Все записи
21:17  /  14.09.15

10689просмотров

Гугловы очки интеллекта. Аугментация ментальности

+T -
Поделиться:

Понятие «расширенной», «увеличенной» или «дополненной» реальности (augmented reality) давно уже вошло в обиход, означая реальность, дополненную виртуальными элементами. Например, на изображение реальных объектов накладывается вербальная информация о них, а также произведенный компьютером анализ их структуры. В ближайшем будущем благодаря так называемым «гугловым очкам» или сходным изобретениям раздвинутся рамки чувственно воспринимаемой реальности, включая разнообразные сведения о ней и методах ее конструирования. Но не менее важно и расширение нашей ментальности и способов ее языкового выражения. 

ПОБЕГ ИЗ ЧЕТЫРЕХ ИЗМЕРЕНИЙ

Мышление ставит перед собой новую задачу: очертить семантику и грамматику возможных миров. Многомерность новых смысловых пространств требует расширения тех категорий, которые представляются исчерпывающими в логике нашего трехмерного пространства.

Известно, что современная физика, в частности, космологическая теория струн, находит четырехмерное пространство-время недостаточным для описания сил, составляющих нашу вселенную. Добавляя новые измерения (вплоть до 10 или 26), мы получаем более стройную картину физических процессов, чем в «скомканной» вселенной четырех измерений. Точно так же, добавляя новые логические, эстетические, лингвистические категории, относящиеся к возможным мирам, мы получаем более полное описание известных нам законов бытия, мышления, языка.

Английский математик Чарлз Ховард Хинтон (Charles Howard Hinton, 1853–1907) в своей книге «Новая эра мысли» предложил систему мысленных экспериментов, позволяющих представить наглядно четырехмерные пространственные объекты. Например, для жителя двухмерного мира, Флатландии, остается незримым трехмерный куб – но можно увидеть его плоскую развертку из шести квадратов, образующих в разрезе крест. Так же и гиперкуб, четырехмерную фигуру, можно представить в виде его трехмерной развертки, состоящей из крестовидно сложенных кубов, иначе говоря, трехмерного кубического креста, который Чарлз Хинтон назвал тессерактом.

Сальвадор Дали воспользовался идеей Хинтона при создании своего полотна Christus Hypercibus, 1955 (Метрополитен-музей, Нью-Йорк). Мы видим трехмерную проекцию четырехмерного креста, на котором распят Христос, а следовательно, его воскресение и последующее вознесение объясняются его принадлежностью миру с большим количеством измерений.

В ЧЕТВЕРТОМ ЛИЦЕ

Таким же образом можно представить многомерную концептуализацию тех понятий и терминов, которые имеют плоскую, ограниченную развертку в существующем языке. Например, очерчивая систему трех грамматических лиц, можно воссоздать то логическое пространство, в котором проецируется местоимение четвертого лица.

В грамматике большинства современных языков выделяются три лица, которые различаются по отношению субъекта речи к ее объекту. Если предмет речи сам говорящий, то он говорит о себе в первом лице; обращается к собеседнику или слушателю – во втором; всякий другой объект, не участвующий прямо в процессе общения, обозначается третьим лицом.

На этом местоименном членении основаны не только правила грамматики, но и некоторые философские и литературные категории. Например, различение трех родов литературы: лирики, драмы и эпоса – во многом повторяет логику разделения трех лиц. Лирика – это воссоздание первого лица, самого говорящего; драма – второго лица, собеседника, адресата, самого процесса общения; эпос (повествование) – третьего, того, о ком говорится «он» или «она».

Фрейдовское разделение психической сферы на «оно», «я» и «сверх-Я» также имеет местоименную основу, как и разделение истинного (Я – Ты) и неистинного (Я – Он) экзистенциальных отношений в философии Мартина Бубера.

Такое троякое деление, однако, не учитывает так называемых безличных предложений: «Мне думается», «мне пишется», «мне дышится», «мне не спится», «мне не верится». Субъект подобных безличных действий или состояний принадлежит иному измерению и может быть описан как четвертое лицо, которое в наших измерениях нам не дано увидеть и обозначить. В существующем языке оно воспринимается как «безличность», отсутствие лица. Но оно может артикулироваться как особое лицо в расширенной местоименной системе.

КОГДА Я КАСАЮСЬ ЁНО РУКОЙ...

Еще одна возможность аугментации, расширения ментальности, то есть продолжения категориального ряда за его внутримировой предел, – это построение третьего пола, трансцендентного известным двум полам. Речь идет не о гермафродитах – муже-женщинах и жено-мужчинах, не о транссексуалах и даже не об андрогинах – все это разнообразные сочетания признаков двух известных полов, взаимообмен их ролей и т.п.

Речь идет вообще не о физиологии, а о возможности какого-то иного, эмпирически неизвестного нам пола, который мы порой интуитивно чувствуем в людях, как бы прикасаясь к другой природе. Назвать ее ангельской или сверхъестественной? Нет ясного ответа, но очевидно, что третий пол – это и не мужское, и не женское, и не муже-женское, и не бесполо-общечеловеческое, а имеющее отношение к полу, но от него отличное, наделенное своими критериями прекрасного и возвышенного.

Это ощущение третьего пола подчас передается в иконных ликах, а также художественных полотнах, например, у Ботичелли или Караваджо.

Третий пол можно запечатлеть и в лексико-грамматической форме, в новообразованных местоимениях и именных окончаниях. Ниже – лирический эксперимент освоения в языке этой иногендерной проекции.

Я влюблен в существо 

третьего пола,

а оно с моим полом 

не сочетается.

Я не знаю, что делать с этой 

любовью.

 

Когда я гляжу в ёно глаза

(«его» и «её» не подходят 

к третьему полу),

я вижу в них цветы 

и созвездья,

а также геометрические 

фигуры,

вроде четырехмерного куба,

какие не встречаются 

в нашем мире.

 

Когда я касаюсь ёно рукой,

моя рука расплывается,

колышется, как медуза или 

рыба,

и втягивается в быстрые 

водовороты,

из которых я всегда могу ее 

вынуть,

но пусть сперва ее глубже 

затянет.

 

Когда я слушаю ёно,

я слышу журчание, похожее 

на шепот,

и гул, похожий на тишину,

и звуки расходящихся кругов,

и я догадываюсь, что к 

любимёно

приблизилось существо 

четвертого пола,

и то, что происходит между 

ними,

мне понять никогда не дано.

 

О ревнёно, терзёно, мучёно...

О проклятый язык,

на котором я нем.

 

реальность, ментальность

Не гермафродиты, не транссексуалы и даже не андрогины. Николай Эстис, из цикла «Ангелы». Темпера, бумага, 1983

 

АУГМЕНТАЦИЯ

Расширение ментальности может быть выражено следующим принципом. Если в нашем мире есть какой-то ряд, состоящий из определенного числа понятий или категорий, то его всегда можно продолжить, прибавить к нему альтернативные, «фантомные» элементы, относящиеся к другим, возможным мирам. Если бы серия была законченной и самодостаточной, это подтверждало бы идею структурализма, что каждая система имеет определенный и замкнутый набор взаимозависимых элементов.

Постструктурализм расшатал эту методологическую установку, обнаружив безграничную игру элементов в основе всякой структуры. Но эта бесконечность выступала прежде всего в критическом плане, как деконструкция, развинчивание-развенчание системы, чья замкнутость только иллюзорна.

Дальнейшее конструктивное развитие этой интуиции приводит к методу, который можно назвать аугментацией (augmentation), ментальным расширением. Аугментация в нашем понимании – это движение мысли за предел любой логически расчлененной системы, любой серии понятий и категорий. Это – волновая функция сознания, которая прибавляет к любому дискретному числу понятий еще одно, дополнительное, создавая потенциально открытые ряды понятий, размывающих дискретность системы.

Например, существует система искусств, соотносимых с разными органами чувств. Есть визуальные искусства, такие как живопись, скульптура; и аудиальные искусства, обращенные к слуху, прежде всего музыка. Есть искусства, сочетающие зрительное и слуховое восприятие, например, театр, кино, опера, балет. Есть художественные практики, обращенные к чувству обоняния, – парфюмерия, и к чувству вкуса – кулинария.

Но нет сколь-нибудь известной и признанной художественной практики, обращенной к чувству осязания. Оно оказывается изгоем, у него еще нет Музы. Слепые ощупывают вещи, как если бы те были произведениями тактильного искусства, но такое смещение функции в данном случае лишь восполняет физический дефект.

