Все записи
МОЙ ВЫБОР 16:44  /  6.03.14

10088просмотров

Митины грёзы.

+T -
Поделиться:

 

 

фото просто так, для привлечения внимания

 

 

В  центральном  доме  литератора   каждый четверг  собирались  лучшие люди  страны.  Всего человек  5.  Писатели,  блогеры,   мыслители,  в общем,  безработные люди.  Женщин сюда не брали.   У них, куда не посмотри  -  всё  неприлично.  Вверху грудь, внизу коленки. Интеллектуалы, глядя на такое,  не знают, о чем спорить. Начинают спотыкаться и мять слова.  

И потом  ни одна женщина, каким бы масоном она не была, не стала бы   с такой  расточительностью   напиваться  назло  кровавому режиму. Считаю, лучше пойти погрустить на такую же сумму в торговый   центр.

Мне некуда было деваться. Я  украшала  жизнь бывшего потенциального гения.  Однажды говорю ему:

-   Митя! Надоело  мне  бегать голой  крестьянкой по дому. В люди хочу.

Бывший потенциальный гений  Митя подумал, подумал и решил  совместить. Нет ничего лучше, чем  одновременно выпивать о свободе     и  насиловать коленку   рабыни.  Потом мы   приедем домой,  Митя  обслюнявит  плечо и заснёт.  А я позвоню маме и  похвастаюсь, какая увлекательная  у меня личная  жизнь.

 

-  Мне как всегда, винегретъ изъ разностей  съ  балтийскими  кильками.   Настойку давайте апельсиновую, и  клюквенный морс,-     приказал  молодой писатель официантке  в  белом кокошнике.

- А что там с финансированием  нашего сайта?  Митя и я -  мы лично  -  не получали никаких денег. Митя, ты получал? 

И хотя этот вопрос журналист- блогер задал Мите, смотрел он конечно на писателя. Без вызова, но с угрозой.

- Нет, пока ничего, - неловко откликнулся  Митя.

- Вот и я ничего.  Статьи есть, а денег нет,  -   произнес журналист как бы  шуткой, но все равно испортив всем настроение.   - Тут вот  создается новый журнал. Буду просить тысяч 70 за статью,  -  Журналист   посмотрел на писателя, как  обиженная женщина. Если тот  не одумается и не  подарит ему в этом месяце  хотя бы кольцо с бриллиантом, он уйдёт к другому.

Журналист  долго изучал  меню,  и глядя  в глаза  писателю, может быть даже, сглотнув слюну сообщил, что будет  только водку.  На большее денег   у него нет.  Не заработал, хотя  всё это время  отважно писал.  В двух строчках даже рисковал жизнью. 

- Люди, ну что вы,  ну  не голодаем ведь, -  примиряюще сообщил писатель, принимая из рук официанта  винегретъ изъ разностей  съ  балтийскими  кильками, настойку апельсиновую и  клюквенный морс. -  Я сам  пока ничего не получил,  - мямлил он, положив на колени салфетку,  -  но сайт мой.  Всё устроится. 

Писатель, несмотря на романтический возраст  и возвышенный ум, в отличие от остальных  не стыдился    богатства  и  наличности. Они у него были. И потом, как человек душевный  он  не терпел мелочных  людей. Востребованный писатель не опустится до    экономии и воздержания, считал он. В свои  30  этот литератор  знал о России куда больше, чем она о себе. Все события 20 века он пережил лично. В душЕ.  И сожалел, что родился так поздно. Появись он на свет в начале прошлого века,  многое можно было бы изменить. В конце концов, Россия  не переживала бы сейчас генетической    катастрофы. Литератору  ничего не стоило дать пинка Ленину и прикрыть собою царя. 

- Господа, а что вы думаете по поводу  Украины?

- Я думаю то же, что Лимонов.

- А Лимонов еще существует?-  писатель сделал специальное лицо, приглашая улыбнуться  этой  кощунственной шутке. – Помню, как  сурковские обстреливали его из водяных пистолетиков. Он еще жив?  -  писатель упрямо шел на второй круг юмора, но  его опять не поддержали.  

