Эта милая бабушка стояла в кондитерском отделе в «Пятерочке» и складывала в прозрачный пакет соевые батончики, когда я обратил на нее внимание. Потом она подошла к мерчендайзеру в зале и попросила назвать ей цену за эти 5-6 конфет, потому что они были на развес и она честно призналась, что у нее может не хватить денег.

Сотрудник магазина, видимо, было очень занят перекладыванием товара на полках, поэтому отправил ее на кассу: «Весы только там», — отмахнулся он. Бабушка оглянулась по сторонам, все спешили по делам, больше никто ей не мог помочь — все боялись упустить Новый год, но если что-то и намекало на его настроение, так это фоновые рождественские песни в чудовищно сыгранных каверах и звучащие из чудовищно пердящих колонок.

Выложив пару конфет обратно в коробку, она встала в очередь, и я пристроился сразу за ней.

В ее тележке были еще нарезной батон, маленький пакет с картошкой, одна свекла, майонез со скидкой и два пакетика «вискаса» для кошки. Без излишеств, рублей на 200. Все время, пока двигалась очередь, бабушка пыталась мысленно посчитать общую сумму своих покупок. После нескольких попыток она поняла, что не справляется уже с математикой. В сердцах бабушка положила пакет с батончиками поверх жвачек, стеллаж с которыми стоял у касс, и двинулась дальше.

Редко когда я даю милостыню, но почти всегда, попадая в большой магазин, ищу такую бабушку — одинокую, потерянную и нищую, — чтобы помочь, оплатить ее покупки на кассе.

И всегда нахожу.

С этой тоже получилось. Она выложила на ленту продукты, сама продвинулась дальше и, когда кассирша сказала «С вас 256 рублей», я протянул ей свою карту и попросил у бабушки: «Разрешите, пожалуйста, я заплачу?». Положил еще сверху ее пакет с батончиками, на которые у нее не хватило денег.

Дальше, как правило, наступает неловкий момент: бабушка отказывается, приходится чуть понастаивать, кассирши, как правило, заступаются за меня, просят бабушку согласиться. Чуточку суеты и потупленных взглядов — и все: она согласна, благодарит, обещает помолиться за меня, вопрошает загадочно «Это кто же вас послал-то ко мне?..»

На этом я, правда, не ограничиваюсь и, если получается свои покупки быстро совершить, на выходе ловлю этих бабушек и предлагаю вернуться в магазин и набрать всего, что ей нужно. Многие отказываются, потому что им неудобно, есть и такие, которые недоверчиво бубнят про то, что мне сдалась их жилплощадь.

Но эта неожиданно согласилась. И это было впервые в моей жизни.

В американских фильмах есть такие сцены, когда из золушки делают принцессу: идут с ней в магазин одежды, перемеривают под веселую музыку миллион нарядов и потом ухахатываясь падают с баулами на заднее сидение лимузина.

Вот примерно так я провел 20 минут в «Пятерочке» с этой бабушкой. Я показывал ей бутылку молока «Простоквашино» жирностью 3.5%, а она отмахивалась от нее и брала треугольный пакет с отметкой 0.5%. Я складывал в тележку вязанку с мандаринами и потом мы несколько раз ставили ее обратно, но в итоге она соглашалась на нее. Я показывал на отделы замороженных продуктов, но ей они и за бесплатно не были нужны. Я просил ее не смотреть на ценники на шоколадных коробках — она закрыла глаза и я положил в тележку пару упаковок птичьего молока.

Мы вышли из магазина с двумя большими пакетами и, разговаривая, шли до ее дома. Ей было по-прежнему неловко, поэтому она много говорила: звали ее Наташа (так она просила себя называть), работала на кухне военных баз, пенсия теперь 11 500, мужа уже нет, за него пособие дают в три тысячи, детей так и не родили, есть кот Гарик и старшая больная сестра, у которой пенсия областная, всего семь тысяч, и переоформить ей регистрацию некому и некогда. Соцработники их не жалуют, квартиру свою она отписывать им не собирается.

Она попросила извинить ее, что не приглашает меня в гости, потому что дома очень не убрано. Я пообещал помочь с переоформлением документов сестры, мы обменялись телефонами, пожелали друг другу хороших праздников и попрощались.

Только она ушла, я засунул руки в карманы куртки и понял, что эти несколько соевых конфет в прозрачном пакете почему-то там — то ли пока мы препирались у кассы, я бессознательно положил их туда, то ли, что волшебнее, сама бабушка выложила их мне.

Я шел домой и думал, что вот оно, новогоднее настроение.