Все записи
14:39  /  12.03.15

18693просмотра

Евреи и русские (1)

+T -
Поделиться:

      Как писать о нациях, оставаясь на той высоте духа, с какой только и можно их понимать, не впадая в мерзость национализма или интеллектуального сладострастия? Этa статья -  лирическая попытка разглядеть общие контуры русского и еврейского характеров и их взаимодействие в духовной культуре XX века. 

                          Еврейское в русских, русское в евреях

     Кто в мире может понять русских лучше, чем евреи? Теплые, душевные народы. В их исторической закупоренности, черте оседлости, железном занавесе, столетиях одиночества, обособленности от мира настояна теплота.

     Отметим пунктирно несколько самых выдающихся черт общности:           

            1. Религиозная устремленность евреев и русских. Вл. Соловьев приводил три причины, почему именно еврейский народ породил христианство, и они же в какой-то степени могут быть отнесены к русскому народу: 1) религиозная сосредоточенность всей национальной жизни; 2) самодеятельность и самостоятельность, жизненная активность и целеустремленность нации; 3) обрядовый материализм, система религиозных правил, отделяющих чистое от нечистого. Глубокое отношение к святости, в том числе к святости материальной жизни — церковный обиход, утварь, пост; законы таара и кашрута, ритуальной чистоты. Теплота материальной жизни в Боге. Приведу слова русского мыслителя и исследователя духовной жизни Георгия Федотова: «Христианство... превращается все более в религию священной материи: икон, мощей, святой воды, ладана, просвир и куличей... Это ритуализм, но ритуализм страшно требовательный и морально эффективный. В своем обряде, как еврей в законе, москвич находит опору для жертвенного подвига». [1]

            2. Склонность к утопическому мышлению, подчинение всей жизни цельным принципам и идеалам, предназначенным к осуществлению в отдаленном будущем: «жить ради детей, во имя счастья грядущих поколений» и т.д.  По мысли Достоевского, «русскому скитальцу необходимо именно всемирное счастие, чтоб успокоиться: дешевле он не примирится, — конечно, пока дело только в теории».[2] Огромная роль фантазии, сказки, чуда, мечты в складе национального мышления. И евреи, и русские — народы вдохновения и Откровения, а не эмпирического рассудка.

            3. Приверженность идеалу социального равенства и справедливости, готовность искоренять аристократические привилегии даже ценою индивидуальной свободы. Социалистическая, эгалитарная настроенность, жажда переустройства всего мира в соответствии с религиозно-социальными учениями. Хилиазм, эсхатологизм. Устремленность к концу истории, к вечному царству правды. Революционность. Ничего не жаль, нечего терять, кроме своих цепей. Маркс и Бакунин, их взаимная подозрительность, рачительного революционера-бухгалтера и революционера-анархиста, готового и себя, и весь мир перевернуть вверх тормашками. И хотя в России победил марксизм, бакунинщина из него вылезла и под именем «ленинизма» примирила его с собой.

            4. Чувство народной стихии, с которой личность сливается, обретая себя. Долго хранимые, вплоть до XX века,  традиции общинной жизни — крестьянским миром и всем кагалом. Колхоз и кибуц. Обилие легенд и анекдотов, слухов и сплетен, коммунальность, шептание по углам, привычка всех обсуждать, соседственность, местечко и деревня. Сказ, устная речь, сильные фольклорные начала в культуре.

            5. Привычка к странствиям, неприкаянность, кочевнический элемент в русской цивилизации, обусловленный территориальным размахом земли. Чаадаев: «В домах наших мы как будто определены на постой; в семьях мы имеем вид чужестранцев; в городах мы похожи на кочевников...» Достоевский: «Эти русские бездомные скитальцы продолжают до сих пор свое скитальчество и еще долго, кажется, не исчезнут.» Судьба Вечного Жида близка русской душе. Рассеяние русских утвердилось в XX веке и географически, потоками эмигрантов, беженцев, невозвращенцев.  Одна из самых больших и культурно насыщенных диаспор в мире, наряду с еврейской. Еврейская диаспора обрела в России первую в мире родину социализма — а русские, выброшенные со своей родины, стали создавать диаспору по всему миру.

            6. Универсализм,  легкое усвоение культурных обычаев, научных и технических достижений других народов, переимчивость, подражательность, гибкость ума, обусловленная огромным историческим опытом смешения, сосуществования, сотрудничества с другими народами. Более ста наций населяют Россию, и евреи в своих скитаниях населяли земли множества наций. И русские, и евреи, как одаренные актеры, склонны к перевоплощению, вживанию в чужие роли.

            7. Многовековой опыт страданий и преследований (египетский и вавилонский плен, татаро-монгольское иго, черта оседлости, крепостное право...). Отсюда склонность к меланхолии, унынию, скорби. В отличие от европейцев, охотно делятся отрицательными эмоциями, жалуются на жизнь, даже бравируют своими неудачами. (Но у евреев все-таки больше замкнутости, осторожности: не принято говорить вслух о смерти, тяжелых болезнях).

            8. Сочетание меланхолии с мягким юмором, лирическим воодушевлением, жизнеприятием — слезы сквозь смех (Гоголь, Чехов,  Бабель, Шолом-Алейхем, Перец Маркиш). Ирония и самоирония. Привычка смеяться надо всем — и прежде всего над собой, но при этом сохранять в душе святое.

            9. Психологическая открытость, общительность, разговорчивость, эмоциональность, задушевность, легкая возбудимость (до взвинченности), готовность делиться своими чувствами, доверять сокровенное, обсуждать свою личную жизнь. Легковерность и доверчивость, с той разницей, что евреи больше верят своим, а русские — чужим.

