Все записи
22:25  /  28.12.17

15815просмотров

Что происходит с интонацией в русской речи?

+T -
Поделиться:

Я давно уже заметил, что русская речь в устах молодых людей звучит для меня несколько непривычно. Она не просто убыстренная — это было бы понятно: "и жить торопится, и чувствовать спешит". Но она странная по интонации, которая быстро сменяет векторы "вверх-вниз" даже в коротких сегментах речи, а главное — взлетает к концу. Играет в обе стороны, а потом круто взмывает. Ощущение такое, как будто человек идет подпрыгивая — или подбрасывая в руке мешочек со звонкими монетами. Вверх-вниз, вниз-вверх. Нет степенности, округленности, внушительности. Речь-попрыгунья.

Сначала подумалось, что это интонационный сленг, жаргон или диалект, что это "приезжие" так говорят — оказывается, нет, даже коренные москвичи. И самые образованные. Даже лингвисты, в возрасте где-то до 30-35 лет.

Вот пример: молодые филологи говорят о древнерусском языке, но с новорусской интонацией.

http://arzamas.academy/likbez/ruslang

Я не интонолог, но, насколько знаю, русской интонации свойственна восходяще-нисходящая мелодика повествовательного предложения. Обычно предложение начинается в среднем тоне, затем тон повышается, а к концу снижается, "замирает", растворяется в тишине. Такое впечатление, что у нового поколения интонация перестроилась на восходящую. Более энергийную, игровую, пружинистую, взрывную.

Так ли это? И почему? Не под влиянием ли английского языка? Какие возможны объяснения?

Буду признателен за ключи к разгадке.

 

 

Комментировать Всего 37 комментариев

Интересное наблюдение, Миша. Могу предложить гипотезу объяснения. 

Смена интонации отражает стремление выглядеть и звучать по-западному, даже ценой искажения своей речи. Официозный патриотизм, вроде бы разделяемый большинством, льстящий всем, оказывается еще одним симулякром, что и видно не только на заграничных костюмах, часах и автомобилях властителей, но и в бегстве к "заграничной" интонации в СМИ и далее повсюду. У нас, мол, все как у людей. 

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин, Светлана Кузнецова

Удивительно, что один язык может заимствовать у другого не только лексику, не только элементы морфологии и грамматики, но даже интонацию! Насколько уникально это явление в истории языка? Оказал ли французский воздействие на интонационную структуру русской речи в 19 в.? Полагаю, что нет.

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

Я  не замечал, чтобы русскоязычные, живущие в США или Англии и свободно говорящие по-английски, усваивали эту интонацию в своей русской речи. А живущие в России вряд ли так уж хорошо воспринимают английский на слух.

 Вопрос: как происходит такое интонационное заражение? Может быть, через дикторов, через масс-медиа, усваивающих рекламные интонации, чтобы "зажигать" своих слушателей? 

Твое наблюдение насчет рускоязычных за границей льет воду на мою гипотезу, Миша. Действительно, русскоязычным за границей обычно нет никакой нужды и смысла изображать из себя западных людей. Такой смысл есть прежде всего у говорунов российских СМИ, которые, будучи по уши во вранье, хотят прикрыть его всеми западными манерами, вплоть до интонации. 

Алеша, проблема в том, что так теперь говорит значительная часть российской молодежи, условно говоря, до 25-30 лет. Миллионы людей, включая студентов самых продвинутых университетов. Для них эта интонация стала естественным способом речевого самовыражения.

Думаю, что это поветрие пройдет, Миша: следующее поколение против нее взбунтуется.

Слова могут уйти из языка за несколько лет. Грамматика меняется медленно,  столетиями. А уж интонация — самое устойчивое в языке. Со времен Л. Толстого интонация не менялась (о чем можно судить по записям его  речи, от более ранних писателей, понятно, записей не осталось). А сейчас она меняется, да еще как стремительно! 

Да, это удивительно, Миша. И все же, раз она стремительно поехала, то я бы ожидал, что через какое-то время пойдет не менее стремительная реакция.

