Люди различаются силой и направленностью своей воли. У одних воля "длинная" — подчиняет себе множество других людей, иногда миллионов. У иных воля совсем короткая — ее не хватает, чтобы человек мог управлять даже самим собой.

Хотелось бы предложить такой этический постулат: необходима и достаточна та воля, которая позволяет человеку управлять собой, но не другими.

Этически предосудительно, когда человек не может управлять собой или пытается управлять другими вопреки их воле.

Вдвойне предосудительно, когда человек, неспособный управлять собой, берется управлять другими. Назовем этот тип: "вшивый Наполеон".

Раскольников пытается определить, к какой категории он относится: вошь он или Наполеон? Не добившись ясности, он становится и тем, и другим: вшивым Наполеоном. Студент Раскольников и доцент Соколов трясутся от страха, как "дрожащие твари", но они же посягают на жизнь других.

От студента к доценту  (кстати, одного, петербургского университета, что облегчает сравнение) — наглядный "прогресс" в отношении как жертвы, так и убийцы. От отвратительной старухи-ростовщицы — к юной красавице и умнице. И не просто убить, а еще и расчленить, надругаться над трупом. Доцент, как и положено ему по званию, продвинулся на поприще наполеонизма гораздо дальше, чем робкий студент, который после убийства не посещал университета и тем более не читал там лекций. И не приглашал гостей к себе домой, на место преступления, а только дрожал, как в лихорадке, когда приходили незваные гости.

Подытожим:

1. Люди короткой воли — не могут управлять собой.

2. Люди длинной воли — могут управлять другими.

3. Люди самодостаточной воли — могут управлять собой, но не другими. 

4. Люди надорванной воли — не могут управлять собой, но пытаются управлять  другими.

Мне представляется, что третий тип воплощает собой этическую норму, тогда как четвертый — двойное отступление от нее, патологию в квадрате.