Все записи
23:48  /  10.07.20

4557просмотров

Американские "Вехи". О письме либеральной интеллигенции

+T -
Поделиться:

Столетье с лишним — не вчера,

А сила прежняя в соблазне...

И те же выписки из книг,

И тех же эр сопоставленье.

Б. Пастернак (1931)

Удивительно, как точно воспроизводится рисунок политических событий в России начала ХХ века и в сегодняшней Америке. Она проходит тот же путь в уменьшенном масштабе, но в ускоренном темпе.

В России все началось с "кровавого воскресенья" 9 января 1905, когда полицией и войсками были расстреляны 130 безоружных участников многотысячной демонстрации,  направлявшейся с петицией к царю. В США все началось с понедельника 25 мая, когда безоружный афроамериканец Флойд, обвиненный в краже и в неповиновении полиции, был задушен полицейским. Потом начались массовые выступления, протесты, митинги, стачки, вооруженные восстания, грабежи, поджоги, убийства, акты политического террора  — все, что называется "первой русской революцией" 1905—1907 гг. Идейно и практически она направлялась радикальной левой интеллигенцией — социалистами-революционерами (эсерами), социал-демократами и множеством сочувствующих народолюбцев и прогрессистов. Кое-где образовались небольшие самоуправляемые территории, "зоны свободы".

Часть российской интеллигенции осознала, что демократическое  движение, все более радикализируясь, угрожает  той самой свободе, которую заманчиво провозглашает своей целью. Так родился сборник "Вехи" (1909), объединивший крупнейших мыслителей Серебряного века и последующей эмиграции: Н. Бердяева, С. Франка, С. Булгакова, М. Гершензона, П. Струве...  Уже после поражения первой русской революции они предупреждают, что ее семена еще могут взойти в будущем, — и призывают интеллигенцию пересмотреть свою одержимость социализмом, материализмом и народничеством. Приведу отрывок из статьи Семена Франка "Этика нигилизма":

"Непризнание абсолютных и действительно общеобязательных ценностей, культ материальной пользы большинства обосновывают примат силы над правом, догмат о верховенстве классовой борьбы и "классового интереса пролетариата"...; отсюда--чудовищная, морально недопустимая непоследовательность в отношении к террору правому и левому, к погромам черным и красным и вообще не только отсутствие, но и принципиальное отрицание справедливого, объективного отношения к противнику... Субъективно чистые, бескорыстные и самоотверженные служители социальной веры оказались не только в партийном соседстве, но и в духовном родстве с грабителями, корыстными убийцами, хулиганами... ...Нигилизм интеллигентской веры как бы сам невольно санкционирует преступность и хулиганство и дает им возможность рядиться в мантию идейности и прогрессивности".

Под нигилизмом здесь понимается отрицание высших ценностей,  личного достоинства,  свободы совести и слова во имя борьбы за политическую власть.  Авторы "Вех" подчеркивают, что выступают против самодержавия, но со страхом наблюдают, что деспотизм левой интеллигенции и революционных партий едва ли не больше угрожает свободе и достоинству человека, чем правящий режим.  

Закономерно, что В. И. Ленин назвал "Вехи" "энциклопедией либерального ренегатства" и "сплошным потоком реакционных помоев, вылитых на демократию". Все опасения, высказанные "Вехами", сбылись в ХХ в. в небывалом масштабе; не только Россия, но под ее прямым влиянием и треть мира оказалась под властью "прогрессивного деспотизма".  

Как ни удивительно, такая же опасность надвигается на ХХI в. О ней предупреждает опубликованное 7 июля 2020 в журнале Harper's  "Письмо о справедливости и открытых дебатах". Авторы — крупнейшие американские  мыслители, писатели, журналисты, профессора, деятели культуры и СМИ. Писатели Джоан Роулинг, Салман Рушди и Маргарет Этвуд, лингвист и политический публицист Ноам Хомский, философ и политолог Фрэнсис Фукуяма, гарвардский профессор Стивен Пинкер,  лауреат Пулитцеровской премии Энн Эпплбаум, защитница гражданских свобод Надин Строссен, шахматист и политик Гарри Каспаров, джазовый музыкант Уинтон Марсалис...  150 имен.  Все они — либеральнейшие из либеральных, демократичнейшие из демократичных. Их репутация в глазах прогрессивной общественности безупречна. Но постепенно они осознали, что дальнейшая радикализация мирных протестов, переходящих в немирные, и политической атмосферы, все более нетерпимой и деспотической, представляет огромнейшую угрозу для тех самых ценностей, которые они пытались отстаивать как либералы и демократы.   