            10. И евреи, и русские — логоцентрические, «литературные» нации, для которых Книга, письменное слово есть источник высшего религиозно-морального авторитета. В России классическая литература — Пушкин, Гоголь, Достоевский, Толстой — выступает в роли «Священного писания», содержит заповеди и поучения и осуществляет духовное руководство и общественной, и личной жизнью. Вся культура обоих народов строится вокруг Слова; «святая русская литература», святость и заповеданность слова. Словесность — «учебник жизни» (Чернышевский). Зачитываются до умопомрачения, до забвения реальности, до сладкой истомы. Мир в тумане слов.     

            11. Любовь евреев к русской природе и к поэзии, которые они воспринимают как свое духовное достояние. Широта, простор — в этом есть что-то сужденное евреям в их скитальчестве и рассеянии: не чужбина, а новая родина, которой должен стать весь мир. Грусть русской осени, чистота красок, прозрачность воздуха, нагота равнины и огромность неба, — все это созвучно еврейскому сердцу, что несравненно выразилось у Исаака Левитана. Природа, очищенная от тесноты и жара, открытая небесному сиянию, легкая, воздушная, смиренная, не возносящаяся (горы), униженная перед Богом. Совсем иная, чем библейская, но близкая той части еврейской души, которая ищет себя в диаспоре, в рассеянии и находит отчасти в россиянстве.

            12. Музыкальность души, любовь к народным мелодиям, к хоровому пению, к национальным песням и танцам. В кибуце водят хороводы, как в русской деревне. Чеховская «Скрипка Ротшильда»: русский завещает еврею свою музыку и свою скорбь. (У русских больше гармонь или гитара), пьяная задушевность, романсы; у евреев — скрипка терзает душу). Дунаевский, братья Покрас, Фельцман, Фрадкин, Баснер, Блантер и другие композиторы-евреи — создатели популярной песни в СССР.

 

                                  Россия - Левиафан 

            Несмотря на свирепые гонения и царских, и советских времен, евреи все-таки прижились в России, в среде бесшабашного, «нерегулярного» народа, где могла сполна проявиться их любовь к извилистым ходам бытия. Евреи часто склонны действовать с фантазией, хитринкой, подвохом, в обход и «несмотря на», а в данной стране — это единственно честный и нормальный способ существования, так что здесь они оказались в родной стихии, где можно уповать не на закон и порядок, а только на свою смекалку и Божью милость. Бог и народ, цари и пророки, войны и казни, молитвы и чудеса, жестокость и милосердие, безудержность буйства и неистовость покаяния — здесь евреи нашли страстный, яростный библейский мир, давно исчезнувший на просвещенном Западе, но странным образом оживший для них в России XIX и XX веков. В этой необъятной стране России евреи нашли своего Левиафана, свой страх и трепет, своего зверя из бездны, описанного в Книге Иова как «верх путей Божиих» и одновременно как беспощадное чудовище: «Надежда тщетна — не упадешь ли от одного взгляда его?»  В России легче, чем в какой-либо другой стране, ощутить сотрясение всех устоев бытия, пошатывание исторической почвы, как перед землетрясением, — гул идет по всей земле, узнающей поступь ревнующего и карающего Бога. Это всегдашнее предчувствие катастрофы, это грозовое веянье из иных миров вошло в судьбу евреев с библейских времен, и Россия, даже при сознательном отталкивании от нее, оказалась воплощенным архетипом и «странным аттрактором» их коллективного бессознательного.

Марк Шагал. Я и деревня (1911)

                                    Еврейско-русский воздух

     Феномен русской интеллигенции, оторванной от почвы, от своего народа, близок еврейству, диаспоре, странничеству. По духовному типу еврею роднее всего именно русский интеллигент, живущий в своей стране как в эмиграции, от всего отстраненный, все подвергающий критике, мечтательный, склонный к утопиям. Евреи помогли становлению русской интеллигенции, а интеллигенция глубоко вобрала еврейство в культуру и судьбу России. Там они перемешались, слились. По мысли Г. П. Федотова, «Недаром, начиная с [18]80-х годов, когда начался еврейский исход из гетто, обозначилось теснейшее слияние русско-еврейской интеллигенции не только в общем революционном деле, но и во всех духовных увлечениях, а главное, в основной жизненной установке: в пламенной беспочвенности и эсхатологическом профетизме. <...> Шпенглер видит в кружках русской интеллигенции продолжение духа и традиции талмудистов». [3]

     С западной точки зрения, евреи и русские — невыдержанные, «малахольные», «без тормозов». Оба народа — не «комильфо», не из «хорошего общества», из каких-то других низин и высот жизни. Обоим знакомо «из бездны взываю к тебе, Господи» и «у бездны мрачной на краю». Оба склонны отдаваться эмоциям и фантазиям, уноситься за предел, порой впадать в истерику. Непривычка к середине, невладение формой. Содержание перехлестывает, рвется наружу.

     Евреи и русские эмоционально заводят, подначивают друг друга, они так слаженно шагают через мосты истории, что те рушатся от резонанса. С революцией и коммунистическим экспериментом случилась именно такая подначка и взаимозаводка. Еврей хочет показать русскому, что он еще более русский — бесстрашный, несгибаемый, идущий напролом (феномен Троцкого). Русский хочет показать еврею, что он еще больше еврей: дальновиднее, хитроумнее, действует сознательно, планомерно, обуздывая стихию (феномен Ленина). Левинсон в «Разгроме» Фадеева — русская несгибаемость и еврейская сознательность в борьбе со стихийностью. В результате сама расчетливость и планомерность (еврейская) принимают формы удалые, бесшабашные, безудержные (русские) — и это есть советский режим, с его громадьем планов, с его лихачеством в самой планомерности (даешь досрочное выполнение... пятилетку в три года... нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме). Экстаз и истерия планирования, захлеб цифрами, разудалость бухгалтерии — феномен советского пламенного бюрократизма. Русское «раззудись плечо, размахнись рука», помноженное на еврейское интеллектуальное упрямство, дотошность, стремление довести все до логического конца, пусть даже с риском провала… Но если, по расчетам, там должна быть сияющая даль социализма, — там она и будет, а если нет, то тем хуже для реальности.

