Только что вышла моя книга, точнее, книжечка, где я пытаюсь ответить на сотни вопросов, заданных детьми и подростками (от 3 до 15 лет), — на понятном для них языке :"Детские вопросы" (ArsisBooks, 2020, 176 сс.). В ближайшие дни книга поступит в магазины "Лабиринт",  "Москва",  "Читай-город", "Библио-Глобус", "Фаланстер", а также оптовикам: "Лабиринт", "36.6", "Берроунз" ("Медленные книги").

Этот замысел родился из передачи израильского журналиста и фотохудожника Дмитрия Брикмана "Детские/недетские вопросы", куда он меня пригласил. Вообще таких передач у него состоялось уже 150, последняя — с Борисом Гребенщиковым. Я так воодушевился, что часовой беседы мне показалось мало. Дети — прирожденные философы, поскольку видят мир впервые и ставят под сомнение самое очевидное. Их гениальные вопросы побуждали думать еще и еще. По моей просьбе и по своей необычайной щедрости, Дмитрий прислал мне все 700 вопросов, которые он накопил для своей передачи. Отобрав из них примерно половину и расположив по темам, я решился поделиться своими ответами с читателями, среди которых, надеюсь, будут и дети. Собственно, цель книги — вовлечь детей и взрослых в общий разговор о самых важных явлениях мироздания.

Издание иллюстрировано замечательными рисунками Ira Litmanovich, один из них— на обложке.

Вот некоторые вопросы (из более 300):

Почему я — это я?

Зачем они делают детей, а потом их ругают?

Можно мне не умирать?

Зачем вообще всё?

Почему ему можно, а мне нельзя?

Душа иногда побаливает, почему?

Страсть — это страшно?

Ответы краткие, укладываются в несколько строчек. Несколько примеров.

Про Бога.

Что такое Бог? (мальчик,  9 лет)

Правильнее спросить: не "что такое?", а "кто такой?" Многие не верят в Бога, потому что не видят его вокруг. Но Бог — не что, а кто, мы воспринимаем его внутри себя. Каждый человек —  "я" для себя, а Бог — это Я для всех.

Зачем Бог создал этот мир? Он что, не понял, что будет такая заморочка? (девочка, 10 лет)

А ты зачем пишешь и рисуешь? Иногда выходят каракули и кляксы. Надо стараться. Вот и Бог старается. Ему труднее всех, потому что у него на руках целый мир.

Смогу ли я ходить по воде, если сильно уверую в Бога? (мальчик, 7 лет)

Вряд ли. A зачем ходить по воде, если можно двигаться на лодке, на корабле,  на водных лыжах? У веры в Бога есть более достойные применения.  Например, относиться к людям с любовью, переносить болезнь, испытывать радость даже в трудные моменты жизни. Вот тогда вера в Бога поможет.

Про любовь.

Есть ли настоящая любовь? (д. 15)

Есть, но у каждого возраста она своя.  Любовь — как костер: сначала жжет (в юности), потом греет (в зрелости), потом светит (в старости). А когда человек умирает, ее искорки все равно остаются — как память о любимых.

Можно как-нибудь знать, что эта любовь навсегда? (д. 15)

Пока не наступит это навсегда, вряд ли узнаешь.

Вот какой я хороший! Все меня любят! А за что тебя-то любить? (м. 3)

Чем взрослее человек, тем труднее его полюбить, потому что взрослых любят за что-то, а детей — просто так.

Что любит любовь? (д. 6)

Любовь — прекрасное чувство, но предмет ее не всегда прекрасен. Бывает, что любят плохих или глупых людей, некрасивые вещи, пустые развлечения. Тогда чем больше любишь, тем больше страдаешь.

Мальчик выслушал сказку о старике и золотой рыбке и изрёк: "Вот глупый дед, просил то новый дом, то новое корыто. Почему не попросил сразу новую старуху"? (м. 5)

А может быть, он эту старуху любил и не хотел другой?

Что больше, Любовь или Жизнь? (м. 6)

Они обе очень большие, но одна бывает больше другой. Например, любовь умирает, а жизнь продолжается — уже с другой любовью или, как ни грустно, совсем без любви. А иногда жизнь заканчивается, а любовь продолжается — тот, кто пережил любимого, по-прежнему любит только его.  Хорошо, когда любовь по длине совпадает с жизнью и, как в сказке, оба умирают в один день.