Тактильное искусство, или тач-арт (touchart), еще не сформировалось как самостоятельный вид художественной деятельности, не обладает своей непрерывной традицией, нет мастеров, посвятивших ему себя целиком, нет общепринятых конвенций выставления и восприятия тач-объектов. Но у него есть свой творческий потенциал, свое будущее (см. раздел «Практика» в кн.: Михаил Эпштейн. Философия тела. СПб., Алетейя, 2006, С. 39–60.) 

Таких примеров аугментации, то есть расширения, казалось бы, замкнутой системы новыми элементами, можно привести много. Так, есть известный ряд слов, обозначающих суетную, бесполезную деятельность: «суесловие» – пустое, бессмысленное говорение, «суемыслие» и «суемудрие» – пустое, неосновательное умствование, «суеверие» – пустая, неосновательная вера.

Но этот ряд не закрыт, его можно дополнять новыми смысловыми элементами. Например, «суечувствие» – склонность к сильным переживаниям по ничтожным поводам. «Суечислие» – погоня за количественными показателями, подчинение жизни фетишу чисел: больше, дальше, быстрее; одержимость дензнаками, габаритами, калориями, очками, секундами, метрами, местом в рейтингах, количеством лайков...

НОН-СТОП МЫШЛЕНИЯ 

В понятийной и языковой системе выделяются три времени: прошлое, настоящее, будущее. Метод аугментации позволяет прибавить к этому стандартному ряду еще один элемент, расположенный между настоящим и будущим: предбудущее. Это время «пред» – предчувствия, предварения, предвосхищения. Волевые акты направлены, как правило, не в будущее, а в предбудущее. Это зона самого активного, бурного времени: желаний, побуждений, стремлений, намерений.

Если будущее – «то, что будет», то предбудущее – «то, чему быть» (или «не быть»). Предбудущее – то завтра, которое начинается уже сегодня, причем порой даже более событийно, чем если бы оно происходило уже в настоящем. Будущее – это отдаленная перспектива, а предбудущее – порог, перед которым мы стоим, область предельного напряжения всех сил и способностей.

Аугментировать – значит заходить за границу серии, вводить дополнительный элемент (понятие), который продуцирует возможность иной концептуальной развертки всего смыслового поля в пространстве n+1 измерений. Это нон-стоп мышления.

Аугментация

отчасти противоположна аргументации, поскольку аргументы исходят из наличных фактов и категорий, тогда как аугментация достраивает их и создает новые. Аугментация производит «неевклидовы» развертки понятий, которые принадлежат более высокому числу измерений и потому выглядят причудливыми, несообразными в рамках данного концептуального поля, ломают его границы.

 

Расширение ментальности. Семантика и грамматика возможных миров. "Независимая газета", Приложение "Наука".

Комментировать Всего 75 комментариев
дефиниция

Попробую дать еще одну дефиницию аугментации, Миша: эволюция через человеческое мышление. В отличие от просто эволюции, имеющей исток в сверх-человеческом. Но в чем тогда отличие от прогресса? В особом упоре на качественное изменение?

Алеша, да, это эволюция, но страшно ускоренная, даже по сравнению с технологической эволюцией, которая ускорена по сравнению с биологической. Аугментация — эволюция в кубе.

Что касается прогресса, термин не совсем внятный сам по себе. Мб., лучше говорить об усложнении? О растущей многомерности?

информационный взрыв

Да, Миша, скорость настолько иная по сравнению с промышленной революцией, что требуются иные слова. Но в усложнении и многомерности ли тут дело? Ведь и эволюция, и прогресс подразумевают усложнение, расущую многомерность. Через таковые они и происходят. Думаю, что правы те, кто говорит об информационном взрыве. Революция в средствах доступа к идеям, их распространения стала главным фактором их рождения, в том числе рождения и тех идей, что совершенствуют эти средства далее. Положительная обратная связь. Вот где причина этого взрыва, я думаю. 

Алеша, мне кажется, что и "информационный взрыв" - это немножко дань минующей парадигме. Если взять исходную дарвиновскую модель эволюции, то информация — это новая среда обитания идей как организмов, крайне для них благоприятная, способствующая их выживанию и распространению. А вот какова природа изменчивости организмов и тех мутаций,  которые закрепляются в этой среде?  На это, по-моему, даже современная биология не дает вразумительного ответа. Приспособление объяснить может, а мутации — нет, это, так сказать, игра случая, или квантовые флуктуации. То же самое в интеллектуальной сфере: усиливается размах ментальных флуктуаций, из которых рождаются новые идеи, находящие применение (адаптацию) в соврем.  информационной среде. Такое ощущение, что идеи  ускоренно мутируют, разветвляются на множество классов, проектов, дисциплин, институций, взбивая ментальную  пену — как квантовая взбивалась при рождении  Вселенной. Мб., теория космологической инфляции могла бы найти параллель в трансформатике интеллектуальных процессов? Спустя 13,8 миллиардов лет после возникновения нашей физической Вселенной происходит ускоренное, уже не по миллионолетиям, а по дням и годам, рождение новой интеллектуальной вселенной.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Александр Шевцов

Миша, я не большой поклонник принципа совершенно случайных мутаций, даже и дополненного блистательным прозрением выживания выживающих. 

Взрывной рост идей связан, на  мой взгляд, с тем, что технологический рост служит, при определенных общественных условиях, усилением себя самого. Такого рода процессы лавинообразны, они именно взрывные. В природе очень много примеров подобного рода: сход лавин, кристаллизация переохлажденной жидкости, зарастание пруда ряской, сюда же относится упомянутая тобой теория инфляции. В обществе подобным образом происходят обвалы типа падения рынков, крахов авторитарных режимов. Обычно о таких процессах говорят, что они экспоненциальны. Не обязательно так: они могут быть и быстрее, чем экспонента. По-видимому, с информационным взрывом мы имеем дело со сверх-быстрым процессом, вылетающим на сингулярность. Уравнения с положительной обратной связью имеют такие решения в тех случаях, когда рассматриваемая нарастающая масса удваивается тем быстрее, чем ее больше. Разумеется, этот взрыв не может продолжаться вечно.  

  Я думаю, что не всякие экспоненциальные процессы подходят здесь как хороший пример. Например сход лавин, обвал рынков или кристаллизация - процессы, сопоставимые лишь по скорости. Скорее здесь подойдут примеры цепных реакций, способных перейти во взрывообразную фазу при достаточной концентрации, скорости перемещения атомов и радикалов и отсутствии ингибиторов процесса.

Эту реплику поддерживают: Михаил Эпштейн, Алекс Лосетт

Согласен, что не всякие, Серж. Более того, как я и написал, здесь скорее вылет в сингулярность, который тут рядом пояснил на простой модели Алексей Алексенко. Насколько я понимаю, некоторые цепные реакции тоже идут с вылетом в сингулярность, простейшим образом моделируясь именно тем уравнением, что привел Алексенко. 

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Уравнения с положительной обратной связью имеют такие решения

Просто вставлю глупое слово: простейшее из уравнений, решение которого "вылетает в сингулярность" – df/dx=Сx^2, – и оно-то как раз к "миру идей" имеет самое очевидное отношение: скорость увеличения числа "элементов" пропорциональна не числу элементов, а числу возможных связей между элементами. Отсюда же вообще говоря следует метод устранения сингулярности, если число возможных связей для одного элемента как-то ограничено сверху. 

(ну а про выживание выживающих – без комментариев. Хотя, мне кажется, вы сильно вредите убедительности своих построений, оголтело не доверяя той области науки, с которой вы знакомы чуть меньше, чем с физикой)

Эту реплику поддерживают: Александр Шевцов

Дорогой Алексей, позволю себе исправить Вашу опечатку: простейшее уравнение с вылетом в сингулярность есть df/dx=Cf^2. Именно о такого рода процессах я и говорил, спасибо за комментарий.

Насчет же моего недоверия области науки, да еще и "оголтелого", могу высказать лишь изумление, где Вы такое у меня нашли. Недоверие я высказал лишь тому, что к науке как раз не относится, а относится к атеистической спекуляции на науке, весьма, по моему убеждению, науке вредящей. 

Ну да, спасибо за поправку, ачипяталса. 

Что касается недоверия – я имел в виду вашу фразу "Я не большой поклонник принципа совершенно случайных мутаций, даже и дополненного блистательным прозрением выживания выживающих". Это примерно как сказать: "Я не большой поклонник уравнений Максвелла". То есть помимо чистого раздражающего фактора, большого смысла в этом утверждении так с наскока и не усмотришь.