     Талмудизм советской власти, ее пристрастие к словам, к их малейшим идеологическим оттенкам, вера в самоценную, самодвижущую силу слов, от которых действительность станет краше и веселее, — это и еврейское, и русское. Как и вера в проекты, начертанные на бумаге, талмудический спор об их толкованиях, о перекосах, правой и левой линии, о мельчайших оттенках в употреблении слова классиками марксизма. Отношение к их писаниям как к Библии, подлежащей многослойным толкованиям и переложениям: Тора — Мишна — Гемара — Каббала... Такая же талмудическая иерархия: Маркс, Энгельс, Ленин, потом Сталин, зарубежные продолжатели марксизма — выдающиеся деятели партии и правительства — основоположники соцреализма — писатели братских стран... У каждого уровня свой авторитет, измеряемый длиной и частотой цитат, значимость которых можно исчислить в миллиметрах занятой ими газетной площади.

    О русских говорят, что это народ крайностей и полюсов. Бердяев перечисляет (в «Русской идее»): деспотизм — и анархизм; обрядоверие — и искание правды; индивидуализм — и безличный коллективизм; национализм — и универсализм; искание Бога — и воинствующее безбожие; рабство — и бунт… Евреи — тоже нация крайностей: накопители и бессребреники, реалисты и фантазеры, капиталисты и коммунисты, здравомыслящие и чудаковатые. У западных людей широка зона срединного, нейтрального, секулярного образа жизни — того, что естественно, что оправдано человеческой природой. Евреи и русские постоянно задают себе невыполнимые задачи — и то взлетают выше, то падают ниже средней нормы. Склонность к иррационализму, экзистенциализму, персонализму в философии — В. Розанов, Н. Бердяев, Л. Шестов, Ф. Розенцвейг, М. Бубер, Э. Левинас.

    Подпольный человек Достоевского, да и сам Достоевский — «еврей» в своей нерасчетливой расчетливости, сверхактивности, опрометчивости (шолом-алейхемовский Менахем-Мендл): всё рассчитать, поставить на кон, чтобы выиграть наверняка — и... проиграть с треском. Подросток — «жид»: мечтает стать Ротшильдом. Лев Толстой говорил о еврейскости Достоевского. Экзистенциальная ситуация подполья, «вненаходимости» характерна именно для евреев и в русскую литературу перенесена Достоевским.

    Вообще, как ни странно, именно с «антисемитами» Гоголем и Достоевским приходит в русскую литературу еврейский дух. С Гоголем и Достоевским само русское общество обуржуазивается, «чичиковеет»; возможно, украинские и польские корни писателей сделали их чувствительными к этому духу вторичной, денежно-знаковой, игровой и проектной среды, в которой, оттесненные от природы и почвы, вращались евреи. Природа отступает на задний план, а вперед выступают «еврейские» идеи — обогащения, обладания знаками и символами власти. В "Петербургских повестях" господствует гнилая городская среда, а Акакия Акакиевича — маленькoго человека в маленьком мире — легко представить обитателем штетла, местечка.  И портной Петрович, и «значительное лицо» — это разного уровня «начальники», перед которыми Акакий Акакиевич — тварь дрожащая. И Раскольников по образу жизни и мышления — «тварь дрожащая», хотя и мнит себя «право имеющим». Как давно отмечалось, у Достоевского в картинах Петербурга преобладает желтый цвет, который традиционно ассоциируется с еврейством... «Се черно-желтый свет, се радость Иудеи» (Мандельштам).

   У обоих народов обнаруживается сочетание двух полюсов: непосредственной эмоциональности — и отвлеченной рассудочности. Наитие и «нутро», простое доверие Богу, детскость, отразились в хасидизме,  эмоционально-харизматическом направлении иудаизма. Жить сердцем, видеть Бога в малости и повседневности. Хасидизм, возникший именно на еврейско-славянской почве, сродняет эти народы. Как пишет Гершом Шолем, «бОльшая часть русского и польского еврейства втянулась в орбиту этого движения (хасидизма)..., но за пределом славянских стран и России эта форма мистицизма нигде не могла укорениться». [4] Украина по числу еврейских святынь считается второй страной в мире после Израиля. У места захоронения рабби Нахума в Умани предполагалось построить самую большую синагогу в мире, на пять тысяч молящихся. Неученое, некнижное обращение к Богу — от переполненного сердца, в чаянии радости.

     И одновременно - книжность обоих народов, преданность слову и словесному поучению. Рефлективность, «умышленность». Действие часто растворяется в саморефлексии, в построении множественных точек зрения, в искусстве комментария и интерпретации. Иов и Достоевский, Бубер и Бахтин, диалогичность обеих наций, сильно выраженная жестикуляция, размашистая — по-русски, торопливая — по-еврейски (у первых — с лихвой пространства, у вторых — времени в обрез). Любовь к нескончаемым беседам и словопрениям, вплоть до потери чувства реальности. Значима установка на самосознание, идею, эксперимент над собой. Хотя одна нация владела обширнейшей территорией в мире, а другая на протяжении многих веков оставалась бездомной, обе эти крайности способствовали развитию умственного и прожектерского подхода к бытию. Раввины, книжники, мудрецы, начетники, фантазеры и интерпретаторы задавали тон в еврействе, мало соприкасавшемся  с реальностью окружающего общества. Россия создавалась и пересоздавалась по планам: крещение Руси князем Владимиром, европеизация России Петром Первым и Екатериной Второй, социалистическая революция и построение коммунизма при Ленине-Сталине, горбачевская перестройка... На первом месте всегда были идея и проект, всё вводилось и учреждалось не из народного бытия и обычая, а из многодумной «головы с органчиком» (М. Салтыков-Щедрин), застревающим на очередной преобразовательной идее. Отсюда и Петербург — «самый отвлеченный и умышленный город на всем земном шаре» (Ф. Достоевский), и призрак коммунизма, вышедший из головы Маркса и недаром воплотившийся именно в России, столь гостеприимной ко всяким умозрительным абстракциям.