Приведу это короткое письмо в переводе с английского целиком.

"Наши культурные институты оказались сейчас перед лицом испытаний. Мощные протесты за расовую и социальную справедливость спровоцировали давно назревшие требования реформировать полицию, а также внедрить большее равенство в нашем обществе, и не в последнюю очередь – в сфере высшего образования, журналистики, благотворительности и искусств. Но эти насущные требования также ускорили возникновение новых моральных установок и политических обязательств, которые ведут к ослаблению уже принятых норм открытых дебатов и проявления терпимости к различиям, в угоду идеологическому конформизму. Насколько мы приветствуем первое движение, настолько поднимаем свой голос против второго. Повсюду в мире набирают влияние антилиберальные силы, имеющие мощного союзника в лице Дональда Трампа, который представляет реальную угрозу демократии. Но сопротивление этому превращается в самостоятельный политический бренд, со своими догмами и принуждением, чего нельзя допускать — ведь правые демагоги уже широко эксплуатируют этот факт. Демократическая интеграция, которую мы хотим достичь, будет возможна только, если мы выступим против атмосферы нетерпимости, окружающей нас сейчас со всех сторон.

Свободный обмен информацией и идеями – живая основа свободного общества – с каждым днём становится всё более ограниченным. Пока мы опасались угрозы цензуры со стороны правых радикалов, она постепенно распространялась в нашей культуре: нетерпимость к противоположным взглядам, мода на публичное осмеяние и остракизм, а также тенденция сводить сложные политические вопросы к слепой уверенности в собственной правоте. Мы поддерживаем ценность здравой и даже саркастической дискуссии. Но сейчас слишком часто можно услышать призывы к скорому и жёсткому возмездию в ответ на то, что воспринимается как неправильное слово или мысль. А ещё больше вызывает тревогу то, что общественные лидеры, стремясь к контролю над паникой, наносящей вред обществу, склонны применять поспешные и несоразмерные наказания вместо обдуманных реформ. Редакторов увольняют из-за спорных моментов в текстах, книги изымаются из-за предполагаемой недостоверности фактов, журналистам запрещено писать на ряд определённых тем, профессора становятся подозреваемыми после цитирования в классе «не той» литературы, исследователей увольняют за распространение академической работы, уже прошедшей официальное рецензирование, глав организаций смещают за мелкие ошибки и недочеты. Какими бы ни были аргументы в каждом конкретном случае, результат один – неуклонное сужение границ того, о чём можно говорить без риска быть подвергнутым репрессиям. И мы уже расплачиваемся за это — писатели, художники и журналисты всё больше боятся риска отступить от общего консенсуса или даже просто недостаточно энергично выступить в его поддержку.

Эта удушающая атмосфера в дальнейшем нанесёт огромный вред основным устремлениям нашего времени. Запрет на спор, кто бы ни был его зачинщиком – репрессивное правительство или нетерпимое общество, — неизбежно вредит тем, кто лишён власти и влияния, и мешает их участию в демократических общественных процессах. Путь к победе над ошибочными идеями лежит через их обнародование, споры, убеждение, а не через попытки заткнуть рот или подвергнуть изгнанию. Мы отказываемся от любого заведомого неверного выбора между справедливостью и свободой, которые не способны существовать друг без друга. Как писатели, мы нуждаемся в культуре, которая оставляет нам место для экспериментов, риска и даже ошибок. Нам нужно сохранить возможность доброжелательных разногласий, которые не влекут за собой тяжких профессиональных последствий. Если мы сами не станем защищать самое важное, то, от чего зависит наша работа, нам не стоит тогда ожидать подобной защиты от общества или государства".

