Все записи
19:07  /  31.03.18

857просмотров

О превратностях китайской политики (на маленьком личном опыте)

+T -
Поделиться:

Пришла огорчительная новость из Китая. Еще в январе в Пекине должна была выйти моя книга "Россия как идея и эксперимент: Литература — философия — религия". Особенно мне повезло с переводчиком: умнейшим, точнейшим и прекрасно все понимающим, судя по вопросам, которые он задавал. Например, он попросил меня определить, что такое "надрыв" (у Достоевского), — а потом прислал мне целое развернутое эссе (по-русски!) об этом понятии. Настолько блестящее, что я даже предложил опубликовать его в российском журнале, на что он скромно ответил, что хотел бы сначала опубликовать его по-китайски.

Все уже было готово: и аннотация, и обложка (с картины Юона), а потом началось прохождения через цензуру, о чем мы, надо отдать должное, уже лет тридцать как забыли. В книге никакой политики, но есть кое-что о коммунизме, о соцреализме и соцарте. Ко всем упоминаниям коммунизма по просьбе переводчика пришлось добавить "советский", чтобы отличить его от "китайского". Но и это не помогло. Сегодня пришло письмо, что в континентальном Китае книга не выйдет. Остается надежда на островной автономный Гонконг.

Ирония в том, что практически все эти тексты публиковались в России и никого не смутили, а вот Китай боится то ли обидеть великого северного соседа, то ли посеять крамолу в собственном народе. Причем весь этот крутой поворот  совершился в конце 2017 г., как раз перед пожизненным избранием нового великого кормчего.

Сначала издание планировалось точно к 100-летию Октябрьской революции, но на месяц-два опоздалo — и вот... Правильно учил Ленин: завтра будет поздно. :)

Комментировать Всего 4 комментария

Миша, достаточно увидеть на главной площади Пекина гигантский портрет Мао плюс неимоверное число военизированных людей, чтобы понять, что Китай остается идеократическим тоталитарным государством, где слово "коммунизм" относится к сфере государственно-сакрального, обеспечивающего легитимность власти. Удивляться я стал бы, если б твоя книга вышла без препятствий.

Алеша, она и шла без препятствий, под руководством идеологически многоопытных китайских филологов и издателей, и споткнулась буквально на последнем шаге.  Никто не предвидел.  

Тогда можно сказать иначе: граница Мордора подвижна. В Китае она, судя по всему, стала шириться, и твоя книга, бывшая еще вчера на свету, сегодня попала во мрак. 

Да, именно так. Как было и в СССР: иногда возникали узкие просветы, потом закрывались. Мерцание света и тьмы.