     Это сочетание хасидизма и талмудизма, сердечной веры и книжной мудрости — в характере обоих народов. Талмудические черты есть во Вл. Соловьеве и О. Мандельштаме, хасидские — в Вас. Розанове и Б. Пастернаке. Юродивость, спонтанность — и культурная опосредованность. И то, и другое — от идеализма: мир сводится к сердцу или к книге. У обоих народов трудные отношения с реальностью, им чуждо европейское противопоставление объекта и субъекта, слабо развита эпистемология, с ее поиском надежных критериев объективной истины. От слишком немецкого Канта евреи (Герман Коген, Эрнст Кассирер) движутся к неокантианству, с его преобладанием коллективной субъективности, совместной веры, истинность которой скорее соразделяется, чем проверяется. Очевидна склонность евреев к философскому конструктивизму и интуитивизму; ученики Г. Когена — Борис Пастернак и Матвей Каган, старший друг и сомышленник М. Бахтина. Кантовский острый и последовательный дуализм смягчается в неокантианстве в пользу «вещей-для-нас». И русские: Луначарский, Горький, махисты-ревизионисты (Богданов, Юшкевич) — тянутся туда же: к неокантинству, к построению веры из человеческого общежития, совокупности вер, а не из проверки объективной истиной. Коллективность опыта, «соборность» как решающий фактор верной ориентации в мире...

«Да, был такой особенный еврейско-русский воздух, о котором один еврейский поэт сказал: “Блажен, кто им когда-либо дышал”».[5]

 

[1] Г. П. Федотов. Письма о русской культуре, в его кн.  Судьба и грехи России. Избранные статьи по философии русской истории и культуры, в 2 тт. С.-Петербург, изд. "София", 1991, т. 1, С.174, 175. 

[2] Достоевский Ф.М. Пушкин. Очерк. Полн. собр. соч. в 30 тт.,  т. 26, Л., Наука, 1984, С. 137.

[3] Федотов Г. П. Россия и свобода, в его книге: Судьба и грехи России. Избранные статьи по философии русской истории и культуры, в 2 тт. СПб., изд. «София», 1991, т. 1, С. 285.

[4] Gershom Scholem. Major Trends in Jewish Mysticism. New York: Schocken Books, 1995, p. 325.

[5] Федотов Г. П. Россия и свобода, цит. изд., С. 285.

Комментировать Всего 55 комментариев

спасибо! Очень интересно и, во многом, неожиданно, но справедливо.

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Евреи помогли становлению русской интеллигенции, а интеллигенция глубоко вобрала еврейство в культуру и судьбу России. Там они перемешались, слились.

Может, и в этом причина такого упорного желания российских властей унизить интеллигенцию, выставить её никчёмной и бесплодной?

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев, Нелли Ляховски

Да, тут, видимо, двойная фобия: против инородцев и инакомыслящих. 

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Ох, что-то мне эти "черты общности" кажутся надуманными. Ровно такие же параллели можно провести между евреями и французами или между русскими и китайцами. Есть, безусловно, обширная прослойка русско-еврейской советско-постсоветской интеллигенции внутри которой произошла очень сильная конвергенция обеих культур. Но за пределами этого круга евреи и русские - два совершенно непохожих народа.

Сергей, ту не могу с Вами согласиться. По-моему, очень содержательные сравнительные характеристики.  

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов, Александр Янов, Алекс Лосетт

1. Религиозная устремленность евреев и русских. Ага, а также турок, испанцев, арабов , англичан и т.д. 

3. Приверженность идеалу социального равенства и справедливости... Царь Давид и Иван Грозный долго смеялись ... Ну как целый народ на протяжении своей истории может быть привержен идеалу  социального равенства ? Взбредет же в голову такое ...

4. Чувство народной стихии, с которой личность сливается, обретая себя. Вылитая цитата из  предисловия к какому нибудь шедевру соцреализма. 

Колхоз и кибуц ... Опаньки ... Оказывается, колхоз это выражение русского народного духа, а не мертворожденный плод советской диктатуры ... Насчет киббуца - тоже никакого отношения к еврейскому духу не имеет ... И тоже уже вполне дал дуба ...

5. Привычка к странствиям, неприкаянность, кочевнический элемент в русской цивилизации, - ну это уж полное несоответствие фактам. Сидели на заднице всю свою историю. Кочевничество и колониальные экспедиции вокруг самих себя это не совсем одно и то же. Уж скорее кочевниками были англичане, испанцы и даже голланцы. 

Ну а попытка установить знак равенства между двухтысячелетней еврейской диаспорой ( не упоминая уже путешествие из Междуречья в Египет и оттуда в Палестину) и менее чем столетней русской ( если даже считать с 1917, а не с 1990 года - просто нахальное амикошонство.  Размечтались !!

Дальше по мелочам. 

еврей» в своей нерасчетливой расчетливости, сверхактивности, опрометчивости (шолом-алейхемовский Менахем-Мендл): всё рассчитать, поставить на кон, чтобы выиграть наверняка — и... проиграть с треском. - если это описание наднационального психологического типа использовать как универсальное описание еврейства, то оно вполне может украсить собой любое черносотенное антисемитское издание.

С западной точки зрения, евреи и русские — невыдержанные, «малахольные», «без тормозов». ага, а также испанцы, греки, итальянцы, турки и прочие средниземноморцы. 