  -  Вот бы они и на Майдане так попробовали,  обстрелять оппозицию водяными пистолетиками. Это вам не Лимонов с Омоном,  -  так писатель  рискнул  рассмешить  всех с третьего раза. Но никто не улыбнулся -  за этим столом  не принято было осквернять святое имя революций.

- Лимонов всегда прав. И если весь мир против, а Лимонов за, значит, весь мир неправ.  Даже когда прав.  Я так считаю, -   отрезал Митя с интонацией  товарища Сталина. Это подействовало. На генетическом уровне у всех что- то щелкнуло.  Компания   замолчала и с умилением и страхом  начала всматриваться в Митю.

- Всё наше забрать.  Украина  -  не государство и никогда им не была.  Януковича только  жаль. Бедный советский чиновник.  Что с ним будет, что с ним будет.. -  Митя пророчески вгляделся в бордовые занавески.  -  Но  с ним или без него Крым  должен быть наш,  нам это как чижика съесть. Тьфу и всё! - Митя прошамкал губами, наглядно показав, как легко проглотить Крым.   Не желая ничего слушать более,  Митя стал жадно поедать своё оливье под соусом провансаль. В меню оно « особенно рекомендуется  гастрономам съ художественною натурою».

- Но как же, любимый мой,   как же люди, кровь? – начала я   на правах Родины -  матери. Перед тем, как выпивать, я тоже прочла две статьи   и  посмотрела  познавательное видео с отрезанными головами.

- Ты опять? Не здесь.

 Наша дочка Сонечка со скрипкой, играющая в саду менуэт разом испарилась, как и шумная свадьба   с цветами и аргентинским танго. Все мечты  пошли прахом. Вместо этого – изба  в заливе, икона совковой троицы «Маркс- Энгельс- Ленин», фото Мити   в обнимку  с  Лимоновым  на полочке  с лампадкой, и конечно  выживший из ума домашний тиран, посылающий сам себе телеграммы в фейсбуке. Вот и всё будущее.

- А  кто интересно пойдёт воевать? Вот, если бы твои дети…

-  У меня их нет! -  признался Митя. Вопрос был исчерпан.

 По пути домой мы уже не спорили. Каждый понимал, что вдоль дороги с бешеным движением  - это глупо  и  возможно  опасно.

Митя сделал вид, что споткнулся.   Чем отвлёк внимание пьяной женщины. Обезвредив  мой плечевой сустав  и шею, сладко вздохнул, как бы  напомнив, что  « У нас любовь.   А Украина и чужая кровь  по сравнению с ней ничто. Декорации».

Уже в постели, тихо посапывая и что- то нащупывая под одеялом,  Митя в беспамятстве произнёс.

- Скоро, скоро у меня будет всё…

Я не стала уточнять, собирается ли он помирать в расчете на  22 девственницы и стадо крылатых баранов или просто с утра пораньше отправится покорять приятные страны. 

- Скорее всего,  опять перепил,-  на этой мысли я спокойно заснула.

Так и вышло. С утра у него ныли бородавки и болел желудок.

- И это я тоже присовокуплю  к рассказу,-  отметила я. И пошла в магазин за соком и едой для любимого.

- Алло, ты знаешь, у них нет  хлеба с отрубями и семечками лёна. Я возьму обычный, за 30 рублей.

-Нет! Значит надо сходить  в другой магазин. И говядины. Обязательно говядины. Мы ее пожарим.

- А вы  не прихерели ли?-  спросила я, не виляя.

- Ну,  я же тебе говорил. У меня скоро все изменится. Я получу деньги. И вообще, я же тебе так ничего и не рассказал. Меня,   кажется,  заметили!  Приходи скорее, я уже соскучился.

Обидевшись на Митю, взяла хлеб и положила в рыбный отдел. Еще раз подметив, что все дурное, как и доброе передается по кругу. Без всякой логики.

А на  улице начиналась весна. Просыпались и выходили из  нор бомжи, белые голуби слетались на остановки,  запах земли и собачьих фекалий  рождал предчувствие  лета. Все жили, гуляли,   влюблялись,  кому везло  - ходили за ручку. Хотелось и мне.