Есть разница с уравнениями Максвелла, Алексей. Начать с того, что высказывания типа сконструированного Вами, отчего-то не встречаются, или практически не встречаются. А вот критические высказывания в адрес объяснительной силы принципа совершенно случайных мутаций и выживания выживающих весьма даже присутствуют, и речь идет о весьма рациональных возражениях, как Вы знаете лучше меня. Ограничусь лишь напоминанием о попперовском замечании насчет нефальсифицируемости этого учения. С уравнениями Максвелла тут опять серьезная разница. Насчет же "раздражающего фактора" могу только сожалеть—ничьих чувств я раздражать не намеревался. Но мне известно, конечно, о крайней раздражительности "научных атеистов" именно в вопросах атеизма. Заложницей которого они делают науку.

отчего-то не встречаются

Вы никогда не видели безумцев, неустанно опровергающих Эйнштейна?! Уравнения Максвелла они просто прочитать не могут, им больше повезло. А "абсолютно случайные мутации и выживание выживших" – это примерно как "все относительно" у Эйнштейна, вот прямо совсем конгруэнтные постулаты :-)

И я не понял, какое отношение к теории эволюции имеет атеизм. На мой вкус, он куда легче приклеивается к современной физике, если на то пошло. 

Да, про нефальсифицируемость теории эволюции какая-то досадная чушь, конечно. На момент смерти Дарвина и Менделя не было известно ни одного ископаемого примата-предка человека. Дарвин постулировал существование таких предков, и они были вырыты в изобилии, вот последнего неделю назад в Южной Африке накопали. Это "нефальсифицируемость"? 

Алексей,простите, что вторгаюсь в ваш диалог, а где посмотреть, что там в Африке накопали за ту неделю?

 Простите вы меня, я сам об этом написать собирался, да не собрался. А вот он  написал. А статья о самой находке вот .

Спасибо, Алексей. Все равно, напишите, пожалуйста.

"Вы никогда не видели безумцев, неустанно опровергающих Эйнштейна?! "

Есть и такие, но я ведь подчеркнул, что речь не о них. Речь о том, является ли научным учение о происхождении видов исключительно в силу случайных мутаций и выживания выживающих. Поппер справедливо заметил, что нет, не является. Ибо оно не фальсифицируемо. Оно относится к такого же типа учениям, как психоанализ и марксизм: что бы ни наблюдалось, оно позволяет обернуть наблюдаемое в свое подтверждение. Всесильно-верные учения. Поппер, к слову, подчеркивал, что ненаучность не означает бессмысленности, и за дарвинизмом признавал ценность языка и генерации исследовательских программ. Но считать его наукой есть заблуждение. Дарвинизм ненаучен ибо неопровержим. 

"Дарвин постулировал существование таких предков, и они были вырыты в изобилии, вот последнего неделю назад в Южной Африке накопали. Это "нефальсифицируемость"? "

Само существование такого предка вообще ничего не говорит о случайности или неслучайности мутаций, так что это не в тему. Но в опытах с бактериями типа дельбрюковских, такая случайность может и наблюдаться, и наблюдалась. Но ведь в научных опытах ничего, кроме случайности и закономерности наблюдаться и не может, верно? Какие-то мутации в принципе могут оказаться и неслучайными, но и они дарвинизм никак не опровергнут, их просто запишут по ведомству закона, вот и все. А дарвинизм останется неопровержимым. Что и означает его ненаучность. Если несогласны—предложите эксперимент, в котором дарвинизм (случайные мутации, возможность закономерных мутаций плюс выживание выживающих) мог бы быть опровергнут. Не предложите. Вот в этом и изюм.

А уравнения Максвелла фальсифицируемы даже независимо от существования альтернативных теорий, которые вообще не нужны для проверки. Измеряем поля и токи, и смотрим, удовлетворяют они проверяемым уравнениям или нет. Никакие альтернативные теории для этого не нужны. После опытов Резерфорда и выяснилось, что уравнения Максвелла для атомов опровергнуты. И только после того стали формулироваться и серьезно обсуждаться альтернативные теории. Квантовая механика и электродинамика отсюда и выросли.

"И я не понял, какое отношение к теории эволюции имеет атеизм. На мой вкус, он куда легче приклеивается к современной физике, если на то пошло. "

Желающие клеить клеют его везде. И к физике, и к биологии. Какое отношение атеизм имеет к теории эволюции, спросите у Докинза и его товарищей по партии, "научных атеистов". Они много о том пишут. 

Ну, "дарвинизм" в вашей формулировке и правда нефальсифицмруем ибо бессодержателен (Что такое "абсолютно случайные мутации"?!). Но, наверное, дарвинизм в содержательном смысле – эволюция как результат дифференциального размножения спонтанно возникающих вариаций – вполне фальсифицируем. Достаточно просто указать на эволюционный процесс, результат или динамика которого противоречит тому, что ожидается на основании этого постулата. (Доказать, что уравнения Максвелла являются точными, а не приближенными с точностью до 38-го знака, пока тоже нелегко, но это не значит, что они принципиально нефальсифицмруемы). 

"дарвинизм в содержательном смысле – эволюция как результат дифференциального размножения спонтанно возникающих вариаций – вполне фальсифицируем."

И какое же наблюдение могло бы опровергнуть дарвинизм в этой Вашей формулировке, Алексей? Предложите, пожалуйста, мыслимый конкретный эксперимент по фальсификации дарвинизма, определенного Вашим способом. Что надо было бы увидеть в каком-то эксперименте, чтобы заключить об опровержении дарвинизма, вот так Вами определенного?

"Доказать, что уравнения Максвелла являются точными, а не приближенными с точностью до 38-го знака, пока тоже нелегко, но это не значит, что они принципиально нефальсифицмруемы"

Не получится у Вас такое доказать, Алексей. Ибо давно уже доказано противоположное, как я уже и отметил выше: уравнения Максвелла уже фальсифицированы. Более сотни лет назад такое случилось.  Очевидность же их принципиальной опровергаемости была с самого их появления. Сразу же их и стали проверять, измеряя токи и поля. И пока не добрались до атомов и черного тела, все соответствовало с точностью до ошибок измерений. Но, еще раз подчеркну, их фальсифицируемость была очевидна сразу, и независимо от альтернативных теорий.

эксперимент по фальсификации дарвинизма, определенного Вашим способом.

Малый опыт. Возьмем популяцию, поместим ее в жестко контролируемые условия, будем секвенировать геномы всех рождающихся организмов, для каждой возникающей мутации будем по возможности точно определять коэффициэнт отбора. Будем отслеживать динамику фиксации мутаций, полезных и нейтральных. Повторим опыт достаточное число раз для убедительной статистики. Убедимся, что динамика появления, элиминации или фиксации некоторых мутаций достоверно отличается от теоретически предсказанной из предположения, что а) мутации возникают в результате спонтанных процессов в молекуле ДНК, и б) для объяснения различия в динамике достаточно учесть различные коэффициэнты отбора. Дарвинизм опровергнут, вуаля.

Большой опыт: находим космический сверхразум, встроивший во все живое на земле "движитель прогресса жизни", и добиваемся от него явки с повинной. Или находим внутри всего живого на земле мааааленький молекулярный граальчик, вроде пенроузовских когерентных микротрубочек, опять же дающий альтернативное объяснение эволюции, или разума, или чего-то еще.

Я надеюсь, вы же не хотите сказать, что Бог и есть тот самый сверхразум? Вы не предполагаете, что если Он – Господин случайностей, этот факт должен вызвать наблюдаемые отклонения от предсказаний теории вероятностей? Опровергнуть дарвинизм на основе теизма – это примерно как опровергнуть термодинамику, обнаружив, что Провидение лично стоит за некоторыми процессами с большим числом частиц. То есть теоретически мы могли бы наблюдать такой маловероятный процесс, вроде видения Иезекииля, и термодинамика была бы фальсифицирована. Но, как вы верно подметили, не на практике.

"Малый опыт"

Если динамика появления, элиминации или фиксации некоторых мутаций в некотором опыте окажется достоверно отличающейся от теоретически предсказанной, то отсюда будет следовать, что коэффициенты отбора в этом конкретном случае учтены теорией неверно, что и будет исправлено. Согласие теории и наблюдения будет тем самым обеспечено модификацией конкретных гипотез о конкретных вероятностях. Фальсифицируемы именно они. Фундаментальные же принципы спонтанности мутаций и выживания выживающих останутся неколебимыми. По другому и быть не может. И то и другое есть тавтологии. Потому они и безальтернативны. Но ровно потому и их объяснительная сила иллюзорна. Объясняющее что угодно не объясняет ничего.  