В общем утомился я. Нет, не откомментировать мне этой выспренной многословной галиматьи до конца.. 

Эту реплику поддерживают: Lucy Williams, Нелли Ляховски

Йосси, по сути согласна по всем перечисленным тобою пунктам, кроме последнего параграфа.

Взгляд автора ИМХО верен и глубок, описывая метко и наблюдательно именно российское (обрусевшее) советское и постсоветское еврейство, причем этот взгляд - тоже изнутри, с русской культурной перспективы.

Однако, полностью игнорируется то, как еврейский национальный характер проявился в других (помимо России) странах рассеяния, и , что особенно важно, в Израиле - в его культуре, политике, повседневных практиках и проч..

Эту реплику поддерживают: Слава Цукерман

Люси, но тогда надо называть вещи своими именами. То, что обрусевшие асимилированные евреи, грузины и корейцы говорят, думают и ведут себя как русские , наверно не очень большая новость. И происходит это не потому, что изначально их национальный характер был схож с русским. Не будем валить на Талмуд. 

Кроме того, никаких наблюдений автора я не усмотрел. Есть цитаты из поэтов, писателей и философов, есть затертые националистические штампы, есть взятые с потолка декларации.  Нет фактов, нет социальной психологии, основанной на фактах. Даже интеллектуального сладострастия нет. 

Кроме того, исход из местечек не был экспансией еврейской культуры. Наоборот, это был побег от нее, отрясание праха с ног. Это был побег в культуру европейскую. 

Эту реплику поддерживают: Lucy Williams

Кроме того, исход из местечек не был экспансией еврейской культуры. Наоборот, это был побег от нее, отрясание праха с ног. Это был побег в культуру европейскую.

Это ты очень точно подеметил, Йосси!

Однако, стремились-то они стремились, но полностью прах отрясти не удалось, и, как результат эмансипации евреев в России, они привнесли очень много своего, национального,  в ее (России) культуру.

P.S. Т.е. по факту, мне кажется,  экспансия-таки состоялась

Люси, никакой экспансии культуры еврейского местечка не произошло. Русские не стали носить лапсердаки и не стали есть мацебрай. 

Lucy Williams Комментарий удален автором

То, что обрусевшие асимилированные евреи, грузины и корейцы говорят, думают и ведут себя как русские , наверно не очень большая новость.

Ясное дело, Йосси.

Но! Русско-еврейская интеллигенция 20 века была , на мой взгляд, в каком-то смысле уникальным социально-культурным явлением, проявившим себя особенно ярко в искусстве, науке, политике, общественной мысли и т.д. Наверное, были и другие небезынтересные сплавы, но автора заинтерсовал именно этот, и он его описал - в своем праве.

"И происходит это не потому, что изначально их национальный характер был схож с русским. Не будем валить на Талмуд. "

Здесь я согласна с тобой и не согласна с одной из основных посылок автора.

"Нет фактов, нет социальной психологии, основанной на фактах."

Насколько я понимаю, рассуждения Михаила лежат в области гуманитарных, а не социальных наук (хотя с ними и соприкасаются по предмету обсуждения, поэтому я и высказалась по поводу этого блога). Т.е. требования к ним - иные, не такие как к социологическим и психологическим построениям. Какие - я затрудняюсь сформулировать, т.к. это выходит за рамки моей компетенции.

"Даже интеллектуального сладострастия нет. "

Ну, не вызвал у тебя этот блог сладострастия, бывает, дело вкуса.

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Сладострастие - это относится к автору, а не к читателям. Сладострастие, даже интеллектуальное - это то, что приносит плоды. А тут, увы ... 

требования к ним - иные, не такие как к социологическим и психологическим построениям - достаточно легко сформулировать, чем гуманитарные построения отличаются от социально-психологическим. Они ( гуманитарии ) не заморачиваются фактами и правдоподобием. 

Честно говоря, я не увидел никакого описания. Одни постулаты. 

Русско-еврейская интеллигенция 20 века была , на мой взгляд, в каком-то смысле уникальным социально-культурным явлением,

Безусловно. Но лично у меня вызывает сомнение проглядывающая в тексте мысль о том, что появление этой социальной группы как-то связано с гипотетической "близостью" двух этносов, представители которых её сформировали. На самом деле, насколько я знаю, подобное культурное амальгамирование имело место во всех странах, где проживало много евреев и где евреи получали физическую возможность вырваться из гетто. На протяжении десятилетий существовали феномены польско-еврейской культуры (Тувим), австро-еврейской (Фрейд, Кафка), венгеро-еврейской. Сейчас совершенно очевидно существует американо-еврейская культура (имен без числа, но ещё и заимствования в английский язык из идиша). В прошлом то же наблюдалось в арабской Испании. И т.д. Примеров множество. Никакая русская "особость" на это не повлияла. Единственное, на мой взгляд, отличие, состояло в том, что русско-еврейская культурная среда включала, сравнительно с Австрией, Польшей и Венгрией, много еврейских культурных элементов. То есть, тут была не просто ассимиляция евреев средой, но взаимное обогащение. Я, однако, склонен это, опять же, объяснять не столько особенностями этнических психэ, сколько тому обстоятельству, что в первые двадцать лет советской власти евреи были очень многочисленны во властном аппарате и в сотрудничающей с советской властью образованной прослойке. Еврейская культура, в этих условиях, была не ассимилируемой, растворяющейся в доминирующей, а имело место примерно равноправное взаимодействие.

Эту реплику поддерживают: Иосиф Раскин, Lucy Williams

Еврейская культура, в этих условиях, была не ассимилируемой, растворяющейся в доминирующей, а имело место примерно равноправное взаимодействие.

Осталось определить, что такое еврейская культура. 

