Недавно мы со студентами попробовали провести защиту тем их выпускных работ в формате сайнс-баттла. Известный формат, когда разные исследователи для большой аудитории очень коротко рассказывают о своих работах, а публика или жюри оценивают и тему, и оригинальность её подачи. Для меня такой яркий пример глобального баттла – сеть выступлений TEDx, которые теперь случаются и в России. Тысячи разных видеосюжетов и лайки-оценки всех желающих. Главное, что в этом нас привлекло – возможность без шор, без специальных экивоков и любезностей честно рассказать о том, что интересует студентов, выделить живой яркий познавательный интерес, продемонстрировать значимую общую проблематику. Каково же было наше удивление, когда выяснилось, что  эта, казалось бы простая задача, вызывает огромное количество трудностей.

По понятным соображениям я не могу публиковать удачные и неудачные примеры выступлений наших студентов, но результаты анализа таковы. Первое, чего мы не умеем делать, это рассказывать не о процессе и «внутренней кухне» нашей работы, а о результатах труда. Речь идёт как об ожидаемых результатах, так и об уже случившихся. Как ни странно, учителя и школьные администраторы (мы педагогический вуз), в самом деле очень редко анализируют свои собственные усилия в их взаимосвязи с образовательными достижениями детей. Мы можем долго рассказывать о том, как преодолеваем бюрократические барьеры, как долго засиживаемся на работе, как много людей нам приходится в чём-то убеждать, но крайне редко увязываем наши усилия с результатом труда. Крылатая фраза аграрного лоббиста 90-х годов «Страна должна кормить своих крестьян!» сопровождает отнюдь не только аграриев. Большинство из нас убеждено в самодостаточности того, что мы делаем. Желание оставить всё как есть порой затмевает любые разговоры о смысле и предназначении. Вопросы «Для чего? Почему? Зачем?» уступают место «Как? Когда уже? Сколь будет продолжаться?» Процесс тоже важен, но только после сколь-либо прояснённых представлений о результатах.

Вторая особенность – для кого мы говорим. Чаще всего мы ориентируемся на начальников. Неважно речь идёт об обычных администраторах или научных руководителях. Когда их рядом нет – пытаемся вообразить. Речь становится последовательной, логически увязанной, насыщенной профессиональными терминами, но тем более пустой и бессодержательной. Академические тексты, безусловно, должны придерживаться исследовательского протокола, определённой терминологии и последовательности шагов. Любые утверждения должны либо ссылаться на прошлые исследования, либо предъявлять исследовательский инструментарий – на основе чего вы делаете такие выводы. Однако иногда надо уметь переложить профессиональную терминологию на понятный язык. Я в этом случае говорю студентам – представьте, что вы это рассказываете своей любимой бабушке. Вам не надо прятаться за профессиональную терминологию. Вам надо, чтобы бабушка поняла и похвалила внучка, что он не ерундой занимается. Другой приём – объяснить ребёнку. В какой-то степени дети и нужны взрослым для того, чтобы они могли иногда выходить из свой взрослой скорлупы и видеть мир в ином цвете. Надо уметь выбираться из профессионального окопа и наслаждаться калейдоскопом жизни, открывать всё заново. Это другое качество существования, так жить куда интереснее.

Третье. Нам очень трудно говорить не по-написанному или в отрыве от слайдов. Мы как бы постоянно прячемся за заранее написанные тексты. Получается только хуже. Абсолютно отчуждённые неживые тексты, содержание не спасает. «Лет ми спик фром май харт» - где уж тут от всего сердца? Пусть даже всё правильно, но искренне прочитать отчуждённое правильное оказывается совсем непросто.

Четвёртое, - собственно содержание. Если мы хотим кого-то чем-то увлечь, то мы должны ставить вопросы, обозначать ключевые противоречия в предмете нашего разговора. Ни банальности, ни догмы, ни наставления, ни даже повествования полные неожиданностей и приключений, так не вдохновляют на общий разговор, как вопросы без однозначных ответов. Такие вопросы могут быть очень личными и их непросто вынести наружу. Иногда они мучают годами, наводят то на одни, то на другие решения. Порой даже кажется, что ставить вопрос не имело смысла. Но наличие таких вопросов, поиск ответов из разных позиций, обобщений, объединяющих разные мнения, только и даёт возможность продуктивного совместного действия.

Какие-то я сложные слова подобрал, обычно бизнес-консультанты в этом месте говорят о миссии или предназначении. Но что-то здесь не совсем правильно. Мы с товарищами любим иногда забегать в отделения Сбербанка и приставать к занятым сотрудникам с вопросом о миссии этой организации. Представьте, ходит сотрудник по банку, народ с квиточками в очереди стоит, бабушке надо помочь коммунальные услуги оплатить, кто-то нервничает и торопится, а тут мы с дурацким вопросом про миссию. Так вот, что интересно, в абсолютном большинстве случаев работники Сбербанка в самом деле помнят и формулируют миссию, указанную на сайте банка. Однако не совсем полно и немного в иной трактовке. Часть исходной формулировки не приживается. Сами попробуйте проверить – увлекательный эксперимент. То, что они помнят, – действительно важно и заслуживает внимания и уважения. То, что не помнят, - менее важно и может быть и не очень нужно. Миссия приживается тогда, когда она ложится на естество, на интересы людей. Поймать такие формулировки и произнести – это и значит увлечь содержанием.

Мой товарищ Фёдор Шеберстов, - один из основателей движения «Учитель для России», часто делит своё окружение на настоящих людей и ненастоящих. Настоящие – они такие настоящие, неподдельные. Ненастоящие – фальшь видна, искренности нет. И, надо сказать, очень непросто быть настоящим там, где вокруг все притворяются. Но если не пытаться, ещё хуже, особенно, если вы работаете с людьми. Рано или поздно вас перестанут понимать, сообщество скукожится, а энтропия враждебности нарастёт.

В этом месте правильно было бы сказать про политику, показать, как много там всего лживого и неискреннего, как в мире нарастает разобщённость, как манипуляции и ложь проникают в наше сознание, насколько губительны самые разные СМИ и т.п. Но мы этого делать не будем. Мы учим быть настоящими. И у нас это получается.

[poll id="485" align="left"]