Все записи
18:50  /  10.03.18

6194просмотра

Фотографическая аномалия

+T -
Поделиться:

Друзья попросили меня найти старые школьные фотографии. Хотели очерк сделать. Ну я решил поискать в компьютере. Что-то нашёл. Потом поискал на «Одноклассниках», собственно, у одноклассников. Есть много разного, но всё как-то их не устраивало. Тут наступили относительно длинные мартовские праздники и решил порыться в старом домашнем компьютере. Тоже ничего такого интересного. Поехал к родителям, посмотрел у них. Есть кое-что любопытное, но тоже чего-то не хватает.

Что, собственно, не так? Не так то, что обычно, обсуждая школьное советское время, мы привыкли говорить о событиях, прямым образом связанных с этой самой советской властью – октябрята, пионеры, комсомольцы; звёздочка, совет дружины, комитет комсомола; линейки, политинформации, праздники песни и строя и т.д. Но где фотографии про всё это? Где картинки про заседания, выстроенные шеренги, приём в пионеры, линейки… Нету таких фотографий или их очень мало. Нашёл несколько про какие-то демонстрации: то ли 7 ноября, то ли 1 мая. А вот школьных заседаний совета дружины, комитетов комсомола, военных торжеств на 23 февраля – ничего этого нет. Даже в галстуке пионерском или с комсомольским значком не нашёл ни одной своей фотографии, за исключением нескольких, где всем классом фотографировались. Да и то тогда, когда уже прошли все официальные мероприятия.

Почему так? Это же точно атрибут времени. Я ведь, главное, всё это помню. Отчётливо помню звёздочку с Володей Ульяновым на синем форменном пиджаке. Помню заседания совета дружины, когда мы-дотошные пионеры приставали к желающим вступить в комсомол. Кто-то спрашивал про демократический централизм, а я приставал с вопросами про помощь сельчанам-родственникам в выкапывании картошки. Помню длинные школьные линейки, особенно как однажды девочка, стоящая рядом, упала в обморок. Хорошо помню политинформации, когда нам давали разбирать политически выдержанный стиль газеты «Аргументы и факты», и мы попеременно рассказывали про козни злобных американцев. Отчётливо помню своё дежурство у выставленного в холле бюста Л.И. Брежнева, когда нам выдали красные повязки с чёрной каймой, и мы посменно блюли траур. Очень хорошо помню военные сборы, болеющих с похмелья военруков и непрерывно враждующих старшеклассников из разных сёл. Много всего такого, что было именно в советской школе, было её непременным атрибутом.

Но фотографии совершенно незнаковые, они эти атрибуты как бы не замечают. Неинтересно это было нам. Куда интереснее были наши собственные лица, тусовки, разговоры, эмоции, удивления, хулиганства, внимание к одноклассницам и наш подростковый выпендрёж. Что-то живое и никак не зависящее от внешней идеологической лабуды. И сейчас, когда прошло 30 лет после выпуска из школы, это особенно заметно. Для нас гораздо важнее наше тёплое отношение друг к другу, нежели чем политические взгляды и идеологические установки. Возможно, это просто специфика старого ссыльного сибирского села, где все изначально к направляющей роле коммунистической партии относились с недоверием. Как-то это всё было не серьёзно по сравнению с необходимостью заготавливать дрова на зиму, привозить навоз для обустройства летнего огорода, иметь хороший надёжный дом, ходить на охоту или рыбалку, в клуб на танцы, уметь протопить баню и т.п.

Но всё же, я ещё раз задумался над той большой разницей между тем, что остаётся в памяти поколений, и теми намерениями передачи опыта от старших к младшим, которые обычно обозначаются на официальном уровне. Всегда есть очень большая дельта между официозом учреждений и живой жизнью тех, кто должен эти учреждения посещать. Может ли эта дельта стать немного меньше? Или всё же так будет всегда – в официальных декларациях одно, а в жизни совсем иное?

© Фотографии из архива В. Слаутина (https://ok.ru/profile/360517155574)

Голосование

Можно ли уменьшить разрыв между «официальным» и «живым»?

  • 21
  • 19
  • 6