Мои дедушки и бабушки - все четверо - выросли в черте оседлости в семьях ремесленников. Все они после семнадцатого года уехали в большие города, получили высшее образование и наверно играли роль в формировании советской интеллигенции. При этом они детей своих идишу не учили, никак еврейской традиционной культуры не поддерживали, в синагогу ходили раз в год купить мацу и то наверно уже в вегетарианские шестидесятые годы и т.п.

Поэтому тезис о проникновении еврейской культуры в русскую мне предсмтавляется глубоко ошибочным. Бабель и Шолом Алейхем не формировали русскую культуру. Советские писатели-евреи не были еврейскими писателями. Они были писателями русскими. Евреи возможно привнесли свой национальный характер, но идишская культура штеттла осталась там где была. 

Эту реплику поддерживают: Анна Зарембо

Евреи возможно привнесли свой национальный характер

Я именно это имел в виду - характер, особые интонации, особый рисунок мысли. Хотя, я думаю, что если внимательно рассмотреть как изменились бытовые традиции городского "среднего класса" Советской России по сравнению с Россией имперской (на промежутке с 1913 по 1930), то можно найти немало мелочей, вполне вероятно позаимствованных из еврейского быта и вошедших в общесоветский быт. Например, в кулинарии. Речь, естественно, идет не о религиозных традициях, а об особенностях, которые порвавшие со штетлом советские евреи не воспринимали как специфически "еврейские".

Эту реплику поддерживают: Lucy Williams

тезис о проникновении еврейской культуры в русскую

Я тут с тобой согласен. Массовая русская культура практически никакого еврейского воздействия не испытала. Однако, на протяжении нескольких десятилетий существовала смешанная прослойка еврейско-русской интеллигенции, в культуре которой элементы еврейского быта и национального характера были представлены очень широко и усваивались, в том числе, и неевреями. Но с притоком в послевоенный период в состав "культурного класса" недавних выходцев из русской деревни, этот слой стал быстро распадаться.

Эту реплику поддерживают: Lucy Williams

Сергей, а в Баку существовала прослойка русско-армянской и русско-азербайджанской и русско-армяно-азербайджанской интеллигенции, в культуре которой элементы ....  быта и национального характера были представлены очень широко и усваивались, в том числе, и .... . 

Пробелы можно заполнить любыми национальностями. 

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов, Lucy Williams

Ну если честно, то еще я вижу еврейские интонации в Золотом Теленке, но не вижу ни в Петре Первом, ни в Мастере и Маргарите,  ни в советском кино тех лет, ни в музыке Дунаевского. Естественно, что никаких еврейских интонаций не было ни в научной, ни в инженерной культуре. 

Тут ничего не сказано о  ПРОТОКОЛАХ,об уничтожение культуры русского еврейства,языка,идентичности.Общность современная-гундяевское православие,вернее секта.

Эту реплику поддерживают: Иосиф Раскин

Когда я волею судеб оказалась в аспирантуре университета Калгари, я просто загибалась от того, что я не могла понять англо-саксонских педагогов. С английским было все в порядке, но их манера преподносить материал, требования, ожидания - все было для меня чуждо и непонятно. Поскольку  в России я училась с легкостью (отличница в школе, именная стипендия в институте, красный диплом, аспирантура), перемена была неожиданна и травматична. Но на следующий семестр на замену англо-саксу пришел еврей из Бруклина, и у меня появилось ощущение, что I died and went to heaven. Внезапно все встало на свои места. Стало понятно, что человек требует, и как эти требования встретить, его ценности, подходы и темперамент были близки моим. Я его никогда не спросила, в каком поколении он американец, и откуда его семья родом, но внезапно я перстала себя чувствовать на Марсе, и можно было вновь ощутить под ногами почву. Сколько буду жить, никогда этого не забуду.

...внезапно я перстала себя чувствовать на Марсе, и можно было вновь ощутить под ногами почву.

Интересный личный опыт, Алекс!

А знаешь, мой опыт обучения и преподавания в английских университетах был прямо противоположный. Я сразу приняла и полюбила эту систему (кроме одного незначительного момента, которым вначале сильно была недовольна, но о котором позже изменила свое мнение) и училась довольно успешно.

Но ведь и твой, и мой единичные случаи, в общем-то ничего не доказывают. Т.е. на основании ощущения чувства комфортности в британской системе высшего образования, я, например, не буду утверждать что российская культура, в которой я родилась, близка англо-саксонской.

Эту реплику поддерживают: Иосиф Раскин

и мой единичные случаи, в общем-то ничего не доказывают

И мой и твой личный опыт ничего не доказывают, кроме личного опыта.............:)))

Люси, за осутствием времени  я решила свести свой немалый опыт к описанию одного эпизода. Я могла привести многие примеры. когда я встречалась с потомками из прежней российской империи, и легко и быстро - иногда к обоюдному удивлению - находила общий язык.

И  ты права, "взгляд автора ИМХО верен и глубок, описывая метко и наблюдательно именно российское (обрусевшее) советское и постсоветское еврейство, причем этот взгляд - тоже изнутри, с русской культурной перспективы". До Израиля мне никак не удается доехать по отсутствии времени и денег :(((, хотя бывшие однолассники приглашают.

Эту реплику поддерживают: Lucy Williams

"Люси, за осутствием времени я решила свести свой немалый опыт к описанию одного эпизода. ...

...Я могла привести многие примеры. когда я встречалась с потомками из прежней российской империи, и легко и быстро - иногда к обоюдному удивлению - находила общий язык.".

Алекс, а вот  утверждение , что люди имеющие сходные социо-культурные корни легче находят общий язык, уже выходит за рамки личностного опыта и подтверждено многочисленными исследованиями в области интеграции мигрантов.

Ну да, мне с сербами найти общий язык легче, чем с индийцами или чем с нью-йоркскими ашкеназийскими евреями. Ну и что ?

