Все записи
20:20  /  9.04.18

1618просмотров

Мост или пропасть? Отклик на новый идеологический манифест

+T -
Поделиться:

"14-й год нашего века памятен важными и очень важными свершениями, о которых всем известно и все сказано. Но важнейшее из тогдашних событий только теперь открывается нам, и медленная, глубинная новость о нем теперь только достигает наших ушей. Событие это – завершение эпического путешествия России на Запад, прекращение многократных и бесплодных попыток стать частью Западной цивилизации, породниться с «хорошей семьей» европейских народов. С 14-го года и далее простирается неопределенно долгое новое время, эпоха 14+, в которую нам предстоит сто ( двести? триста?) лет геополитического одиночества<...>. 

И все-таки вряд ли мы третья цивилизация. Скорее, сдвоенная и двойственная. Вместившая и Восток, и Запад. И европейская, и азиатская одновременно, а оттого не азиатская и не европейская вполне". 

                В. Сурков. "Одиночество полукровки", 9 апреля 2018. 

 

                                       Опережающий отклик. 

....Опять — все та же потребность отгородиться от настоящего, заговорить себя магическими заклинаниями, неважно какими: "коммунизм" или  "Евразия", "русский мир", "Новороссия"... Коммунизм, несмотря на миллионы жертв, так и остался призраком, каким явился впервые в Коммунистическом манифесте. Потом этот призрак поселился в России и напитался кровью не только ее, но и почти половины человечества. Теперь в Европу запущен новый призрак под названием "румир", гораздо более чахлый, но все равно  жаждущий крови. Как князь Всеслав в ночи "волком рыскаше", так Россия мечется по географическим и историческим просторам, от Ивана Грозного до "бесклассового общества", от древней Корсуни до светлого будущего всего человечества, —   лишь бы убежать от самой себя, от гнетущей пустоты, раскрывающейся в ее сердцевине. Страна только потому  и посягает на чужое, что это вывернутая форма избавления от себя. Ее гораздо больше волнует Америка, Европа, Украина, чем собственная жизнь. Только через воинственное соприкосновение с чужим она начинает ощущать себя, а внутри  нее —  как будто мертвенность, бесчувствие, безжизние.  Разве что внутренний враг, "национал-предатель", чужой среди своих,  приятно ее "оживит", став целью скорейшего уничтожения…

В своей "Русской идее" (1946) Бердяев выделил пять эпох русской истории: "Есть Россия киевская, Россия времен татарского ига, Россия московская, Россия петровская и Россия советская. И возможно, что будет еще новая Россия. Развитие России было катастрофическим."

За последние десятилетия к перечисленным пяти Россиям успели прибавиться еще две: Россия постсоветская (демократическая, капиталистическая, рыночная, либеральная, взошедшая при Горбачеве и Ельцине) и Россия...  здесь разброс возможных терминов еще шире: евразийская, или фундаменталистская,  или фашистская, или антизападная, или изоляционистская, или автаркия, или чучхерия (от корейского "чучхе", самобытность), или Новомосковия (отгородившаяся от Запада, подобно Руси допетровской).  Если Россия постсоветская на протяжении четверти века пыталась совершить скачок модернизации, то Россия евразийская за несколько месяцев 2014 г. совершила прыжок на несколько веков назад, в свое доевропейское прошлое.

Одновременно это и географический кульбит: Россия повернулась лицом к Востоку. Но к какому? Еще остается в силе вопрос философа-поэта Вл. Соловьева, обращенный к родине: "Каким ты хочешь быть Востоком: Востоком Ксеркса иль Христа?" Несмотря на усиление церковного фундаментализма, действующего от имени Христа, ответ уже, кажется, дан – в пользу Ксеркса. 

Точнее, Ксеркса в обличии Христа – самая жуткая подделка, какую только можно вообразить. 

Россия традиционно представлялась особой цивилизацией, которая соединяет Европу и Азию, но не принадлежит ни той, ни другой. Ее миссия — цивилизовать Азию, служить форпостом Запада на Востоке. Но какую же Азию теперь способна окультурить Россия? Японию? Китай? Южную Корею? Индию? От всей той "дикой Азии", которую, в воззрениях В. Соловьева и его последователей, была призвана цивилизовать Россия, осталась разве что Северная Корея. Да еще ряд малонаселенных среднеазиатских стран, вроде Монголии и Туркмении (впрочем, и среди них большинство не пожелало примкнуть к "евразийскому" союзу). К нашему времени оказалось, что России не остается цивилизовывать никого, кроме самой себя. Уровень ее промышленности, науки и техники, медицины, экономических и политических свобод, увы, упал ниже и европейского, и азиатского.

И теперь страна воспринимается не как мост между Европой и Азией, а как огромная расщелина или пропасть, над которой Западной Европе и Восточной Азии, все теснее смыкаясь, придется когда-нибудь самим наводить мосты, заполнять встречей своих цивилизаций пустеющий промежуток. 

                                         "Новая газета", 17 февраля 2015. 

Комментировать Всего 5 комментариев

В Кремле идет поиск легитимизации нового самодержавия, Миша. Таких текстуариев, лучше или хуже закрученных, будет еще немало. Будут и изменения Конституции — снимут наконец эти совсем уже безумные "выборы", Путину придумают новый пожизненный титул. 

Меня удивляет беспомощность мысли и ее, по сути, пораженчество. Все та же Европа, Азия, и Россия сама по себе, тысяча лет одиночества впереди. Кого и на что это может вдохновить? Это программа самоуничтожения России. Чучхерия без веры в само чучхе. У северокорейских вождей — и то более убедительная мотивация.  

Да, такова нищета поиздержавшихся в дороге куртизанов. 

Меня особенно умилило в этом манифесте: "Россия, без сомнения, будет торговать...воевать (война ведь тоже способ общения)".

Представление об истории на уровне летописца  Нестора. "Русичи торговали, воевали..."  

И тогда понятно недоумение современных народов: "Зачем вы нас убиваете?" — "А это мы хотим общаться с вами".   

Они загнали себя в ловушку тирании, Миша. Легитимирующих ее идей нет, из пальца их не высосешь, а надо. Вот и вымучивают такое. Это не от глупости или необразованности, а от безысходности ситуации. В происходящем я вижу один позитив: эти люди весьма эффективно, энергично, дискредитируют самый злой из российских кумиров: имперский. Разумеется, это опасно и болезненно. Ну, задешево от кумиров такой величины никто и не избавлялся.

Эту реплику поддерживают: Михаил Эпштейн