А Дома лежал и медленно умирал  Митя. В женских романах обычно пишут: « Не раздеваясь, она бросилась к нему. Неистово целовала сначала лоб, потом красные от горячки губы. Она как будто предчувствовала, что это их последний раз. И этому разу она отдала всю свою нежность и животную страсть».

У нас было по –другому.

- Ты опять  валяешься?

-  Ох, как плохо. Что- то совсем мне невыносимо. Хочется плакать.

И от макушки до попы  в нём наступила пауза.  Передо мной лежал и корчился образец  типичного неудачника.  Из под- одеяла высовывалась  тонкая шея, на ней  покачивалась и падала на бок голова. Оттопыренная нижняя губа, как у брезгливого аристократа  дрожала и пыталась  нащупать хоть какое- то слово.

Впервые остро  встал вопрос « за что я его полюбила». Пол -  года назад думалось, что не хватает  мужчины.  Сейчас понятно, что просто кота.

Вот он лежит, делает вид, что плачет. Его надо погладить и поцеловать. Потом,  поменять еду и горшок.  Чувствую,  опять пахнет рыбой. Значит, пока я  ходила в магазин,  четвероногое успело перехватить  консервы в холодильнике.   Теперь мычит  и не признается.

Часы  пробили 5 вечера. В квартире наступило утро.

-Ох, какой же мне сон  сейчас снился. Как будто в раю. Сказочный просто, -  Митя вытер лоб. Пригладил к нему волосы.  Приподнялся  на подушках, и погрузился в грёзы.

-Как будто ко мне на личном вертолёте прилетает  президент и просит меня  стать его советником.  Прям вот, как тебя, его видел. А я  даже не удивлен. Как будто ждал его. Он в белом костюме.

- Ангел что - ли? -  спросила я, чтобы раскачать чужое сумасшествие.

-Не Ангел! Почему ангел то? Просто в белом костюме. И вот говорит: « посоветуйте мне,  Митя, что - нибудь про страну». И  всё это не словами. А мыслями. Телепатически.

- А по поводу чего посоветовать?

-Не знаю, по поводу геополитики наверно. Я же  ей занимаюсь в последнее время. Но самое грандиозное, что потом прямо к окну подлетает  военный вертолет,  спускается лестница и  Путин помогает  мне  забраться по ней в фюзеляж. И мы летим как бы над Москвой, но на самом деле, над всей Россией. Он за штурвалом, а я  рядом. В странном колпачке  или чепчике, который раньше на ночь надевали. И мы летим. Я сидел,  кажется по правую руку от него, -  стал припоминать Митя, сознавая, что эта деталь  в будущем сыграет  важную роль.

В сонник смотреть не стали.  И дураку понятно, что предзнаменование вещее.

-Ох, и жизнь  начинается.  Я же тебе не рассказал главного. Но это за обедом. Ты пока будешь готовить, я займусь делами, -  и словно воскреснув, Митя, надев рваные домашние сандалии, побежал к компьютеру. Ссутулившись, шаркающей походкой, в одних трусах. Для гармонии, подумала я, ему не хватало  капельницы и больничной рубашки.

Отсюда, с высоты трухлявого кресла с  бутылкой пива наперевес  и компьютером на коленках, Митя управлял миром. Ядерная кнопка фейсбука  охранялась паролем «революция». Каждый вечер, чтобы не потерять навыки  устного счета,  Митя  записывал, сколько бойцов из либерального лагеря перешли к нему на страницу и подписались. Число перевалило за 12 тысяч.  Не все принимали живое участие в дискуссии, многим просто любопытно было наблюдать  шизофрению в реальном времени.  Люди буквально толпились  под постами  мыслителя, открыто переживая, что вот-вот автора заберут в психушку, а они все пропустят.

Тучи сгущались над Митей.  Вспомнив, что  у него в роду не только евреи, но и армянские комиссары, Митя  объявил войну Украине и уже второй день ждал, поддержит ли его решение президент.

- Сейчас всё и решится.  Буду я его уважать или нет. Если он настоящий правитель, он конечно заберёт Крым.  И всё, что там ещё можно забрать. Жалко, что мы  не в 19 веке.  Тогда всё было проще.  Ну,  посмотрим,    посмотрим...

