои коллеги не читали, то может быть, это говорит о них больше, чем о нем? Это напоминает печальной памяти отзывы о другом нобелевском лауреате: "Пастернака не читал, но скажу". 

О роли неопределенности в гуманитарных наук стоит почитать хотя бы последние книги Юрия Лотмана "Культура и взрыв" и "Непредсказуемые механизмы культуры", где, кстати, очень много ссылок на Илью Пригожина. 

Друзья, вернемся к сказанному. Оно не имеет никакого отношения ни к Буратино, ни к к ясности музыкальной формы. 

Правило 3. Не добиваться определенности там, где можно довольствоваться неопределенностью.

Из дневника, 3.10.1970. "Нужно довольствоваться той степенью определенности, которая есть в мире. Наши провалы, мучения, конфликты с людьми – от попытки определить больше, точнее то, что остается только возможным. Вот человек: думает так-то, смотрит так-то. Но мы не удовлетворены, пока не определим для себя: умен он или глуп, любит меня или не любит. Не превышай меру определенности, заданную самим предметом, предоставь ему возможность роста и самоопределения, смотри на него сквозь расширяющуюся щель в своей системе категорий. Во всем, что есть и происходит, гораздо больше возможного, чем уже определившегося".

Если у вас есть что сказать по существу, поделиться своим жизненным опытом —  опытом человеческих отношений — буду рад услышать.

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг, Дмитрий Киреев

Да, извини, я невнимательно прочел. "Нужно довольствоваться той степенью определенности, которая есть в мире." Согласен.

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев, Михаил Эпштейн

Неопределённость неопределенности рознь, Миша, не так ли? Если человек совершает вполне определённую подлость, малодушие, или нарушение договора - реакция может быть, и на мой взгляд должна быть вполне определённой и необратимой.