Эту реплику поддерживают: Lucy Williams

утверждение , что люди имеющие сходные социо-культурные корни легче находят общий язык, уже выходит за рамки личностного опыта и подтверждено многочисленными исследованиями

ну спасибо, что социология и прочие науки подтверждают хоть какой-то мой опыт..... :))))

Кстати, еще нужно добавить, что мой опыт общения с "анго-саксами" в Западной Канаде тоже однобок и своеобразен. Канада - доминьон Великобритании, а Западная Канада когда-то испытывала острую нужду в квалифицированных кадрах. Одну треть университетской профессуры составляли американцы, одну треть - выходцы из Королевства, одну треть - канадцы из Торонто; "местных" почти не было. Некоторые выходцы из Королевства вели себя как белая кость не только по отношению ко мне.....но мне запомнилось......

Эту реплику поддерживают: Lucy Williams

Некоторые выходцы из Королевства вели себя как белая кость не только по отношению ко мне.....но мне запомнилось......

Как интересно, Алекс!

А я никогда не замечала никакого высокомерия британских академиков - по отношению к себе и кому бы то ни было. Сплошная любезность, вежливость, готовность помочь.

Есть, однако, возможное (не обязательно справедливое) объяснение такому разному нашему опыту. Эмигранты из любой страны (например, те британские академики, с которыми общалась ты) как правило не являются "типичными представителями" основной группы (британских академиков, живущих в Соединенном Королевстве), с которыми приходится иметь дело мне.

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Эмигранты из любой страны (например, те британские академики, с которыми общалась ты) как правило не являются "типичными представителями" основной группы (британских академиков, живущих в Соединенном

У меня, право сказать, от части моего опыта в Западной Канаде некий гадкий осадок остался.............Но, пообщавшись здесь на Снобе, я теперь склонна думать, что в провинциальную Канаду в 70е годы наехала именно "отрыжка" Британской образовательной системы, и они, пользуясь обстоятельствами, из себя потом всю свою карьеру в провинциальных университетах перед "аборигенами" набобов корчили...........

в провинциальную Канаду в 70е годы наехала именно "отрыжка" Британской образовательной системы, и они, пользуясь обстоятельствами, из себя потом всю свою карьеру в провинциальных университетах перед "

Может быть, не знаю, Алекс.

привожу пример. Меня приняли немножко вне конкурса (весной) и на лето дали личную мастерскую, пока другие аспиранты еще не подъехали. Каждый раз, приходя в мастерскую, я переодевалась из обычной одежды в рабочую. Проф из уэльсцев, уже зная, что я в этой мастерской, раз за разом открывает дверь в нее без стука, используя известный ему секьюрити код. Спугнутая несколько раз без штанов, я набралась храбрости ему сказать, чтобы он впредь в дверь стучался, а не входил, как в свою вотчину. После чего он, действительно, стал стучаться, прежде чем войти.

Согласна с вами полностью.Некоторые обобщения высосаны из пальца и не логичны.

Эту реплику поддерживают: Иосиф Раскин

Речь идет в основном о русских евреях. Эти главы - из статьи "Творческие перепутья: русско-еврейское", опубликованной в "Звезде", 1, 2015, а раньше по-английски - в альбоме русско-еврейских художников  от М. Шагала до Г. Брускина (Museum of Avant–Garde Mastery, 2013).

Эту реплику поддерживают: Lucy Williams

Речь идет о русском скитальчестве как о культурно-психологическом феномене, о котором говорили и Чаадаев (в 1-м Философическом письме), и Достоевский (в речи о Пушкине):

Чаадаев:

"Ни у кого нет определенной сферы деятельности, нет хороших привычек, ни для чего нет правил, нет даже и домашнего очага, ничего такого, что привязывает, что пробуждает ваши симпатии, вашу любовь; ничего устойчивого, ничего постоянного; все течет, все исчезает, не оставляя следов ни во вне, ни в вас. В домах наших мы как будто определены на постой; в семьях мы имеем вид чужестранцев; в городах мы похожи на кочевников, мы хуже кочевников, пасущих стада в наших степях, ибо те более привязаны к своим пустыням, нежели мы к нашим городам".

Достоевский:

"В типе Алеко, герое поэмы "Цыганы", сказывается уже сильная и глубокая, совершенно русская мысль, выраженная потом в такой гармонической полноте в "Онегине", где почти тот же Алеко является уже не в фантастическом свете, а в осязаемо реальном и понятном виде. В Алеко Пушкин уже отыскал и гениально отметил того несчастного скитальца в родной земле, того исторического русского страдальца, столь исторически необходимо явившегося в оторванном от народа обществе нашем. Отыскал же он его конечно не у Байрона только. Тип этот верный и схвачен безошибочно, тип постоянный и надолго у нас, в нашей русской земле поселившийся. Эти русские бездомные скитальцы продолжают и до сих пор свое скитальчество, и еще долго, кажется, не исчезнут".

Конечно, если меня попросят предъявить  факты о количестве скитальцев в России, я смогу сообщить об этом не больше,  чем о статистике Вечных Жидов. :) 

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Действительно, кому нужны факты ... 

Нет уж, позвольте, голубчик, всю правду-матушку нашу вырезать ! 

Что ж мы, не русские ??!!

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов, Нелли Ляховски

Заявления типа " совершенно русская мысль" основаны в первую очередь на глубоком невежестве в отношении мыслей других национальностей. 

Художественные описания тех или иных пограничных психических расстройств, о или тех или иных модных тенденций в крошечном интеллектуальном сообществе не могут быть использованы в качестве общенациональных паттернов. 

Да, Чадаев так думал. Да, Достоевский так писал. Но какое это все имеет отношение к истине ?

Эту реплику поддерживают: Нелли Ляховски

Культура - это и есть то, что думают, говорят и пишут ее величайшие представители. 

