Все записи
19:02  /  14.04.14

2313просмотров

21 апреля - День Альтернативного сознания

+T -
Поделиться:

21 апреля (следующий понедельник) - День Альтернативного, антитоталитарного, антиимпериалистического сознания. Отмечается с 1998 г.

Этот день стоит в промежутке между двумя памятными датами, которые торжественно отмечались самыми свирепыми режимами XX века. 21 апреля знаменует тонкую черту между двумя тоталитарными безднами, по которой человечество, как по узкому мостику, перебралось в XXI в.

20 апреля - День рождения Гитлера

21 апреля - День Альтернативного сознания

22 апреля - День рождения Ленина

21 апреля - праздник сознания, которое освобождается от своих идеологических химер и популистских соблазнов. Одна из тем этого праздника - борьба с антиинтеллектуальными настроениями, укорененными в традициях российской истории. Праздник 21 апреля мог бы привлечь внимание российского общества к судьбам интеллекта, теснимого и феодальной ментальностью силы-чести-служения, и капиталистической ментальностью прибыли-пользы-успеха.

Итак, 21 апреля:

- День альтернативного сознания и творческого воображения

- День вызова любому тоталитарному сознанию - фашистскому, коммунистическому, национал-социалистическому, религиозно-фундаменталистскому, неоимпериалистическому…

- День инакомыслия, в какой бы области оно ни проявлялось: политической, экономической, идеологической, философской, художественной... Это День альтернативной эстетики, поэзии, философии, лингвистики, политики, педагогики...

Комментировать Всего 14 комментариев
единство тоталитарности и нигилизма

Миша, думаю, что не менее опасным, чем тоталитаризм, является его ложная альтернатива--эгоистический нигилизм: отрицание высшей Истины, объявление индивида высшим, первым и последним судьей. Общим для обоих учений является их безбожие. Ужас эгоизма бросает человека в коллективистские культы, и наоборот. Поэтому реальная проблема--это не тоталитарность, и не эгоизм, взятые по отдельности, но их взаимопитаемое единство. 

Вот прямо сейчас на наших глазах Запад, со всей его проповедью относительности всего и вся позорно сдается тоталитарной диктатуре. За контракты на авианосцы, за 20% Бритиш Петролеум и лондонские дворцы олигархов и т.д. и т.п. 

Запад усыплен этой проповедью, но есть надежда, что не убит, лишь долго просыпается. Вспомним, что и во Вторую Мировую Запад вступал медленно, проходя через опыт Мюнхена. 

Алеша, дай, пожалуйста. строгие с твоей точки определения того. что такое 1. эгоизм. 2. нигилизм 3. нигилистический эгоизм 4. безбожие 5. высшая Истина

Если мы согласимся в определении этих совсем не очевидных понятий и  феноменов, тогда можно будет попытаться эту проблему еще раз всерьез обсудить.  А то все это звучит (подчеркиваю - звучит) как догматическая декларация, которая вызывает ощущение не только ошибки, но и опасного заблуждения, никак не связанного с проблемой ИНТСТИТУАЛИЗИРОВАННОЙ свободы, которая является сейчас центральной проблемой в мире в связи с окончательным поворотом  российской власти к ядерному шантажу и удушению свободы с использованием идей Русского мира и неовизантийской русскоправославной Империи. Риторика высшей Истины  уже взята на вооружение ненавистной тебе системой подавления личной свободы, во имя преодоления "эгоизма" в пользу  коллективизма, общины, соборности и евразийского политического мифа.

Я полагаю, что самое правильное определение эгоизма, это шутливое, саркастическое, но очень точное в своей рекурсивности: "эгоист это тот, кто про меня не думает".    

Но хотелось бы  от тебя, конечно, получить определения более серьезные. Сначала, мне кажется, нужно обсудить именно корректность определений, а потом уже расставлять этические акценты.     

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Сергей Любимов, Алекс Лосетт

Миша, насколько я понимаю, у нас с тобой нет противоречий в вопросе о базовых правах человека, хотя я не уверен, что в вопросе об их институциональном обеспечении я соглашусь с тобой до деталей. Но дело не в этом. Мой коммент--не правового и не юридического содержания, но метафизического и этического. 

Мне кажется, этическое понятие эгоизма мной определено вполне недвусмысленно: "объявление индивида высшим, первым и последним судьей". Эгоизм, таким образом, противостоит как теизму, где высшим судьей является Бог, так и коллективизму, где таковым признается голос народа, воля нации или класа, обычно воплощенные в вожде. Не вижу, что тут непонятного. 

Дорогие Миша и примкнувшие к тебе Сергей и Алекс. Когда речь идет о ценностях, никакие формальные доказательства невозможны. Умный и образованный человек может одобрять действия тирана (мне лично известны такие люди и даже не один), а человек малообразованный может быть в сто раз более чутким нравственно. 

В мирные времена люди могут закрывать глаза на нравственные противоречия в своем поведении и поведении близких, такую картину нам в прошлый раз обрисовала Алекс, как нечто присущее западному цивилизованному обществу. Однако в моменты кризиса (т.е. суда, кризис и есть суд), нравственные вопросы встают намного острее.

У нас с тобой нет разногласий насчет того, что такое хорошо и что такое плохо. Но в твоей системе понятий единственное определение того, что такое хорошо, есть твой собственный выбор. При таком раскладе ты, строго говоря, даже не имеешь право выступать с теми обличениями, что ты выступаешь.  