Совершенно точное наблюдение, Миша. Для моего восприятия это разговор по-русски с  иностранным акцентом и это эпидемия, если не пандемия в России. Примерно 20 лет назад, в пик нашего с покойным Хворостовским западного успеха. я стал замечать у него эти восходящие интонации в конце фразы, и в разговоре, и, странным образом, в  пении тоже, и не один я. Это хорошо слышно на нашем диске фирмы "Delos" с записью "Петербурга" Свиридова. ДХ жил почти постоянно в Лондоне и непрерывно общался по-английски, при том, что русский язык у него был не очень богат, и с некоторым сибирским, особым (легко узнаваемым) красноярским акцентом. Я думаю, что тут были причины примерно те же, которые привели к современному интонационному состоянию:  отсутствие (или прекращение) сознательного культивирования русской нисходящей интонации в семейной традиции, и перманентный поток фильмов, сериалов, роликов YouTube и комментариев на английском языке.  

Эту реплику поддерживают: Михаил Эпштейн, Борис Цейтлин

Вопрос к тебе как к специалисту, музыкологу: есть ли хорошие термины для определения этой новой русской интонации, в отличие от традиционной? Я, кстати, только что прослушал записи голосов Толстого, Бунина, Набокова — и не слышу в них какой-то заметной разницы с  тем, как говорим мы, люди старше 30 (условно).

Да, большие перемены. Речь столетней давности нам ближе. Пожалуй, тут не музыковедческая проблема, а лингвистическая. Для меня это загадка. Но есть предположение: может быть это связано с обеденением и сжатием во времени, укорочением, упрощением разговорного синтаксиса: дыхание не успевает придти к фазе естественного (дыхательного) падения голоса. Но почему при этом так активно интонация задирается наверх? Все же тут нужны специалисты.  С моей точки зрения это деградация речи, но любой лингвист скажет, что  язык все равно постоянно меняется. "Пусть впереди большие перемены, я это никогда не полюблю". 

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич

Меня это скорее забавляет, чем раздражает. Думаю, такая прыгучая речь имеет фатическую функцию (по терминологии Р. Якобсона) — инициация и поддержание самого речевого процесса. Поэтому она сама интонационно перебивает себя, подстрекая вмешательство собеседника. Если человек размеренно идет, значит, у него свой путь, здравствуй и до свидания. А если он прыгает, значит, это такое занятие, такая площадка, где всем можно попрыгать вместе. Каждой репликой как бы бросаешь мячик партнеру — на, лови! Мяч все время должен быть в игре. Non–stop intonation. Континуальность начинает преобладать над дискретностью.

И еще один оттенок есть в этой интонации: некоторой отстраненности говорящего от говоримого. Включенность речи в диалог, но отключенность от самого автора, дистанция. Он как будто играет этой речью, жонглирует ею и смотрит на нее со стороны. Постмодерновая интонация, готовность к постоянной (само)иронии. Прыг-скок — это речь как легкая пробежка по кругу, а не долгий тернистый путь к истине. Интонационные прыжки вверх-вниз — это верткое речевое тело жонглера, циркача, акробата.

Я не вполне согласен с этим твоим описанием, Миша. Дело в том, что для этой «новой» интонационной среды интонация такого типа НЕ является выделенной, она стала (для этих групп) нейтральной. Если бы за этим была та семантика, о которой ты говоришь, это было бы только обогащение интонационных возможностей  языка. Но в данном случае мы наблюдаем смену и обеднение НОРМЫ. Это нечто неожиданное, загадочное, и ты, конечно, прав в том отношении, что эти сдвиги не имели аналогов в последние 150 лет (думаю и больше, уверен, что интонация пушкинского круга мало отличалась от нашей ) и что стремительное изменение интонационного строя свидетельствует о каких-то тектонических сдвигах в языке. Но не семантических, а именно нормообразующих. И, с моей точки зрения, это именно упрощение, деградация нормы. Но доказать я этого не могу - не хватает компетентности. 