Это очень маленький кусочек культуры.

Иосиф ,не соглашусь, перебор.  Это примерно так же, как сказать, что Гомер, Гесиод, Софокл и Платон очень маленький кусочек древнегреческой культуры. Вполне возможно, но именно этот маленький кусочек изменил всю мировую культуру и цивилизацию в целом. Почти то же  можно сказать о  таких именах как Чаадаев, Достоевский и Толстой. 

Михаил, тут нам надо договориться о том, что есть культура. Если культура это Пантеон, скрижали, идолы, которым следует слепо поклоняться, то да.

Если культура это культурный слой, с  от Талмуда и до форшмака и пельменей , то прав я.

И когда идет речь о взаимопроникновении или о идентичности культур, то форшмак несомненно включен. 

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов, Lucy Williams, Нелли Ляховски

Кроме того, цивилизации меняются канализацией и хорошими дорогами, а не романами и трагедиями.

Романами, трагедиями, философскими и математическими трактатами в первую очередь, Иосиф, а канализация и хорошие дороги подтягиваются, как и было в Риме.  Впрочем, можно сохранить различие между культурой и цивилизацией. Отнесем романы и трактаты к первой, канализацию и дороги ко второй. Первая и вторая не всегда одновременны. 

Ну, тут вопрос курицы и яйца.  Нужен определенный уровень культуры, который позволил бы гению творить, а не бороться с голодной смертью

Романами, трагедиями, философскими и математическими трактатами в первую очередь, Иосиф, а канализация и хорошие дороги подтягиваются, как и было в Риме. Впрочем, можно сохранить различие между культ

Миша, мне кажется, что даже если и выделить как различные понятия культуры и цивилизации ( не будем спорить об их определениях; в разных научных дисциплинах и с точки зрения разных школ и направлений их наберется множество!), то сводить понятие культуры к искусству и науки - весьма и весьма спорно.

Дорогая Люси, совершенно согласен, сводить ни в коем случае нельзя. Но важно уметь пользоваться так сказать "подручными" определениями, о которых можно договариваться в процессе дискуссии. Что касается культуры. то существует шутейное определние археологов (а в кажой шутке есть доля шутки): "культура это остатки бескультурной деятельности людей". Имеется в виду содержимое культурных слоев :) 

А разве кто-то из перечисленных имен выступает в форме бога, или идола, Иосиф? А форшмак, конечно, включен, еще как :) 

Бога, как и короля, играет окружение.

Несмотря на мою симпатию к "доброму и умному еврею" Михаилу Наумовичу Эпштейну, я скорее соглашусь со "злым и умным евреем" Иосифом Раскиным. Не может столь "старый" народ как евреи иметь много общего со столь "средневозрастным" народом как русские. Впрочем, в  "старости" и есть основная уникальность евреев. Их "ровесники" не дожили до наших дней, сгинув в исторических катаклизмах, а они дожили и, используя преимущества своей "старости" весьма успешно конкурируют с более молодыми нациями. Ну а тем, естественно, это не нравится, отсюда и антисемитизм и прочие трения. С другой стороны, у неумных евреев "суперталантливость" их народа пораждает чувство национальной исключительности, они ощущают себя гениями только потому что они евреи.    

Эту реплику поддерживают: Нелли Ляховски

Дайте, пожалуйста ,хотя бы один пример по-поводу ощущения "суперталантливости" "неумных евреев"... и "чувства национальной исключительности"...Просто стало интересно.

Это трактаты Протоколов...точно.

Да нет, протоколы здесь не при чем. Я имею в виду самомнение ряда евреев, ставшими заметными, публичными людьми о своей исключительности ввиду происхождения. Особенно это наглядно прослеживается в поведении ряда лиц из артистической, богемной среды. Никто не оспаривает, например, гениальность Раневской или Райкина. Но когда гениев высокомерно, вызывающе "корежат" из себя целый ряд посредственных актеров, певцов и телеведущих, в большинстве своем евреев, это начинает раздражать. То же самое, я думаю, наблюдается и в в других, не столь наглядных сферах жизнедеятельности.

Вообще-то люди искусства недостатком самомнения не страдают вне зависимости от национальности. Если Вас раздражает факт их еврейства, это уже совсем другой вопрос.

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев, Lucy Williams

Эт точно. Кто бы посмел назвать Бетховена, Листа, Паганини, или Вагнера скромными? А Гете вообще говорил "только негодники требуют скромности и претендуют на скромность". 

Эту реплику поддерживают: Иосиф Раскин

Позвольте вставить свои Русские 5 копеек в интересный разговор :)

Мне кажется вы верно перечисляете некоторую схожесть внешних проявлений, но ошибочно обуславливаете их одинаковыми импульсами.

Пункты 2,3,4 это вообще не про нас. Русские - индивидуалисты, склонные к жертвенному героизму. Отсюда и внешние проявления которые вы перечисляете. От русских сказок до пропагандистских фильмов советского периода у нас всегда жертвенный герой одиночка. Даже 3 богатыря всегда каждый сам по себе :) Мы склонны упиваться собственной жертвенностью :)

То что Вы называете склонностью к скитаниям это скорее  не обустроенность - у нас слишком богатая духовная жизнь, поэтому на фундаментализм жизни внешней нас обычно не хватает :)

Пункт 6 - Универсализм это вообще странно откуда. Да, народы проживают, но мы всех их считаем русскими и ожидаем от них соответственного поведения. Любые отклонения разве что повод для шуток.

И потом, не надо забывать, что пока еврейский народ был гоним всеми и отовсюду, русский народ сидел на своей богатейшей земле и сам над собой измывался как мог - возьмите хоть крепостное право.

Если копнуть поглубже, Мы скорее народы антиподы - как в анекдоте про русский и еврейский ад.