И  Митя    после 11 часов чуткого сна,  выпив успокоительного и обезболивающего, снова  принимался палить во всех в Фейсбуке. Это была  и   его война тоже. Русского патриота, сына еврейского отца, и внука  армянского коммисара.

-Ох, какие же они все тупые. Либеральная сволочь.   Заморить всех и посадить. Иди сюда, где мои сиськи?!

Шизофрения прогрессировала.  Возражать было нельзя.  Все острые приборы  предусмотрительно  были спрятаны в ящик. Включая карандаши, которыми Митя уже пробовал заколоть  себя сгоряча  после разочарования в идеях либерализма, фашизма,   антифашизма, снова фашизма, и вот теперь,  национальной терпимости.

- Если бы я мог дать совет Путину,-  Митя опять что- то увидел вдали, - я бы несомненно потребовал взять Крым, еще тогда  в начале надо было сразу вводить войска. Хоть бы и   под видом учений.

-  Да, под видом учений начать войну.  Ты – гитлер! То есть, гений!

- Не надо идиотничать.  Мне, между прочим,  предложили занять очень высокий  пост в одном министерстве. Намекнули на это. Вот так.

- Министр спорта и туризма?

- Ну- ну,  идиотничай дальше. А между прочим, один серьезный человек из администрации президента уже попросил меня написать резюме в вольном стиле. Мне намекнули,-  шепотом произнес он,  думая, что   его сейчас прослушивают  и слышат на самом верху, -  что  речь идёт…   В общем, на меня обратили внимание в  министерстве обороны.

- Нет!

- Да.  Скоро эти все либералы будут  у меня вот здесь,-  Митя зажал кулачек.

Я уже не смеялась. Как психиатр тихо выслушивала чужой бред. Всё вдруг встало на свои места. И кровожадные речи  о войне и свободном русском Харькове, оды правительству, которым стоит гордиться за смелость  и, наконец,  этот пророческий сон с  летящим куда- то президентом.

Я не стала напоминать окрыленному мыслителю, как месяц назад ему таким же образом «тайно предлагали  пост министра культуры». Впрочем,  не уверена,  было ли это на самом деле  или к Мите как всегда пришел во сне Путин, или Володин, или судя по всему убедительный Жириновский. Кто- то  сбил его с толку.   В любом случае, две недели Митя не отходил от ядерной кнопки: не мылся, копил сексуальную энергию за мой счёт, отдавая всего себя войне и фейсбуку.  Тогда я еще боролась за его мозг, а потому спросила.

- Как же тебя возьмут министром, если ты  - неуч. У тебя же не начатое высшее,-  пыталась я мыслить логически.

- Это сейчас не играет значения.  В детстве я играл в театре.

А также в войну и сифу.

Волосатые ноги в рваных сандалиях беспокойно шаркали под столом, Митя жадно заглатывал говядину. Его захотелось погладить, успокоить и отвезти в какое- нибудь тихое место, например в деревню - пахать поля.

А ведь какой хороший был мужчина. 

 

 

 

 

Комментировать Всего 10 комментариев

Простите,но... у меня какое-то ощущение "дежа вю": ведь это уже как-то было? Я уже читала это на "Снобе" - Вы что, по два раза один материал выкладываете? Ну что же - резонно!..

нет -нет.  я его удалила сначала. Совесть заела. Потом совесть плюнула. Извините за  доставленные неудобства

Лучше, чтобы сначала заела, а потом плюнула, чем наоборот.

Талантливо плюнула! так ему и надо ))

зря  вы думаете, что я про себя ничего не понимаю.

Ольга, мне ничего такого не кажется. И с иронией, и с самоиронией у вас все в порядке. И действительно - чего уж там,  талантливо (прошу прощения за грубое слово).

Эту реплику поддерживают: Ольга Роева

Владимир, искреннее спасибо. Видите, каждый раз хочу написать о разном, а все равно получается о Мите) 

Если "на нем сошелся клином белый свет"  - клин клином!

так вот же

Чайковский в Клину.  Только вот насчет ориентации я не уверен...

Эту реплику поддерживают: Ольга Роева

Ну этот получше  будет. чем К. Чугункин по крайней мере)