Все записи
16:32  /  1.09.18

1198просмотров

«Священная история» потеряла своего летописца. О писателе Владимире Шарове

+T -
Поделиться:

У меня нет сомнений, что Владимир Шаров (7.4.1952 — 17.8.2018) — один из величайших писателей своего поколения. Причем писатель для всех, а не для немногих — ничуть не переусложненный, открытый для чтения и понимания, хотя, в отличие от более модных современников, таких, как В. Пелевин и В. Сорокин, он никогда не заигрывал с публикой, не подмигивал, не прибегал к намекам на злобу дня. Нужно немного вчитаться — и тогда его текст электризует читателя силой мысли и динамикой сюжета. Это смесь истории и фантасмагории, богоискательства и психопатии — опыт проникновения в коллективное бессознательное российской истории.

Шаров — историк не только по образованию, но и по мироощущению. Он чувствовал историю органически, как протяжение своего «я», своего рода в глубину времен. От него я впервые услышал, еще в начале 1980-х, про концепцию русской истории как самоколонизации: власть завоевывает свою страну с жестокостью, подобающей именно колонизаторам, и относится к собственным землям как к колониям. Много позже эта мысль была развернута систематически другими исследователями, например, в значительной книге Александра Эткинда «Внутренняя колонизация».

Когда в 2003 г. я вернулся в Россию после 13-летнего отсутствия, Володя первый сказал мне о том, что уже тревожно носилось в воздухе: при всем блеске новоотстроенной постсоветской Москвы, историческая жизнь России начинает течь по тем феодальным, царско-боярско-опричным руслам, которые были проложены еще до петровских реформ, в средневековой Московии. Володя оказался прав на много лет вперед.

Своими романами Володя открыл огромную историческую тему: Россия как новый Израиль, Москва как четвертый Иерусалим (после Рима и Константинополя). Этому народу, верующему в свою богоизбранность, по сути, безразлично, возводить или крушить храмы, совершать подвиги или преступления, поскольку «священное», которым он одержим, находится по ту стороны добра и зла и делает неразличимыми облики Бога и дьявола. Шаров открыл эту тему — и, по сути, закрыл ее; его безвременный уход в каком-то большом смысле завершает целую эпоху. Российская история, все еще остававшаяся "священной" в советский период, в ХХI в. стремительно десакрализуется, не оставляя места для таких грандиозных художественных конструкций.

Удивительно и обидно, что почти во всех газетных некрологах о Шарове повторяется одна и та же неизвестно кем брошенная фраза: «Писателя называли провокатором за сравнение большевизма с православием». Ничего провокационного в этом сравнении нет, так же, как и в уже достаточно традиционном представлении о марксизме как о вывернутой наизнанку религиозной доктрине спасения. Владимир Шаров работал с глубочайшими матрицами российской истории, сочетавшими ветхозаветное, новозаветное, сектантское, богоборческое, атеистическое, и все эти матрицы накладывались друг на друга, в чем мы убеждаемся сегодня яснее, чем когда-либо. Шаров первым художественно освоил эту многоматричность отечественной истории. Она потому и движется по кругу, что один слой значений перекодируется в другой, один пласт времени просвечивает через другой. То, что тормозит прогресс, идет на пользу мифотворчеству. Эта самоповторяемость, глубинная цикличность российской истории становится у Шарова мощным орудием художественной герменевтики, искусства многослойной интерпретации. Его романам предстоит долгая жизнь переосмысления у все новых поколений читателей.

Книги Владимира Шарова:

• След в след: Хроника одного рода в мыслях, комментариях и основных датах (1991, переизд. 2001, 2002, 2016)

• Репетиции (1992, отд. изд. 1997, переизд. 2003, 2009)

• До и во время (1993, отд. изд. 1995, переизд. 2009)

• Мне ли не пожалеть (1995, отд. изд. 1997, переизд. 2014)

Старая девочка (1998, переизд. 2013)

• Воскрешение Лазаря (2002, отд изд. 2003)

• Будьте как дети (2008, переизд. 2017, короткий список премии Большая книга)

Возвращение в Египет (2013, лауреат премии «Русский Букер»-2014; Большая книга-3, 2014)

Царство Агамемнона (2018)

• Рама воды (стихи) (2016)

• Искушение революцией. Русская верховная власть (сборник эссе)(2009)

• Перекрестное опыление (сборник эссе) (в печати)

В. Шаров с женой Ольгой Дунаевской, сыном Арсением и дочерью Анной

В. Шаров с Анной Бродской, Дмитрием Баком и Михаилом Эпштейном, 2006

У друзей на даче, 2017

Швеция, 2017

Последний роман В. Шарова «Царство Агамемнона», вышедший в июле 2018, за месяц до его кончины. Он торопился его завершить и еще успел взять книгу в руки.

 

Комментировать Всего 1 комментарий

"Российская история, все еще остававшаяся "священной" в советскую эпоху, в ХХI в. стремительно десакрализуется"

Точно, Миша. Именно такова историческая роль Путина, с которой он блистательно справляется.  

Эту реплику поддерживают: Михаил Эпштейн