При всей колоссальной дистанции во времени и пространстве — удивительная перекличка с "Вехами", что еще раз подчеркивает зеркальность двух исторических ситуаций. Тот "моральный нигилизм", в котором веховцы обвиняли левую интеллигенцию,  в США теперь выступает под именем "cancel culture" — "культура отмены," или "культура запрета".  Каковы бы ни были твои заслуги перед обществом, культурой, наукой, бизнесом, спортом, за любую неосторожно высказанную мысль, недостаточно "прогрессивное" словечко можно поплатиться репутацией, карьерой, всем жизненным итогом. Авторы выступают против полиции мысли, властные претензии которой гораздо более тотальны, чем у полиции, охраняющей порядок на улицах городов. Задача полиции  — предотвращать преступления; полиция мысли отрицает свободу мысли и слова, как если бы она была преступлением.

Конечно, нельзя не заметить упоминание Трампа как "реальной угрозы демократии" в начале письма. Однако очевидно, что это такая же  ритуальная дань "общедемократическим убеждениям", как выпады против самодержавия в "Вехах". Острие письма направлено именно против того, что сам Трамп недавно назвал "лево-радикальным фашизмом". 

Какая реакция  последовала на публикацию письма? Со стороны левых радикалов, конечно, вполне ленинская, типа "либеральное ренегатство". Но самые мощные лево-прогрессистские медиа предпочли просто о нем промолчать. Наказать авторов "Письма", подвергнуть их административной, издательской, газетной, институциональной  травле,  — значит подтвердить его правоту.  Таков взрывчатый парадокс этого текста, напоминающий классические логические парадоксы: опровергнуть  его карательными мерами — значит подписаться под ним.

В заключение процитирую из предисловия Михаила Гершензона к "Вехам": "...Мы указываем, что путь, которым до сих пор шло общество, привел его в безвыходный тупик. Наши предостережения не новы: то же самое неустанно твердили от Чаадаева до Соловьева и Толстого все наши глубочайшие мыслители. Их не слушали, интеллигенция шла мимо них. Может быть, теперь, разбуженная великим потрясением, она услышит более слабые голоса".

 

 

 

Комментировать Всего 35 комментариев
лепет полезных идиотов

Ничтожное подобие "Вех", не более, вот что это письмо такое, Миша, на мой взгляд. 

В Вехах каждый писал от своего имени, и каждая статья сборника — философский шедевр. Потому мы и помним Вехи, и, дай Бог, будут их помнить еще долго. А эта записочка — жалкий лепет коллектива полезных идиотов, да еще и с враньем — угроза свободе, мол, от Трампа, ага. Фактов не требуется, конечно, мели емеля под партейную дудку. 

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Совершенно несогласен. И считаю непозволительным называть их идиотами — дай Бог каждому внести в науку, в культуру, в литературу хоть частицу того вклада, какой внесли эти авторы. Конечно, это разные жанры: сборник статей и статья из трех абзацев. Нo нe стоит переоценивать "Вехи" и недооценивать "Письмо" по степени риска. В конце концов, "Вехи" написаны и опубликованы ПОСЛЕ поражения  революции, на волне разочарования, а нынешнее  "Письмо" — на самом подъеме революционной горячки, резко ее охлаждая.  

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц, Светлана Горченко

Миша, "полезные идиоты" — термин, как известно, со вполне определенным значением. В их число могут попадать и гениальные люди. Подписанты, в своем большинстве, люди весьма известные, и если их откуда вдруг и уволят, их главный капитал, известность, лишь возрастет. Так что риск у них никакой. И проку от этих увещеваний никакого, а вред есть. Необольшевиков они не охладят, а Демпартию, этого троянского коня, украсят цветами своей благонамеренности, посодействовав большевикам в достижении цели. 

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Алеша, еще какой риск! Почитай про Роулинг, которую рвут на части миллионы ее бывших фанатов за то, что она посмела назвать "менструирующих людей" просто "женщинами". А судьба нобелевского лауреата, открывателя ДНК Дж. Уотсона! Что может быть страшнее — стать публично презираемым "реакционером", проклинаемым коллегами и потомками; из баловней славы перейти в изгои, быть вычеркнутым из анналов своей профессии или войти туда со знаком минус. (Даже Колумб и Вашингтон, как выясняется, не застрахованы от такой судьбы).  Этим людям есть что терять — гораздо больше, чем авторам "Вех" в 1909 г.  А Демпартии глубоко плевать на мнения этих яйцеголовых, никаких статистически значимых голосов они ей не прибавят. 