Мне кажется, Михаил, Вы тут  на точке объяснения - почему так активно и вне контекста обыденного разговора интонация в конце фразы задирается  наверх. Это признак падения культуры, следствие обеднения, упрощения разговорного синтаксиса. Точно, это просто деградация устной речи. Деградация, которую  нельзя принять за  развитие языка,  изменение его, объяснять вызовами времени, эпох и прочего.  В этом задирании интонации  мне слышится, прежде всего, агрессия, ожидание  непременной поддержки, угроза - мол, я даже не допускаю, что ты не согласен со мной... Культивирование   русской восходящей интонации происходит стремительно ещё и  потому, что нормативы устной речи  дикторов  телевидения, радио были сломаны на глазах моего поколения.  Блатной слог,  бравада им, намеренное опрощение публичных деятелей  - это, я думаю, тоже имеет отношение к интонации. Мне тут  существенное что-то сказать в вашем разговоре профессиональных культурологов и лингвистов нечего. Но горячо поддерживаю   размышления на эту тему.

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Эдуард, а я признаюсь, что мне этот прыгающий говор скорее нравится. Для меня это признак не деградации, а интонационного раскрепощения речи у молодого поколения. Трудно ведь представить диктора советского тоталитарного телевидения, говорящего так вприпрыжку. Там звучал металл, непоколебимость танка. 

Михаил, если это такая же шутка, с какой я сейчас вступил в полемику с Андреем Заниным в посте Анны Быстровой, где признаюсь, что до Сноба читал исключительно  эротические журналы, тогда  принимаю: Вам нравится  "Ну/" с  интонацией наверх  вместо "Да ". Если же всерьёз, я не разделяю  эту Вашу терпимость к провинциальной интонации:"меня это скорее забавляет, чем раздражает.". Прямо скажу, мне было бы больно оказаться в  толпе московских  старшеклассников или студентов, говорящих с такими интонациями. Тут я вижу не раскрепощение, а отсутствие всякого представления о культуре речи. Что же касается "диктора советского тоталитарного телевидения", то  прыгающая интонация не смягчала бы по сути того, что он должен был читать.По-моему, нарушения  норм   речи усугубляют  тяжёлое впечатление от  сегодняшней России.

"Ну" вместо "да" - это уже лексика. И стилистика. А у нас разговор об интонации. Я не вижу ничего имманентно плохого в том, что молодые образованные люди, например, Надежда Толоконникова  (философский факультет МГУ) и Мария Алехина (Институт журналистики), говорят смелые, правильные, а иногда и глубокие  вещи с такой интонацией. https://www.youtube.com/watch?v=X86HjqbO6rk

" Ну" и "Да"  - тут скорее  для меня смешение  лексики, интонации и стилистики. Хотя  это совсем не моя область, Михаил,  и я не стану   ни на чём настаивать, а прислушаюсь к Вам. Что же касается  Надежды Толоконниковой и Марии Алёхиной, то да, они говорят смелые и правильные вещи. Их же  образ жизни, публичное поведение, эпатаж, интонация и культура речи - это другое. Наверное, Вас такое коробит меньше, чем меня, потому что Вы преподаёте и имеете дело с молодёжью. Потому терпимее. В случае со мной это не очень трудно - быть терпимее:).

Напомню начало тыняновского  "Смерть Вазир-Мухтара":

"На очень холодной площади в декабре месяце тысяча восемьсот двадцать пятого года перестали существовать люди двадцатых годов с их прыгающей походкой. Время вдруг переломилось; раздался хруст костей у Михайловского манежа - восставшие бежали по телам товарищей..."

Люди с прыгающей походкой, как у Кюхельбекера, — свободные люди. Им на смену приходят люди с чинным, размеренным шагом.   И потому мне приятно наблюдать, как сегодня у молодых людей появляется "прыгающая походка" в интонации. 

Эту реплику поддерживают: Андрей Занин

Миша, забудем гениального Тынянова, в советско-российской реальности после Тынянова, и в наше пу-время, "прыгающая походка", как и "прыгающая интонация" чрезвычайно характерна для мелких блатарей. Вот это и происходит сейчас с Россией вообще и с российской молодежью в том числе. И именно эту полублатную интонацию  чувствуем мы с  Эдуардом.  