“Большой опыт: находим космический сверхразум"

 Ну да, находим Бога и прям у Него и спрашиваем. Очень научная метода отсева гипотез. 

Как видите, нет средств фальсифицировать дарвинизм. Поппер был прав, дарвинизм наукой не является. 

 «Фундаментальные же принципы спонтанности мутаций и выживания выживающих останутся неколебимыми. По другому и быть не может. И то и другое есть тавтологии» – приложите это к термодинамике. И я в некотором недоумении, почему вы называете "случайные мутации и выживание выживших" фундаментальными принципами. Какова альтернатива этим принципам, как вам видятся "неслучайные мутации" и "выживание"... кого? Вы заведомо сформулировали свои принципы тавтологично, что же удивляться, что они тавтологичны?

Что касается Бога, повторю свой вопрос: "Вы ведь не предполагаете, что если Он – Господин случайностей, этот факт должен вызвать наблюдаемые отклонения от предсказаний теории вероятностей?". Дарвинизм тавтологичен не более, чем вероятностное описание случайного процесса. Вы совершенно правы в том, что «принципы дарвинизма» в конечном итоге столь же тавтологичны, как теория вероятностей, или как любая математическая конструкция. Но применимость теории вероятностей к конкретному процессу вполне фальсифицируема (если неверна гипотеза о том, что процесс случайный). Содержательность дарвинизма состоит в том, что ничего, кроме этих принципов, не требуется для описания эволюции. 

"Вы совершенно правы в том, что «принципы дарвинизма» в конечном итоге столь же тавтологичны, как теория вероятностей, или как любая математическая конструкция. "

А вот с этим я уже и соглашусь. Но ведь теория вероятностей нефальсифицируема. Нет такого опыта, который ее бы опроверг. Любой опыт может претендовать не более чем на данные о величинах той или иной вероятности. Фальсифицируемы естественнонаучные теории, предсказывающие те или иные вероятности процессов. Теория же вероятности, как и вообще математика нефальсифицируема. Что, разумеется, не означает ее бесполезности, но означает ограниченность примененения. Теория вероятности описывает случайность, а потому она неприменима там, где действует строгий закон, и там, где действует творческий субъект, в уникальном и осмысленном акте творчества. Нелепо было бы объяснять вероятностями особенности художественных произведений и научных теорий. Вероятности годятся для описания регулярных, заурядных процессов. Но не для уникальных творческих актов, специально созданных ситуаций. Иногда одно от другого очень даже отличимо

"Случаем удовлетворительно объясняются заурядные события в границах возможного, усматриваемых разумом. Выпадение, скажем, ничем не примечательного числа из миллиона цифр при запуске миллионозначной  рулетки отражает случайность процесса. Однако, если бы выяснилось, что это выпавшее число весьма особенно: например, состоит из одних нулей, или в точности кодирует известное произведение искусства, а то и ваш собственный дневник, то объяснение подобного результата случаем было бы, если не глупостью, то абсурдом."

Дарвинизм есть учение о происхождении видов, как известно. Весь вопрос с этим происхождением и состоит в том, можно ли описать его как только вероятностный процесс в рамках законов физики, или же нет, или происхождение видов есть творческий акт. Этот вопрос экспериментально неразрешим, он общефилософского характера, типа вопросов о бессмертии души и свободы воли. Дарвинизм, настаивая на описании происхождения жизни и видов только в терминах закономерности и случайности, настаивает тем самым на исключении творческого акта. Поэтому он и является ни чем иным как атеистическим учением. Никакого иного содержания у него нет. Далее там одни тавтологии типа теории вероятностей. Потому он и не фальсифицируем.  

Да, и "коэффициенты отбора в этом конкретном случае учтены теорией неверно" – слушайте, эти коэффициэнты строго определены, и входят в абсолютно строгие статистические уравнения популяционной генетики. Тут нету простора для подтасовок. Если есть что-то, кроме случайностей, это обязательно вылезет при наблюдениях, как кривая монетка. Гипотеза дарвинизма в том, что монетка жизни прямая и без жульничества, больше за ним и правда ничего нет. 

"Если есть что-то, кроме случайностей, это обязательно вылезет при наблюдениях, как кривая монетка."

Кроме случайностей есть закономерности, именно как у кривой монетки. Описанный Вами эксперимент и выяснил бы, насколько "монетка" кривая в том или другом случае, что и было бы учтено, как закономерность, без всякого жульничества и подтасовок. В природе есть всякие "монетки", и мы заранее не знаем, насколько та или иная из них "прямая". Прямизна монетки и определяется на опыте типа описанного Вами. Так что, Ваше утверждение о том, что биологи, столкнувшиеся с противоречием наблюдаемых вероятностей конкретной мутации расчетным, объявят опровергнутым дарвинизм, а не конкретные гипотезы конкретной мутации, выглядит просто смешно. 

Факт в том, что не только Вам не удалось сейчас предложить эксперимент по фальсификации дарвинизма (в ваших же терминах обозначенного), а и вообще никому это не удалось. Хотя попперовскому диагнозу уже типа полувека, и он для многих продолжает служить "раздражающим фактором", и многие хотели бы показать, что Поппер был неправ, но, тщетно. Это последнее утверждение можно было бы опровергнуть лишь одним способом: дать ссылку на авторитетную публикацию с описанием эксперимента, который мог бы опровергнуть дарвинизм. Отсутствие такой публикации, принятой сообществом, и означает, что дарвинизм неопровергаем, то есть наукой не является. 

Как мне или кому-то еще видятся альтернативные дарвинизму принципы, или вопросы о Боге? Да как бы ни виделись, это не отменяет предыдущего вывода. 

принятой сообществом

??? Сообществом кого??? Я знаю одно сообщество из миллиона биологов по всему миру, среди которого в высшей степени не принято и неприлично обсуждать, является ли наукой дарвинизм. Если по какому-то определению он наукиой не является, значит, надо поработать над определением и не отвлекать людей от, собственно, занятия наукой. 

Моя гипотеза состоит в том, что вы вслед за Поппером, видимо, понимаете под дарвинизмом нечто весьма отвлеченное и философское. Да, биологи вряд ли объявят дарвинизм опровергнутым на основании одного исследования, но он, в принципе, опровержим (как я уже сказал выше, например, если выяснится, что земная жизнь есть целенаправленный эксперимент инопланетной цивилизации – это полная хня, конечно, но навязшему в зубах критерию Поппера полностью удовлетвлоряет). 

Спасибо за это замечательное сообщение, Алексей! Приятно поговорить с Вами. Прямо в десятку.

Так вот, тот факт, что в "сообществе из миллиона биологов по всему миру... в высшей степени не принято и неприлично обсуждать, является ли наукой дарвинизм", то есть, в высшей степени неприлично обсуждать, можно ли опровергнуть дарвинизм какими-то экспериментами, и свидетельствует весьма красноречиво, что дарвинизм наукой не является, а является чем-то таким, о чем критически спрашивать табуизировано в том сообществе, где он вывешен на знамени. Не желая того, Алексей, Вы и преподнесли доказательство подлинной роли дарвинизма. В науке, скажу Вам со всей ответственностью, ставить под вопрос, замышлять и обсуждать эксперименты по критической проверке теорий есть самая главная задача, самая престижная и самая поощряемая сообществом. И чем фундаментальнее теория, тем выше внутринаучный статус вопроса о ее критической проверке.  Если же некую идейную конструкцию, выдаваемую за "теорию", в высшей степени не принято обсуждать в плане критических проверок, если сомнения в теоретическом статусе этой конструкции вызывает, по Вашему признанию, "импульс раздражения", как посягновение на высокую ценность, святыню, скрепу и сакрал, то тем самым и показано, что конструкция является ничем иным как идеологией. Именно таким был, скажем, статус "научного коммунизма" в СССР. Тоже среди советских ученых-обществоведов в высшей степени не принято было обсуждать вопрос о его критической проверке, а если кто вдруг пытался, то получал хороший "импульс раздражения". 

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik, Сергей Любимов

Боже, боже мой, ну где же там "идейная конструкция"? Почему гипотеза о том, что "ХХХ есть случайный процесс" – идейная конструкция? С чего бы это "нефальсифицируемая теория", когда есть целая дисциплина "математическая статистика", посвященная фальсификации гипотез подобного вида? Почему эксперименты по фальсификации двух начал термодинамики не являются ежедневной горячей темой физической дискуссии, а биологи должны беспокоиться экспериментальным опровержением дарвинизма?

Концепция естественного отбора не идеология, а просто ежедневная материя науки, как интегралы или векторы. Наверное, если кто-то с очень высокой математической подготовкой представит доклад о том, что концепция "вектора" внутренне пртиворечива, полдюжины математиков заинтересуются, но это не повод отвлекать от дел остальное научное сообщество. Если же с первых слов доклада ясно, что докладчик требуемой подготовкой не обладает, то и этой полудюжине корифеев разумнее пойти в буфет.

В заключение дискуссии приведу цитату из книги одного из ваших уважаемых коллег по научной дисциплине: "В течение моей многолетней научной карьеры я слышал обвинения в нефальсифицируемости в отношении такого количества важных и интересных идей, что начал склоняться к уверенности, что нет для теории большей заслуги, чем подвергнуться подобной критике (...) Что касается строгих философских правил, было бы верхом глупости отказываться от какой-либо идеи только потому, что она нарушает чьи-то философские изречения о фальсифицируемости. (...) Подобно тому как генералы всегда готовятся к прошедшей войне, философы всегда разбираются только в прошлых научных революциях". 

Еще раз спасибо за интересные сообщения, Алексей. Это одна из самых любопытных дискуссий, что мне довелось вести на Снобе.

И вам спасибо за продолжительную беседу.

Ну да, находим Бога и прям у Него и спрашиваем.

Вы же, я еще раз надеюсь, не Бога имели в виду, раз ожидаете от этой сущности наблюдаемого воздействия на законы природы? Я имел в виду скорее всемогущих инопланетсян, записавших миллиард лет назад в первую ДНК программу эволюции вплоть до Алексея Бурова, что-то в этом смысле. А существование или несуществование Бога, разумеется, нефальсифицируемо статистическим анализом, почему вы ждете этого именно от теории эволюции?

Как я уже отметил, появление жизни и ее видов может быть либо следствием законов и случая, либо творческим актом. В дарвинизме нет никакого содержания, кроме выбора первой опции. Все остальное в нем—тавтологии типа наблюдения наблюдаемого и выживания выживающих. Поэтому он и нефальсифицируем. Он есть выражение атеизма, и ничего более. 

Альтернативой атеистической догме о происхождении жизни является теизм. Инопланетяне или демоны такой альтернативой не являются, ибо тут же встает вопрос о происхождении самих инопланетян и демонов.Но если ставить вопрос не о конечной причине, не о терминусе, а о конкретном зарождении жизни на нашей конкретной планете, то, строго логически, вариантов много, в том числе и инопланетяне, и разные демоны, хорошие, дурные, или ни то ни се. 

Так вы о "появлении жизни" или о дарвинизме? Дарвинизм "появлением жизни" пока не слишком занимается, увы, тут я не готов уверенно поддерживать разговор. С тем, что "В дарвинизме нет никакого содержания, кроме выбора первой опции",(появление видов жизни есть следствие законов и случая) я совершенно согласен. Замечу еще раз, нет ничего более банального в науке, чем фальсификация гипотез о случайности чего бы то ни было. 

"С тем, что "В дарвинизме нет никакого содержания, кроме выбора первой опции",(появление видов жизни есть следствие законов и случая) я совершенно согласен."

Вот и славно. Еще раз спасибо. Иными словами, все содержание дарвинизма сводится к отрицанию его единственной альтернативы: происхождение видов вызвано творческим актом. Что опять свидетельствует, что дарвинизм научной теорией не является. Научные теории имеют конкретное содержание, чья критика имеет в сообществе высокую ценность. А здесь ничего, кроме атеизма под видом "научной теории". Ну и табу на критику, как идеологиям и положено. 

Леша, я бы не говорил, что дарвинизм не является научной теорией и он не фальсифицируем. Один из способов фальсификации - обнаружение внеземной цивилизации, организовавшей пресловутую эволюцию на Земле, предложил Алексенко. Да и для современной биологии вполне себе подходящая модель, поскольку явных противоречий ей пока не найдено. Собственно и модель солнечной системы Птолемея была очень даже не плоха, особенно в практическом плане. Проблема лишь в сложности ее фальсификации.

   Существуют два предельных вида процессов - случайные, с определенной функцией распределения, и детермиринрованные. Но есть большой класс случайных процессов, которые векторизуются, приобретают определенную направленность, тренд, в поле внешних сил, возможно тоже не постоянных. Эти процессы часто проявляются во временных рядах изменений некоторых характеристик, к которым собственно относится и эволюция. При этом отличить стохастические, случайные тренды от детерминированных не так просто. Если на процесс эволюции смотреть невооруженным ретроспективным взглядом, можно легко заметить по крайней мере один тренд - усложнение организмов, увеличение их разнообразия и последние столетия - аномальное увеличение доли крупных млекопитающих в общей биомассе планеты. Я имею в виду людей и домашних животных. Но основное в этом - негэнтропийное усложнение биосферы. Это не нарушает законов термодинамики в целом, но дает локальную термодинамическую аномалию. Самые термодинамически не устойчивые объекты начинают почему-то доминировать. А вот дальше мы уже можем рассуждать по разному. Если нас эти факты сами по себе не удивляют, и картина ежедневного восхода и заката ничем не нарушает наших геоцентрических представлений, то до поры мы можем спать спокойно. А может быть и всегда - кто знает. Выделить и доказать тенденцию в броунизированных событиях дело не простое, да и прояваляться она может не во всем. Вот к примеру - мы сейчас имеем огромное разнообразие пород кошек и собак. Их появление не противоречит дарвинизму, и более того, их выведение началось задолго до Дарвина. Просто отбор здесь был не совсем естественный, хотя и отвечал естественным желаниям людей. Или генно-модифицированные фрукты-овощи. Все по Дарвину, только мутации не случайные и отбор не естественный. А вот теперь вопрос - способен ли внеземной исследователь, находящийся на близком уровне развития, и получивший в распоряжение образцы всей биосферы земли, выделить эти случаи искуственного отбора или сознательной модификации генов ? Вряд ли. Хотя задача и не является неразрешимой. Так что лично мне более симпатична вот такая модель детерминированно-хаотической эволюции. А как будет эволюционировать сама теория эволюции - покажет время )

Серж, про дарвинизм Алексенко сказал две важных вещи: 

1. В сообществе биологов вопрос о его научной проверке "в высшей степени неприличен" и "вызывает импульс раздражения".

2. Его содержание целиком сводится к отрицанию творческого акта как причины происхождения видов. 

Думаю, этого достаточно для понимания роли дарвинизма как атеистической идеологии и только. Возможность обнаружения инопланетян никак этого вывода не меняет. Даже если вдруг инопланетяне объявятся и их роль будет бесспорно установлена, дарвинисты смогли бы преспокойно объявить самих инопланетян результатами дарвиновой эволюции. Так что, по всем статьям дарвинизм есть такое же всесильно-верное учение, как научный коммунизм. Просто близнецы. 

Что касается Птолемеевой системы, то она тоже не есть теория, но по другой причине. Она есть эмпирическое знание о конкретных объектах: координатах конкретных планет как функций времени. По сути она есть всего лишь календарь своего рода. Справочник типа словаря или сборника снадобий. Теория отличается от подобных эмпирических рецептов наличием универсальных всеобщих утверждений, что и делает ее фальсифицируемой. Птолемееву систему нельзя фальсифицировать, ее объекты единичны. Возможность наблюдения постепенных вековых отклонений планет от их алгоритмических координат корректируется добавлением малых поправок в алгоритм. Реально только Кеплер дал первую небесную теорию, чья всеобщность (то есть теоретичность) была радикально расширена Ньютоном. 

Насчет же твоего вопроса о внеземном исследователе, думаю, что ему трудно было б ошибиться, если бы он принял в расчет не только данные биосферы, но и техносферы. Полеты самолетов мутациями не объяснишь. Хотя как знать. Дарвинисты бы наверное поспорили. :) 

 Леша, я специально привел систему Птолемея - у ней признаков теории ничуть не меньше, чем у теории Дарвина. Она хорошо объясняла все наблюдаемые факты, имела в основе гипотезу о строении мира и даже отдельные проработанные версии, объясняющие ее устройство. Так, Аристотель вполне обоснованно предполагал, что поскольку все тяжелые тела стремяться упасть к центру, а земля - тело тяжелое, то оно должно из сооображений симметрии находиться в центре вселеной. Кто-то считал, что ее центральное положение объясняется сжатием воздуха, были споры и о форме земли - нормальная научная дискуссия. Но фактов, опровергающих это построение, на ту пору не было. То же самое и с внеземными исследователями. Я специально говорил только об образцах биосферы. Если мы и в явном виде дадим им доказательство потенциально возможного разумного вмешательства, это возможно заставило бы их искать это разумное вмешательство человека и в эволюцию, но на фоне всего видового разнообразия вряд ли бы облегчило задачу.

   Просто я предпринял попытку снять абсолютное противоречие между креационизмом и дарвинизмом. Но пока не будет найдено убедительных доказательств возможности внешнего направленного влияния на эволюцию, или каких-то еще не известных механизмов, биологи могут спокойно и невозбранно пользоваться дарвинизмом, хотя бы потому, что он не требует привнесения новых, недоказанных или недоказуемых сущностей.

Серж, мне кажется стоит различать разного рода идейные конструкции: календари, идеологии и научные теории. 

  Леша, согласен, но согласись и ты. Если ты из биологии убираешь дарвинизм, то превращаещь ее окончательно, в резерфордовском определении, в коллекционирование марок. Оставляя за ней классификацию и разные другие мелочи. Если по определению, наукой является только физика - тогда и не следует предъявлять никаких претензий к тем областям знаний, которые физикой не являются. Да и физика не появилась как бог из машины - ей предшествовали долгий философский анализ мира и развитие математики. К тому же дарвинизм все же фальсифицируем - ибо в принципе можно проверить и случайность и естественность отбора, особенно когда мы имеем дело с ограниченностью времени. Насколько развиваются исследования в этой области - я не знаю, но точно они не относятся к мэйнстриму. И это понятно. Опровержение теорий - задача, которую перед собой ставит или научная элита, или фрики. Нормальная наука занята подтверждением существующих представлений и простым расширением частного знания о разных вещах. Но объективно к дарвинизму кроме того, что он не слишком фальсифицируем и не очень симпатичен, пока предъявить нечего )

Серж, первым делом я предлагаю не обманываться, называя идеологию научной теорией.  

Конфуция однажды спросили, чем он прежде всего займется, если царь предложит ему пост министра. Первым делом—ответил учитель—надо будет исправить именования.  

  Леша, это конечно очень сильный аргумент от идеолога, высказавшего свои теоретические воззрения )) Я говрю лишь о том, что ко всему следует подходить со своими мерками да и применять их своевременно. Если дарвинизм не является в рамках критериев, принятых физикой, научной теорией - так никто его и не называет физической теорией. Если лично мне дарвинизм не слишком нравится, но у меня нет пока никаких веских оснований говорить, что биологи должны отказаться от этого подхода, без замены его чем-то иным - так я и не буду уничижительно о нем отзываться. Если законы психологии, которые то появляются, то исчезают, смехотворны с точки зрения физики, я не буду отказывать психологии в статусе науки. Если физика не в состоянии количественно решить проблему трех тел - я не буду издеваться над законами Ньютона. Т.е. кесарю-кесарево и каждому свое. И еще один трюизм - все хорошо во благовремении )

Серж, во избежание недоразумений замечу, что хорошо различать еще идеологию и учения вообще. Идеологией, следуя Попперу, я называю такое учение, критика которого табуизирована в охваченном этим учением сообществе. Особую лживость идеологии придает ее самопредставление как научной теории. На мой предвзятый взгляд, подобные идеологии особенно отвратны.

  Леша, но во избежание недоразумений я сошлюсь на ученика Поппера - Куна. Который совершенно не отрицая исходных позиций учителя, обращал внимание на то, что в нормальной науке по сути доминирующие в настоящий момент теории эквивалентны идеологии, и всемерно защищаются охваченными этими теориями сообществе. См. Стурктура научных революций. Если в современной физике, особенно в разделах связанных с физикой элементарных частиц и астрофизикой это сейчас обстоит и не совсем так - то и это скорее исключение, подтверждающее и правило, и развитие науки с разными скоростями в разных областях. Так что ничего тут нового нет, и нет даже кардинальных различий между идеологией и массовой наукой.

Серж, есть и еще одно важное различие: между учением, содержащим глобальное, и частным воззрением, ограниченном узко-специальным. Дарвинизм есть именно учение, ибо утверждает об одной из величайших проблем мироздания—тайне жизни. И его ответ имеет общечеловеческое экзистенциальное значение. 

В бытность мою в Новосибирском Институте Ядерной Физики я нажил себе врага в лице непосредственого начальника, научное воззрение которого на некую специальную проблему я осмелился публично критиковать. Последствия были, так что определенная правота Куна мне известна даже и не по книжкам. Но я бы не стал говорить о подобных "репрессиях", как об идеологических.  

Леша, тут не так важна природа учений, хотя конечно дарвинизм выходит за пределы простой научной теории и начинает обладать вне биологии всеми признаками учения - социал-дарвинизм, к примеру, или очень научный атеизм Доккинза.Пусть непосредственно тайны возникновения самой жизни дарвинизм и не касается.Но это уже несколько иная тема.

Не понял, что ты здесь имеешь в виду под "природой учений", а со всем остальным совершенно согласен. Социал-дарвинизм (очень уместно тобой вспомянутый) есть особой "красоты" инкарнация драгоценной идеологии. Полторы мировых войны на ее счету. Половину славы за развязывание второй мировой войны с социал-дарвинизмом делит научный коммунизм, еще одна замечательно-научная идеология.  

Алексей, как вам должно быть хорошо известно, дарвиновская теория эволюции не сводится к утверждению, что формы живых существ меняются. Дарвин предположил определенный механизм изменений, в нем то вся и суть.

А когда в физике обнаруживаются отклонения от принятых теорий, это великое дело. Такое не замалчивают. 

Простите, я не понял, к какой из моих реплик относится этот комментарий. 

Дарвин предложил не столько механизм, сколько постулат о том, что случайных мутаций и дифференциального размножения слегка различающихся по наследуемым признакам потомков достаточно для объяснения всего разнообразия наблюдаемых форм жизни (то есть, как я брякнул в одной из реплик, гипотезу о том, что монетка земной жизни честная, а не шулерская). Собственно, до конкретных механизмов речь дошла спустя минимум сто лет.

нефальсифицируемость

По части случайных мутаций – есть прекрасный опыт Дельбрюка и  Лурии, прямо-таки классика "попперизма". Ребята прямо как в книжке сказали: "Если мутации случайны, увидим то-то, если нет – то-то". И увидели это. По поводу отбора на микроуровне даже и писать лень, сколько делается оправданных предсказаний на основе этой теории. Хотя бы о соотношении смысловых/синонимичных замен в генах, подверженных сильному отбору. И, в-третьих, принцип фальсифицируемости хорош, если есть альтернативные теории, проходящие тот же тест. Но они не проходят вообще никакой тест, потому что их просто не существует.

Этот тест Дельбрюка-Лурии называется "флуктуационным". Он  показывает, что "адаптивные мутации возникают независимо от воздействия того фактора, к которому они позволяют приспособиться, и в этом смысле мутации случайны". 

Интересно, прослеживается ли какая-то метафизическая связь между этими мутационными флуктуациями — и квантовыми флуктуациями, породившими инфляционную Вселенную? На уровне общих "законов случайного"? Флуктуация как источник свободы на микроуровнях материи (физической и живой), которая (свобода) прорывается, именно как случайность, на макроуровни космоса и организмов. 

Думаю, связь существует на уровне математики, то есть "общих законов случайного", то есть в голове у наблюдателя. То есть именно что метафизическая...

Квантовые флуктуации, Миша, происходят постоянно, их присутствие твердо установлено, в отличие от справедливости теории инфляционной вселенной.

Мутации могут быть самого разного происхождения. Однако, здесь не упоминалось о том, что происходят они на фоне жестко зафиксированных законами природы структур. Мутации есть малый шум на фоне неслучайного. 

А-а-а, господи, я как дитя и не умею говорить...

Я постоянно собираю работы, посвященные телености, но Вашу "Философию тела" как-то проморгал. Жаль. Уже заказал, чтобы нашли.

Великолепная статья, Михаил! Просто чудная.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Спасибо, Александр. Счастлив, что "Философия тела" найдет ТАКОГО читателя!

Обязательно найдет! Я ей помогу!

Для меня очень важно, что Вы озвучили в своей статье множество понятий, вроде третьего пола или четвертого - попросту, иного - измерения, недоступного плоскатикам.

Постоянно не хватает языка, чтобы говорить о таких вещах. Я пытался найти физиков, способных выходить за рамки устоявшихся парадигм, но так и не смог. Сергей Любимов, правда, пытался объяснить мне возможность совмещения тел в едином пространстве на языке физики лептонов или чего-то подобного, но для такого разговора оба собеседника должны быть в уровень...

Я последнее время выкладываю работы, где включается в работу не то, не физическое тело. В моей статье "Знание - сила" девушка работает не в том теле, посылая силу в толпу мужиков. Но описать это я не умею... Сделать проще.

Возможно, какую-то часть Ваших прозрений я мог бы проиллюстрировать в действиях и упражнениях. Мне только нужна точная постановка задачи. Любимов уже одну сформулировал, я отработал его методику, и все получилось.

Александр, соблазнительное предложение. Спасибо! Подумаю. Не могли бы Вы дать ссылку на Вашу с Любимовым разработку?

Михаил, уж Вы простите, но я до сих пор не научился делать ссылки. Мы обсуждали это с ним в комментариях к моей статье "Русские колдуны". Дальше только на пальцах: про нейтрино, которые пронизывают пространство, он говорит, примерно, на точке одна треть обсуждения. Изменить условия эксперимента предлагает почти на середине.

Впрочем, называть это разработкой трудно. Просто предложение выстроить эксперимент иначе. О том, чтобы поработать с методиками точных экспериментов, мы с ним лишь договорились, но пока еще не приступали.

Но вот что мне бы хотелось с Вами обсудить и, вероятно, уяснить для себя, так это Ваше понятие "предбудущего".

"Если будущее – «то, что будет», то предбудущее – «то, чему быть» (или «не быть»). Предбудущее – то завтра, которое начинается уже сегодня, причем порой даже более событийно, чем если бы оно происходило уже в настоящем. Будущее – это отдаленная перспектива, а предбудущее – порог, перед которым мы стоим, область предельного напряжения всех сил и способностей".

В обычном словоупотреблении предчувствия, предвидение - это способность ощущать нечто, что еще не стало настоящим, находясь в этом времени. Но то, как это звучит у Вас словно бы делает предбудущее немножко будущим, точно не настоящим: то, чему быть.

Я осознаю, что вычитываю в Ваших словах не совсем то, что Вы в них вкладывали. Это от того, что я не могу уложить это понятие в своем разуме и нащупываю не только слова, но и понимание. Но подозреваю, что и Вы тоже его ищите, пытаясь выразить нечто не совсем выразимое.

Подскажите, как усвоить эту странную вещь? Как к ней подобраться, чтобы ее схватить?

Постараюсь пояснить. Предбудущее — это 4-ое время. Не настоящее, а настаЮщее. Оно разворачивается  между настоящим и будущим. Это время "пред" – предчувствия, предварения, предвосхищения. Волевые акты направлены, как правило, не в будущее, а в предбудущее. Это зона самого активного,  бурного времени: желаний, побуждений, стремлений, намерений. Если будущее – это гладь неизвестного, в которой яснее всего отражаются Бог и судьба, то предбудущее – это ближайшая стремнина и водоворот, в котором все кружится и пенится. Если будущее - “то, что будет”, то предбудущее - “то, чему быть” (или "не быть").

В настоящем есть всегда томливость, устремление вперед. "Сердце будущим живет, настоящее уныло…" (А. Пушкин). Но не будущее, каким оно будет, а предбудущее, каким оно предстает вот-вот, в ближайшей перспективе, на расстоянии шага. Предбудущее – именно то, чем живет сейчас наше сердце: то время, которое всегда чуть-чуть впереди. Предбудущее – это "праздник ожидания праздника" (Ф. Искандер), и первый по остроте превосходит второй. Будущее – это отдаленная перспектива, а предбудущее – порог, перед которым мы стоим, область предельного напряжения всех сил и способностей. Одной ногой еще не оторвались от настоящего, другой еще не коснулись будущего - момент возможного падения. Или захватывающего прыжка. 

Будущее – это полет фантазии: что там будет? как это можно вообразить?  А предбудущее – фокус наших волевых усилий: что мне делать, каким быть?  Но чем сильнее и целенаправленнее наша воля, тем более дальнюю перспективу она охватывает. Для обывательского сознания предбудущее сжимается до минут (чего бы поесть/выпить?), для деятеля,  пророка,  созидателя растягиваться на века (каким быть миру, человеку?). Для школьника, которому на следующий день предстоит экзамен, предбудущее – это завтра; а для писателя, работающего над романом, оно  растягивается на несколько лет. Для таких волевых натур, как Л. Толстой или А. Солженицын, все будущее становилось предбудущим, не оставалось безмятежной глади грядущих лет и веков, все втягивалось в водоворот вплотную подступающих решений и поступков. Может быть, это и есть мера жизнеустремленности: какая доля будущего вовлечена в предбудущее?

"Времени больше не будет", – сказано в Апокалипсисе. Значит, не будет и будущего. "Будет" потеряет всякий смысл, как временнОе обеспечение нашей лени и недеяния: дескать, что-ни-будь да "будет", время само о нас позаботится… Нет, уже не позаботится. Исчезнет равнинное  "будет". Останется только крутое, как обрыв, "будь", уже не как категория времени, а как категория предельно наполненного существования, деятельной вечности.

Так что четвертое время – это своего рода "пятая", подрывная колонна в стройной шеренге времен. Встраиваясь в ход времени и предельно его ускоряя, оно готовится взорвать его изнутри.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Хорошо. Очень хорошо!

Но вы вынуждены при описании предбудущего переходить в поэзию. Значит, точного описания этого явления пока не существует. Вы опираетесь в этом описании на нечто, подобное самому предбудущему, чтобы прозревать. Не предвидеть, а провидеть его.

ПровИдение - не провидЕние - это еще весьма смутный способ видеть, поэтому образы теряют резкость и становятся прекрасными, как это свойственно поэтическим откровениям.

Такое состояние с поэзией мне не знакомо... Или было знакомо всего два раза, когда я писал рассказы в 85-м. Их не принял тогда ни один журнал, нессотря нв начавшуюся перестройку, и я бросил писать, потому что чуял или предвидел, что больше не смогу выйти на тот уровень...

Но такое понимание предбудущего и будущего предполагает, что время, условно говоря, линейно продлевается вперед, и что мы можем по нему двигаться, как по дороге. Иначе - оно есть там, в будущем. И это - не способ говорить о последовательности событий. это действительно существующее Нечто.

Разница между будущим и предбудущим, получается в том, что и то, и другое есть, но будущее, в отличие от предбудущего, нам видеть не дано. Или же дано?

Но как раз с помощью предбудущего? Словно оно - линза подзорной трубы, через которую можно не просто смотреть вперед, но и вырезать, обрезать кусок потока, сделав его образом, доступным для изречения или даже поименования...

Но тогда возникает вопрос: предбудущее - это котел, в котором возможное будущее на границе настоящего варится, оплотняясь, чтобы стать событием или состоянием мира? Или же предбудущее - это некая часть человеческого состава, в которой возможно рассматривание того, что приближается?

  Я подозреваю, что тема субъективного времени должна быть кем-то уже неплохо разработана, хотя возможно я и ошибаюсь. Но в рамках такого пожхода логично было бы ввести представления не только от предбудущем, но и о постпрошлом. Время в человеческом восприятии никогда не бывает точечным, и человек в своих мыслях постоянно аппелирует то к будущему, то к прошлому. Причем и предбудущее и постпрошлое имеет разную глубину, что дает возможность дополнительного их членения. Другая тема - можно предложить некий эмпирический закон сохранения времени, который говорил бы о том, что со временем жизни человека сумма временного диапазона, которым он оперирует, по модулю близка к постоянной. Просто в начале жизни предбудущее превалирует над предпрошлым, а в конце - наоборот.

  Можно также выделить параллельные описанным объективные, но связанные с человеком времена. Мы здесь говорим об мыслях и ощущениях, но есть действия, с той или иной степенью необратимостью, следующие за нашими мыслями, поступками и нами самими, поскольку мы принадлежим к миру. В них тоже есть разные степени будущего и прошлого, просто они редко осознаются нами, но именно они определяют нашу объективную жизнь и существенно влияют на ее субъективное восприятие.

Все кажется строгим и точным по рассуждению, пока речь идет о времени. Однако Михаил ввел понятия предвидения, предвосхищения и предчувствия. Они все портят, потому что они лишь одной стороной относятся к времени, да и то, только к одному времени - будущему.

Другой стороной они есть то, что может человек. В определенном смысле эти понятия говорят о том, что человек делает. Хотя их вернее назвать способностями. И как только мы называем хоть предчувствие способностью, появляется сомнение - деятель ли при этом человек?

Когда я чувствую, я действую? Или же у меня открыто некое восприятие, как слух, и я всего лишь должен не мешать, не отвлекать?

Или же действием предчувствия оказывается не какое-то чувствие, а определенная внимательность к чувствию, которое совершается само?

Само, и, быть может, у каждого. Просто видящими, ясновидящими и предвидящими становятся лишь те, кто обладает внимательностью к столь тонким и слабым раздражителям.

В общем, в философском смысле я полностью принимаю то, что сказал Михаил. Но как психолог невольно начинаю увязывать способность предчувствовать предбудущее с тем, что мне известно про человека и его состав.

А я знаю про тонкий состав человека гораздо больше, чем сегодняшние психофизиологи, и то, что я знаю, не объяснить физиологией, как физиологией не объяснить тело свободы или тело надежды, имеющееся в каждом...

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Но я думаю, что лучше говорить о предчувствии будущего - хотя нередко оно оказывается иллюзорным. Предчувствие предбудущего нмв вещь более тривиальная. Это например ощущение того, что то, что меня очень сильно интересует в данный момент, и чего я хочу достичь, скоро мне надоест и цели изменятся.

Возможно и так. Михаил понимает предбудущее как завтра, котоое совершается нами уже сегодня. Иными словами, предбудущее - это все же будущее, но вошедшее в соприкосновение с человеком, как бы прошедшее в некое временное пространство, где будущее оплотняется, превращаясь в события и состояния.

Но меня в этом отношении занимает именно то, что осуществляет это вполне тривиальное предвидение предбущего. Кто-то, уже находясь в сверашющихся событиях, ничего не понимает, а кто-то выскальзывает из-под колеса судьбы заранее и неоднократно.

За счет чего? Большей разумности? Опыта? Или же большей развитости некой способности, некоего органа чувств, способного отсюда заглядывать вперед?

Я уже ощущаю, что занудствую, но если этот вопрос не будет поставлен, так и начать поиск не удастся. Поэтому повторю еще раз чуточку иначе: можем ли мы на основании описаний предчувствий, предвосхищений, предвидиний сделать допущение, что у нас имеется некий орган, зрящий в будущее?

Сложный вопрос. Обычно предвидеть будущее в каких-то его аспектах можно на основе явного или неосознанного анализа ситуации и существующих тенденций. Чтобы говорить об иных механизмах предвидения будущего, надо иметь какие-то данные, статистически достоверные, чтобы на основе их анализа делать определенные выводы. Или хотя бы человека, обладающего такими способностями. Лично мне ни то ни другое не известно. Достоверность популярных статей о Нострадамусе мне непонятна, так же как и неизвестна достоверность разных свидетельств о Ванге из прессы. Возможны разные допущения, объясняющие факты, но только при наличии самих фактов.

То, что вы называете "анализом ситуации и тенденций" - это чистой воды работа разума. И если ничего, кроме сложившейся ситуации, которая уже катит вперед, как паровоз, который прибывает по расписанию, то предбудущее - это не то, что можно и нужно предвидеть.

Это то, что мы ожидаем, потому что знаем, что ожидается.

Мы, конечно, допускаем возможности сбоев -  и поезд может опоздать, и человек подвернуть ногу, но это явление прозаическое, к предвосхищению отношения не имеющее.

А я попался на поэтический стиль Михаила и усмотрел в его объяснениях не то, что он хотел сказать, а то, что хотел найти...

Спасибо, теперь я понял. Мои вопросы исчерпаны.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

В развитых языках времен гораздо больше, чем 3, да и в русском категория вида (соверш - несоверш) во многом восполняет недостающие элементы в грамматике времен. Было бы, однако, очень интересно проследить, как предлагают Сергей и Александр, многообразие времен, не укладывающихся в эту "пятичленку" (3 времени+ 2 вида). Предбудущее — одно из них.

Оно имеет и свою грамматику, отличную и от настоящего, и от будущего. Вот пять основных грамматических форм предбудущего:

1. Инфинитив. Быть здесь всем завтра в восемь!

2. Императив. Будь здесь завтра в восемь!

3. Будущее время. Буду завтра в восемь на площади.

4. Настоящее время. Еду завтра в восемь на вокзал.

5. Сослагательное наклонение. Поехал бы завтра в восемь на вокзал, да вставать так рано не xoчется.

Предбудущее, или предстоящее – это то завтра, которое совершается с нами уже сегодня. Если будущее - “что будет”, то предбудущее - “чему быть” (или "не быть").

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Александр Шевцов

Однако есть различие между тем, как мы можем при помощи языка детально выразить события во времени, и тем, что человек реально переживает, не осознавая этого.

Либо мы не потрудились достаточно, чтобы собрать все свидетельства языка, и исходим из первого совершенного нами осмысления, которое нам очень нравится и потому ценится так, что не дает возможности начать действительное исследование.

Такое случается, когда человек заранее знает, что пошутил, создал всего лишь троп, но настоящее исследование разрушит сотворенную сказку. Либо когда однозначно уверен, что уже все сказал, и действительность описана им исчерпывающе и познана до конца.

Собственно говоря, именно так прошел Михаил Аркадьев, когда мы обсуждали с ним, что такое сознание. Он просто заявил, что все, что выходит за роамки лингвистического понимания сознания, его не интересует, и обсуждению не подлежит...

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Touch-Art

Дорогой Миша, тач-арт давно уже существует, причем вполне изощренный.Это вся инструментальная музыка, особенно высокая инструментальная музыка. В искусстве фортепианной игры одно из ключевых понятий романтического пианизма это знаменитое (и таинственное) туше - toucher(фр), touch(англ).

Оно стало одной из главных тем фортепианного искусства в XIX веке, когда был изобретен особый механизм двойной репетиции, позволивший создать иллюзию прикосновения (touch) подушечки пальца пианиста непосредственно к струне, при этом ощущая клавишу, как нечто живое и трепетное, и это ощущение СМЫКания. Тонкий механизм двойной репетиции привел также к тому, что само прикосновение (именно само прикосновение, toucher, touch, физиологически, не только звук) во время игры  стало доставлять мастеру-пианисту, а, следовательно, и чуткому слушателю,  особое физическое наслаждение, аналогичное наслаждению СМЫКания связок в bel canto, и прикосновению СМЫЧка к струне и пальца левой руки скрипача к струне и грифу . Об этом вот здесь:  

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Очень интересно, Миша. Об этого осязательной грани фортепианного искусства я не задумывался. Вопрос в том:  можно ли назвать произведением осязательного искусства то, что создается осязанием, но не предназначено для осязания. Скульптор ведь тоже, я полагаю, услаждает свои пальцы лепкой; но традиционная скульптура предназначена для визуального восприятия и остается изобразительным искусством. К тактильному же искусству (touch art) следует отнести то, что рассчитано на тактильное восприятие. Такому искусству, в значительной степени еще только проектируемому (хотя были манифесты Ф. Маринетти) в знач. степени посвящена моя кн. "Философия тела". Музыкальные же и скульптурные аспекты тактильности, в силу их релевантности только для автора/исполнителя, но не для зрителя/слушателя, можно назвать полуосязательными (демитактильными) видами искусства. Спасибо за неожиданную и очень уместную подсказку!   

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Миша, пожалуйста, я рад, что тебе пригодится. Может быть тебе также пригодится тот факт, что оценка качества прикосновения, фортепианного туше(toucher)сто лет назад и еще частично в середине ХХ века входила в компетенцию слушателей  Klavierabend' ов. Только и было разговоров : "какое изумительное туше у мистера Горовица" и т.д. 

Михаил, но ощущения-то вполне тактильные возникают, когда слушаешь джазовый саксофон (например - соло) с чувственным звуком перебираемых клапанов (или это только у меня?).

или звук клавиш органа, например, несет явную информацию о фактуре и некоторых физических свойствах этой музыки.

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Интересно, тактильные ли то ощущения (в пальцах) — или только слуховое восприятие, синэстезийно  окрашенное, т.е. с осязательными ассоциациями.

Нет, ну конечно - второе . Просто эта краска придает новый объем произведению (произведению, как синтезу текста,  диктора и слушателя). Насколько я понял, это то, о чем Вы и говорили в тексте поста