Скандальность и отважная гражданственность на этом уровне лишь придает пикантности классикам, Миша, предотвращая их засахаривание и подогревая интерес к ним. И они это прекрасно понимают. Не сомневаюсь, что и голоса Демпартии это письмо добавит: есть немало умеренных, которых необольшевики отбросили бы к Трампу, как к меньшему злу. А теперь их нашлось кому успокоить и уговорить оставаться там, где они и были.  

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

К сожалению не пикантности это придает подписантам, а риск услышать в свой адрес медийный вариант небезызвестного "расстрелять как бешенных собак"... 

Логично было бы заняться исследованием новой нетерпимости как проблемы - научно и системно. Без публицистики. 

Что конкретно оказывается под запретом, границы запрещаемого, интенсивность, санкции, акторы запрета, их мотивы, процедура запрета, ближайшие и отдаленные последствия, динамика, тенденции... Или это есть уже?

Жертвы запрета, их судьбы, возможность объединения, стратегия защиты... 

Скрытые мотивы и выгоды акторов (особенно лидеров) ограничения деятельности притесняемых...  Портрет таких лидеров, возглавляющих гонения, - социология, психология..

Раз уж это явление себя так заметно проявило - надо изучать, нет?

Светлана, тема прекрасная — но опасная! Когда-нибудь этот новый, левый маккартизм будет изучен. А теперь... разве что в России. :)

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Речь ведь не об осуждении!

Во времена разгула маккартизма изучать маккартизм социологически тоже было нельзя?

Я не специалист по амер. истории и социологии. Мб., в каких-то академ. закутках такие исследования и проводились.  Думаю, что это могло быть опасно.

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Опасно изучать

Так это само по себе тема и проблема!

Феномены, закрытые для научного изучения! 

Хотя бы каталогизировать:))

Немного порассуждала на эту тему

https://snob.ru/profile/32403/blog/168827

был задушен полицейским

А он был задушен? ;-)

Он не был спасён полицейским

Этого уже достаточно! Полиция вообще несёт в себе функции защиты всех граждан - и потенциальных жертв и потенциальных преступников. Это, если исходить из презумпции невиновности.

Человек не может дышать, а ему вместо помощи давят коленом на шею, это разве не преступление? 

Полиция не может никого спасать, кроме как от преступных покушений. Скорая, вызаванная полицией, тоже Флойда спасти не смогла, хотя их возможности превосходили те, которыми обладали полицейские.

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Преступные покушения

На кого покушался Флойд? 

На кого покушался Флойд?

Ни на кого. Но и на него никто не покушался. Полиция сделала ровно то, что всегда делают при нахождении человека в общественном месте в состоянии психоза - обездвижили (чтобы не бросился под машину или не напал на кого-нибудь)  и ждали пока приедут парамедики, способные купировать это состояние. Полицейские не обладают и не могут обладать навыками помощи людям, впадающим в наркотическую кому. Увы.

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Не могут спасать

В том то и дело, что могут. В Штатах полиция имеет при себе Naloxone, противоопиодный антидот. При передозе они его применяют. В Юкей тоже недавно ввели в обиход

https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4103249/

Судя по доступной информации, полиция Миннеаполиса не была снабжена чем-то подобным. Расшифровка записей переговоров полицейских показывает, что они справедливо интерпретировали состояние Флойда как наркотическую интоксикацию и обсуждали возможные действия в этой связи, но никаких специфических медикаментов у них не было. Думаю, этот вопрос будет одним из тех, которые рассмотрит суд.

Интересная информация

Сергей, можете поделиться источником информации?  Я нигде об этом не читала.

Надо сказать, в Британии вообще гораздо меньше пишут о том что происходит в Америке, именно в деталях, чем  в России. 

https://www.twincities.com/2020/07/09/george-floyd-transcript-read-it-in-full-here/
Transcript

Да я, как бы тоже, не из России, а из имперской колонии за делом слежу. ;-) Queeensland.

Эту реплику поддерживают: Katerina Kuzmina

Человек не может дышать, а ему вместо помощи давят коленом на шею, это разве не преступление?