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич, Alexei Tsvelik

Нормативный подход к языку, который вы здесь демонстрируете, друзья, по-своему закономерен, но мне он чужд. Напомню, что писал о нем великий лингвист А. М. Пешковский. Нормативный подход утверждает некий языковой идеал, делит все языковые явления на правильные и неправильные и полагает, что для каждого случая есть свое правило. Отличительная черта этого идеала – "его поразительный консерватизм, равного которому мы не встречаем ни в какой другой области духа.  Из всех (54)  идеалов это единственный, который лежит целиком позади. "Правильной" всегда представляется речь старших поколений, предшествовавших литературных  школ. /…/Нормой признается то, что было, и отчасти то, что есть, но отнюдь не то, что будет"  (54 – 55).  А. М. Пешковский. Избранные труды.  М.: Гос. уч-пед. изд., 1959, С. 50-62. 

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Киреев

Михаил Эпштейн Комментарий удален автором

"Добавлю, что сложившую в русской речи "нормальную" интонацию нельзя считать данной раз и навсегда. Часто русская речь воспринимается иноязычными как интонационно "плоская", "бесцветная", монотонная. Возможно, теперь она заиграет, в ней ..."

В колонке "Только что" увидел начало этого комментария, но в посте Вы его удалили. А напрасно. Ещё один поворот темы. Как мне кажется, иноязычными русская речь воспринимается по-разному. Всё зависит от того, кто говорит.  Даже при моём слабом английском оксфордское произношение меня завораживает и притягивает. Язык кокни отпугивает. Но люди находят какое-то очарование, когда аристократы говорят на кокни. К примеру, покойная принцесса Даяна... Моя дочь, которая родилась в Англии, училась в хорошей школе, закончила университет и может говорить на разных английских. Я заметил это недавно, когда  у меня в Студии она встретилась с английским писателем. Я улавливал  интонацию их разговора. Когда он ушёл, она спросила - "Итон?"... Общалась она  замечательно.  Об этом позже мне сказал и мой друг.  Сейчас в Бирмингеме мой сын - его пригласил "Олам"  на конференцию молодых евреев со всего мира.  Он только что прислал ролик своего выступления на английском. А пару дней назад он был у меня и говорил с моими друзьями интонационно совсем на другом английском...   В начале декабря я взял интервью у английской актрисы. Она со своим испанским, французским и немножко русским заметила, что  " с переходом на иностранный язык меняется всё - ментальность, пластика тела, движение, интонация." Мы говорили о русском и английском Чехове... Что тут сказать? Верно. Я очень благодарен Вам, Михаил, за то, что Вы подняли эту тему - интонация русской речи, и  со своими сведущими  собеседниками поворачиваете её в академическую сторону. Я со своими скудными знаниями поддерживаю разговор  и больше упираю на практическую сторону - мне кажется, что  нормативная интонация  влияет  на лексику, стилистику, жестикуляцию, даже произношение, помогает расставить акценты, включает эмоциональный ряд, убеждает, дисциплинирует слушателя. Подвижность  интонационных норм? Глупо это отрицать. Но оценивать эти "подвижки" можно по-разному. С Новым годом, Михаил, и с пожеланием всем вашим постоянным собеседникам, прежде всего,  Аркадьеву, Бурову, Цвелику, Цейтлину оставаться на этом многострадальном сайте "Сноб" так долго, как это возможно. Я же остаюсь вашим читателем и наблюдателем со стороны. К сожалению, сын не привёз мне Вашу "Энциклопедию". Но я кого-то попрошу ещё купить книгу и  прислать мне в начале года.

Дорогой Эдуард, спасибо за Ваше наблюдение над "английскими языками".  Я тоже за то, чтобы в мире появилось больше русских языков, чтобы они множились и взаимно обогащались. Счастливого Вам Нового года!

Написал я вот что — и от мысли этой не отрекаюсь, просто хотел отложить полемику до утра. :) Сложившую в русской речи "нормальную" интонацию нельзя считать данной раз и навсегда. Русская речь воспринимается англоязычными как интонационно "плоская", "бесцветная", монотонная, равнинная. (Быть может, как звуковой аналог плоского, равнинного пространства — это уже вопрос к геомистике).   