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров

Леша, не вижу разницы между нами в отношении понятия выбора. И ты одиноко выбираешь, что такое хорошо и плохо, как и я. Только предпочитаешь давать этому выбору ортодоксальное теологическое обоснование. Но и само твое предпочтение именно этого обоснования тоже является твоим одиноким выбором.  Не понятно, почему мой одинокий выбор, опирающийся на понятия свободы и милосердия (сострадания) как фундаментальные и безосновные (=первичные) дают мне меньшее право говорить о добре и зле, чем твое и Алешино теологическое обоснование этих понятий.

В некотором смысле, полагаю, что  позиция, которой придерживаюсь я, более этически неуязвима, так как ей, приняв ее всерьез, невозможно воспользоваться для оправдания системы насилия. А теологической системой понятий с тех пор, как она существует, насилие и унижение постоянно, систематически оправдываются. Тем более теми, кто внимательно читает Ветхий завет, где насилие над неправедными является жестокой нормой. И новозаветная интерпрептация тут не очень помогает, как мы это видим в истории христианства. Если ты скажешь на это, что ЛЮБОЙ системой понятий можно воспользоваться для оправдания насилия, то с моей точки зрения это будет ошибочным утверждением. Покажи, гипотетически продемонстрируй, как системой, где свобода и милосердие (сострадание) первичны (фундаментальны) и безосновны, то есть не опираются на теологию, но сами служат основой нравственного  поведения и жизни, можно систематически воспользоваться для оправдания институционального нарушения свободы и жестокости. Это же предложение я адресую Алеше.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Алекс Лосетт

"Леша, не вижу разницы между нами в отношении понятия выбора."

Разница есть, Миша--на нее указал, как ты хорошо знаешь, Кант. Знаешь, но почему-то игнорируешь, несмотря на мои попытки напомнить тебе о Боге как требовании практического разума.  И Алеша, и я разделяем этот вывод Канта, и знаем, что требования разума, как только они твердо установлены, обязательны к исполнению. Их выяснением в разных аспектах мы, собственно, всю жизнь и занимаемся.

Чтобы мне не повторяться, освежи, пожалуйста, в памяти три моих довольно длинных кантианских поста, залинкованных в соседнем комменте

Дорогие Миша, Степан и Алекс,

За свою историю христианство неисчислимое количество раз становилось предметом злоупотреблений, имитаций и подделок. Подобное происходило и с драгоценными камнями, - подделывают именно их, а не булыжники. Твоей концепцией нельзя воспользоваться для иституционального нарушения свободы. И ни для чего другого тоже, поскольку в твоей картине мира твое или чье бы то ни было милосердие есть такая же случайная и бессмысленная вещь, как и все остальное. Полный хаосогенез.

Алексей, спасибо за приглашение к разговору. С наскока такую тему не возмешь, а я в данный момент не могу найти достаточно времени, чтобы хорошенько подумать. Персональная выставка через 2 месяца + пишу  proposals +работаю с писателем, в общем, завал. Ответ за меня хорошо сформулировал Михаил Аркадьев.

Добавлю лишь, что во всех наших спорах  л ю д и  говорят с  л ю д ь м и.  Даже когда мы говорим или спорим о боге, мы на самом деле говорим или спорим всего лишь о наших  п р е д с т а в л е н и я х   о нем. Не знаю, говорил ли кто-то с богом четыре или  полторы тысячи лет назад, но гипотетическому современнику, который заявил бы мне, что через него говорит бог, я бы посоветовала навестить психиатора. Мнения такового современника я бы точно не стала принимать за авторитет.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

По Вашему совету придется отпревить в психушку миллионы людей, включая некоторых из Ваших коллег. 

"Миша, думаю, что не менее опасным, чем тоталитаризм, является его ложная альтернатива--эгоистический нигилизм: отрицание высшей Истины"

Правильно ли я понял, Алексей, что Вы считаете людей неверующих в бога (или -в богов) не менее опасными, чем тоталитаризм? То есть, говоря попросту: верующий Путин менее опасен, чем неверующий Пачиков?

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

"говоря попросту: верующий Путин менее опасен, чем неверующий Пачиков? "

Степан, я высказался об убеждениях, а не конкретных людях. Можно ведь и убеждения сами по себе рассматривать, у них есть своя логика. Не знаю, в какого бога верит, или думает что верит Путин--по-моему, ни в какого, он нарцисс, не фанатик. Религиозный фанатик абсолютизирует церковь, нарцисс--себя. Фанатик принимает религию как коллективистский культ, подменяет поклонение Богу поклонением формам богослужения. Фанатик закрывается от истины в конечности религиозных форм, и тем самым он теряет связь с Богом, который есть Истина, и с Духом, Который веет, где хочет.   

По вопросу о связи морали и религии я в основном разделяю взгляд Канта, заключавшего о необходимости веры в Бога, в бессмертие души и в свободу воли как условия согласия категорического императива с разумом. Подробнее же об этом я написал в нескольких комментах большой дискуссии с Мишей Аркадьевым и Алешей Цвеликом, случившейся после публикации на Снобе моей статьи "Вера в разум и его культ". Вот эти комменты: 

Мораль и крест на весах Канта

Неверные тени долга

Почему вера не костыль и не таблетки

Надеюсь, что хотя бы частично я на Ваш вопрос ответил. 

Верующий Путин не имеется в наличии, если б он существовал, то был бы, наверняка, другим человеком. Не очевидно также, что существует неверующий Пачиков.

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров