Все записи
09:34  /  4.09.19

3952просмотра

Внутренняя девочка

+T -
Поделиться:

Об этом часто говорят, даже пародии на популярных психологов начали писать: «Утешь свою внутреннюю девочку, она плачет».

Ну, а если грубо и цинично: плачет и плачет; что делать-то? Сказать ей «хватит ныть» - только напугаешь. Утешать бесконечно — а она не утешается, ещё сильнее растравляет свои раны и травмы. Нужен какой-то иной инструмент.

Вот характерный случай. Мария, чёткая и деловая, с хорошей рефлексией, осознанностью, тридцатипятилетняя, отвечает мне на вопрос о внутреннем возрасте: мне тринадцать.

Что такое было в тринадцать? Первый поклонник. Нет, не секс: тот случился в двадцать лет, причем не сразу вышло, как-то мышцы сжимались, страшно было. Выясняем, что есть три разные Марии:

-Тринадцатилетняя — диковатый подросток, страдающий от первой влюбленности. Неглубокие порезы на руках, «чтобы себя почувствовать». Ночные бдения, ощущение собственной отчаянности и отчаяния, истеричности, «назло», «предельно», «молиться и рыдать до рассвета», игры и фантазии, в том числе о сексе. Не депрессия, а эдакая не то игра в эмо (были такие), не то немножко мазохизма: умру красиво, буду страдать, вот тогда пожалеют...

-Двадцатилетняя: все, в кого влюбляешься, изменяют, а на самом деле первой разочаровывается она сама, незаметно для себя, а он изменяет уже потом. Хороших мужчин разобрали, а плохих я не хочу. Где он, этот принц, который придет и решит все проблемы? А жить приходилось в одной комнате с тремя другими девушками: постоянно кто-нибудь в пять утра бренчит на гитаре, так что один выход — натянуть одеяло на голову. Часто замечаю: Мария сжимается в комок, становится незаметной, перестает дышать.

-Тридцатипятилетняя: трезвая, успешная, прагматичная, чёткая и правильная. По-прежнему ощущает себя небольшой (а мир огромный, как джунгли, но в нем можно охотиться). Отлично ориентируется, многое умеет и чувствует.

Но где-то рядом с этим уютным ладным домиком слоняется подросток. В домик её не пускают, ведь она не умеет себя вести. Но чуть что не так — и домик тает, и Мария проваливается в свои тринадцать лет: убежать и заплакать (конечно, так, чтобы никто не увидел!), и вообще, меня никто не понимает. Гораздо чаще, почти каждый день, ей вдруг становится двадцать лет: вжать голову в плечи, перестать дышать и получать удовольствие. В жизни Марии, например, в отношениях, тоже есть сложившиеся «мышечные зажимы и спазмы»: например, фиксация-влюбленность — и последующая гримаска разочарования, «не тот, так себе человек».

Такой же процесс спазмирования возникает и в работе: Мария энергична, все на себя взваливает, действует быстро и плотно, берет много лишней работы — но потом вдруг спохватывается: меня перегрузили, я выполняю больше, чем надо, я устала, - пытается вернуться к прежним границам, но сил уже нет и радости от сделанного - тоже, только усталость и переутомление. Мария весьма успешный человек, но цена слишком велика.

Энергетический обмен тридцатипятилетней Марии устроен как у тех двух девочек. Ум у неё вырос, а телесные и эмоциональные реакции — нет. Как только Маша включает эмоции, как только что-то захватывает её целиком (а не только ее деловой и взрослый рассудок), как только Мария начинает чувствовать — приходит одна из девочек. Поэтому недостаточно просто их утешить, они утешаться не согласны. Им нравятся их деструктивные реакции, в свое время они хорошо помогали, и теперь Мария вообще опасается чувствовать - она ведь не какая-нибудь истеричка!

Стоит для начала впустить девочек в домик, попить с ними чая, оставаясь в своих тридцати пяти, и хорошенько рассмотреть. Дать им законное место в жизни. И начать — из своих тридцати пяти — менять их привычки, учить новым. Тому, что можно быть одной и при этом не плакать. Что иногда самое лучшее решение — лечь спать. Что чувство «всё пропало, мир рушится» - это, как правило, только чувство, а не реальность.

Самое трудное — разобраться с реакциями тела, с этими блоками, когда Мария перестает дышать. Мы стали учиться отслеживать эту реакцию и моментально реагировать: ага, вот плечи пошли вверх, вот дыхание замерло — немедленно нужно вывести себя из состояния блока, расслабить мышцы, попросить себя сделать свободный вдох, проследить за собой.

Так лечатся не только дыхательные блоки, но и сложившиеся «спазмы»-паттерны в личных и рабочих отношениях. Например, чтобы не перетрудиться, можно попытаться, зная, что будет дальше, делать паузы и больше спать, когда хочется взять на себя и свою, и чужую работу. Ведь потом придёт усталость, и сил будет не хватать. В двадцать лет об этом еще не знаешь, а в тридцать пять — пожалуй, да.

И тогда выясняется, что внутренние девочки, если дать им место в своем внутреннем доме, умеют не только плакать, но и смеяться, и что спонтанность и импульсивность — это не только когда слезы текут и дыхание останавливается, но и когда среди рациональных решений и этически верных выборов ты просто радуешься — непонятно чему.