Возможно, теперь речь заиграет, в ней появится больше интонационных оттенков, пружинок, моторчиков. Я не могу интонировать так, как молодые, даже если бы очень старался, но не вижу причин сетовать на деградацию языка.

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич

Вот что написал в моем фейсбучном блоге, где обсуждается та же тема, литературовед Олег Проскурин — и я с ним совершенно согласен: "Эмигранты первой волны сохранили (а некоторые - передали потомкам) русский язык в затвердевшем, "замороженном" виде. По ряду причин он кажется нам эстетически более привлекательным (что объяснимо: стараяРоссия привлекательнее России советской) и более "правильным", а это уже не совсем корректно: язык эволюционирует, и то, что сначала ощущалось как отклонение, со временем превращается в норму".

Миша, "нормативный" подход тут если и при чем, то совсем в другом смысле. Эдуард не зря написал о "разных английских". Тут есть важный нюанс: владение и свободная игра с РАЗНЫМИ нормами. Так вот, молодое поколение с задранной русской интонацией в своем огромной большинстве НЕ владеет и никогда не будет владеть той интонацией, с которой говорим мы, и с которой говорил Толстой. А вот мы - вполне можем при желании говорить с их интонацией, так как мы осознаем и можем культивировать различные нормы. Что касается той молодежи, которая задирает интонацию к концу фразы, так это делается не в порядке игры, а совершенно спонтанно, неосознано, нейтрально, как бытовая (и поэтому не рефлексируемая) норма. Это, на мой взгляд,   не расширение интонационных  возможностей языка, а потеря и деградация этих возможностей.   

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич

Миша, уверяю тебя, что с ИХ интонацией я говорить не могу. Неужели ты можешь? А вот они, я думаю, при желании могли бы говорить с нашей интонацией. Только она им, вероятно, кажется скучной и чопорной. Интересно спросить.

Есть ли среди читателей люди младше 25-30?  Чувствуете ли вы разницу  своей интонации и  людей старшего поколения? 

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Ошибаетесь, дорогой Михаил. То , что проделывает мой сын с этими разными интонациями, представить  трудно! Когда он вдруг начинает говорить на кокни, да ещё и со всеми вульгаризмами, невероятно весело и   смешно... А вот "чумазые":) говорить на нашей интонации не могут. ПРОСТО не слышат и не понимают разницы...

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Эдуард, какие чумазые? Александр Пиперски,  автор книги «Конструирование языков. От эсперанто до дотракийского»., удостоенной премии "Просветитель-2017", т.е. признанной лучшей гуманитарной книгой года? Филолог, преподаватель Высшей школы экономики.  Ему 28 лет, и именно он говорит с новой интонацией на том филологическом ролике, линк к которому дан в тексте.  

"Филолог, преподаватель Высшей школы экономики.  Ему 28 лет, и именно он говорит с новой интонацией..."  Послушал, Михаил,   беседу экспертов Пиперски и Князева. И скорее  удручён, чем впечатлён.  Пеперски, похоже, был инфицирован этой интонацией с детства, хотя родился в Москве. Семья, где оказывал влияние его дед, спортивный журналист, родившийся в Киеве, родители? Не знаю. Наверное, можно  раскопать истоки. Уточнить, в какой школе он учился. Изменился его  язык, когда учился в Германии? Да, такое я наблюдал в Калифорнии: уезжали  мои приятели  с семьями из Москвы 30 лет назад с прекрасным московским произношением. а теперь эти интонации  со Жмеринки, с Привоза... Ужас!  Но тут речь о филологе Пиперски. Он  должен был противостоять  этим влияниям, думаю.  Но если не смог, то услышать себя, поправить, а  не выставлять прямо или косвенно  такое за новую норму. Если интонационные сдвиги в речи и  пении покойного Хворостовского, о чём пишет М. Аркадьев, можно понять -  всё-таки его профессия была не филология, то понять и принять такое, слушая  коментатора из Новогиреево и его гостей экспертов-филологов? Трудно. Меня коробят их интонации, скороговорение, когда вместо игры слогами последние проглатываются. И эти их окончания фраз "Да?". Филологи ж! Простите, оксфордское произношение  осталось с князем Никитой Лобановым-Ростовским, даже когда он перебрался в Америку на 20 лет и вернулся затем в Лондон.  Интонации русского языка, которые он  получал дома от родителей, а не от нянь, остались. Другое дело, ЧТО сегодня  говорит, на что использует русский с московскими интонациями,  перед кем на нём  выслуживается, когда появляется в России, этот 34-потомок Рюриковичей...