Разумеется, нет. Санитары "скорой" Флойду вообще два ребра сломали. Тоже "преступление"?

Про ребра

Не слышала...Предположу, что ребра ломали в безуспешных попытках реанимировать?

Ну, а в принципе, если отвлечься на минуту от Флойда, и перенести это на себя, или гипотетического члена семьи. Например, брата - выпивоху. Пошёл он в магазин и не вернулся, а потом вам рассказывают и показывают как с ним обращалась полиция, да и скорая.. Ваша реакция и оценка произошедшего? Как вы это назовёте? 

Несчастьем, требующим проверки всех обстоятельств и соответствия действий полиции инструкциям для подобных случаев.Нельзя обвинять полицейских не установив однозначную причинную связь между их действиями и смертью человека.

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

В Англии был такой кейс - по поводу убийства чёрного подростка Steven Lawrence и расследования этого дела полицией. Его семья долгие годы боролась за справедливость и это дело привело к признанию институционного ( Есть такое слово в русском языке?) расизма в британской полиции. На это ушли годы.

Сейчас времени разбираться у всех заинтересованных сторон просто не и поэтому все так стремительно эскалировалось.

Соглашусь с Вами по форме, да надо разбираться честно с конкретным делом Флойда, но по сути - борьба с полицейской жестокостью и экстремизмом в сторону чёрных - реакция оправдана. 

но по сути - борьба с полицейской жестокостью и экстремизмом в сторону чёрных - реакция оправдана.

Вероятно, в этом вопросе мы не согласимся (да, думаю, это и не необходимо). Там, где Вы, по-видимому, видите "экстремизм в сторону чёрных", я вижу "экстремизм в сторону полиции" и нездоровое разыгрывание "расовой карты". Я не оспариваю Ваше право на изложенный Вами взгляд, но, боюсь, согласиться с ним не могу ни в малой степени.

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц, Светлана Горченко

А вообще, письмо это - документ специфический. Оно не в защиту "свободы  слова", не в защиту "свободы мнения" или "свободы совести". Оно, если подбирать культурный аналог из российской истории, в защиту "ленинских норм внутрипартийной дискуссии". Что-то такое мог бы подписать милейший Николай Иванович Бухарин в 1928 году. Смысл его - давайте сосредоточимся на борьбе с классовым врагом - Трампом - и не будем давать трампофашистам аргументов о тоталитарной натуре нашей идеологии, подавляя любые отклонения от генеральной линии, не выливающиеся в открытый фракционизм.

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц, Светлана Горченко

Либерализм

Что-то может быть не так в самой основе либерализма, если он раз за разом приходит к состоянию оголтелости? 

Безусловно. "Либерализм" - идеология очень приблизительно "ложащаяся" в реальную психологию людей. Он часто не даёт ожидаемого результата. Проблема в том, что это на сегодня идеология с наилучшим балансом "ожидания / результаты". На эту тему есть известное апокрифическое высказывание У. Черчилля.

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Наилучший баланс

Баланса как-раз и не наблюдается. Именно конфликт с реальной психологией людей и заставляет становится в позу "они безнадёжны" и не нечего тратить время на споры с "непрогрессивными". Надо заставить их принять наши взгляды и всем станет лучше. 

Между тем среда сопротивляется и мы видим, то что мы видим

Не спорю. Но никакого эффективного решения проблемы пока как-то не просматривается.

А что если..

Больше социализма? Для Америки это может быть очень эффективным. Всем крышу над головой, рабочее место,  продовольственный пакет по рецептам "книги о вкусной и здоровой пище", разговоры о построении великого будущего MAGA. Свобода, равенство и братство. Ну и пролечить всех неуравновешенных и покалеченных в битвах за либеральные идеалы :)) 

Это уж как американцы сами для себя выберут. В моих глазах, это вроде предложения решить социальные проблемы по рецептам скопцов - "оскопимся все и будем жить ангельской комунной как белые голуби". ;-) То есть, наверно, многим понравится, но не перспективно..... Imo.

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц, Светлана Горченко

Какая замечательная дискуссия. Но я далек от реалий США, так что промолчу.

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Вячеслав, это же не про «реалии США»!

Это про раскол и культуру дискуссии.

Договариваться? Или война на уничтожение?