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Миша, да нет же, очень точно у Эдуарда : просто  не слышат и не понимают разницы. То, что при этом есть исключения - само собой разумеется. 

владение и свободная игра с РАЗНЫМИ нормами.

В точку, Михаил! Повезло мне  при моём  неумении толково объяснить  то, что ХОТЕЛ сказать:). Спасибо! И  ещё раз  с самыми  добрыми  пожеланиями Вам и  вашим собеседникам тут  в Новом 2018-м.

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

"Прыгания" в походке и интонациях, как признак свободных людей? Гипербола  Художника, уместная, чтобы показать пик слома эпох. Не более. Обобщать такое мне кажется перебором. Я знал  одного беспредельно смелого, лихого и бесстрашного  человека. Друг же описывает его  походку, не имеющую ничего общего с  характером того человека- согбённая спина, мелкие шажки, суетливые движения... Точно. Именно так он двигался.

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Если сопоставить интонацию с визуальностью, то эта прыгучая речь —  как клиповая нарезка вместо долгих, затяжных кадров. Клиптонация. 

(А может быть, и "клептоинтонация" — если сворована у английского:).  

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев, Борис Цейтлин

Михаил, я работаю на окраине Питера в окружении хрущевок - бывших рабочих общежитий. И приходящие ко мне потомки бывшей «лимиты» в массе своей по-прежнему говорят «на понижайке». Более того, хорошо говорящие по-русски мигранты (их у меня тоже навалом, в последние лет пятнадцать они понакупали дешевые хрущевские квартиры) тоже перенимают именно понижающийся интонационный строй русской речи. Впервые я сама столкнулась с описываемой Вами интонацией довольно давно, когда познакомилась с психологами, обучавшимися на западе и хорошо владевшими английским языком. Они излучали бодрость и проповедовали абсолютно для нас тогдашних новаторское: надо любить себя! Потом в местном «психологическом мире» это распространилось как пожар, и только потом так же заговорила молодежь и всякие электронные ящики. Так говорит жена моего младшего сына (когда она говорит медленно и вдумчиво, мне вообще кажется, что она внутри себя переводит с английского). Мое мнение, что имитация интонации тут вторична. Первичным мне кажется западный «позитивизм», который как бы «рекомендуется» вкладывать в высказывание: а вот посмотрите, как интересно и полезно я вам сейчас... - вместо традиционно русской почти неосознанно пессимистической интонации: да, вот мир таков и надо теперь с этим жить, что ж поделать... Психологически вот эта вот интонация мне кажется на данный момент ассоциируется с успехом, бодростью, карьерой, прогрессивно-западным мировоззрением и культурой. (очень смешно и вряд ли осознанно именно это на мой взгляд пародируют в своем творчестве приблизительно славяне Брегович с Кустурицей). А как там дальше повернется, это уж бог весть...(последнее предложение говорится с традиционно-понижающейся интонацией ;))

Спасибо, Катерина. Вы очень понятно и убедительно объяснили психострой этой интонации. У меня примерно такое же впечатление: это привносится вовсе не лимитой, не деревней, а органически вырастает из бодрого самоощущения успешных и образованных молодых людей, причем влияние английского — лишь одно из слагаемых.  

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Ребята, да все просто, чо огород городить: типичная еврейская вопросительная интонация. Просто все объевреились. А вот на "окраине Питера" еще не вполне.

Новости наших партнеров