Все записи
13:17  /  23.02.21

1067просмотров

Цифровая аскеза или борьба за внимание?

+T -
Поделиться:
Фото: Carl Jorgensen/Unsplash
Фото: Carl Jorgensen/Unsplash

Конечно, мы и сами не заметили, как прошедший год изменил представления об образовании. Пару лет назад было нормой сказать, что в какой-то особой школе совсем не пользуются гаджетами, что всё сосредоточено на учении, убраны все отвлекающие внимание цифровые безделушки. Или с точностью до наоборот — приятно демонстрировать навороченные компьютерные классы с интерактивными досками и планшетами у каждого ученика. И нарочитый отказ от цифры, и выпячивание гаджетов существовали одновременно. Видные общественные фигуры восхищались и тем, и другим. И тотальный отказ от технологий, и глубокое увлечение ими привлекали внимание.

Сейчас и то, и другое выглядит неуместно. Цифровая аскеза и отказ от технологий неуместен в силу ясности, что без них все равно никуда не деться, ими придется пользоваться. Заучивание гигантских объёмов информации при перманентном интернете выглядит глупо, да и лабораторная проверка достоверности информации уже невозможна без компьютерных приложений. Однако и само обилие технологий без глубокого понимания их эффектов, фетешизация компьютерных приложений и гаджетомания — тоже бесполезны.

Изменения в отношении к компьютерному миру начались с новой риторики. Общение начало окрашиваться причудливыми словосочетаниями. Официальная коммуникация — видеоконференции с участием лиц, принимающих решения, обросли причудливыми вкраплениями. Участились обороты: «ничто никогда не заменит…» и дальше можно вставлять «живого общения с учителем», «разговора в классе», «традиционный урок». Или вот так: «никто ещё не отменял…» и дальше «санитарные правила и нормы», «трудовую дисциплину», «учебный или рабочий график» и так далее. Появились слова, усиливающие действие, апеллирующие к чему-то высокому и очень важному наверху, что усиливает произносимую сентенцию, подчёркивает значимость сказанного. Такая учительская сутулость перед экраном, ограниченная жестикуляция во время разговора — тщетные попытки сконцентрировать слушателя на сказанном. Как кто-то красиво сказал про свою лекцию через Zoom: «Я как циклоп, нависающий над маленьким отрядом Одиссея». Вся подручная риторика вкладывается в усилие донести мысль, «пробить экран», стать ближе к слушателям.

С другой стороны, в самом деле много преподавателей «подсели» на разные софтверные примочки удержания внимания. В школах полюбили викторины Kahoot, в вузах доски Miro и Jamboard, все увлеклись презентациями с обратной связью Mentimeter. Много разных решений в той или ной степени заточенных на обратную связь в обучении с большей или меньшей долей геймификации. Все силы  быстрорастущего EdTech-a направлены на перехват ученического внимания. Учителя-амбассадоры софтверных кампаний проводят семинары и обучающие тренинги по всем этим оригинальным инструментам учебного взаимодействия. Здесь тоже есть свои лидеры, мастера и подмастерья.

Есть и те, и их немало, кто не блещет ни риторикой, ни техниками. В лучшем случае они транслируют лекции через видеоконференции, да и то без презентаций. Обычно же уповают на самостоятельную работу учащихся с частичной проверкой сделанного. В условиях тотального отсутствия интернета было именно так. Дать задания — проверить выполнение, дать снова — проверить. Иногда с комментариями по итогам проверки. Кстати, не всегда бесполезная тактика. На хорошо мотивированной аудитории очень даже работает. Надо сказать, что основная масса дистанционных технологий в доковидный период опиралась именно на устойчивую мотивацию жаждущих знаний, по разным причинам избегающих традиционной школьной атмосферы. В карантинный же период такое взаимодействие стало массовым и очевидно перестало работать. На картинке выполненные в тетрадях домашние работы, складируемые школьниками в сельском магазинчике в специальные ящики. Учителя их забирают, проверяют, вкладывают новые задания и также через магазин переправляют в семьи школьников. Очевидно неэффективно в условиях массового обучения.  

Но основная развилка, на мой взгляд, сейчас между первыми и вторыми: либо все-таки цифровая аскеза и концентрация на тщательно выверенном, как сейчас стали говорить «верифицированном содержании образования», или все-таки нейтральная относительно любого содержания геймификация, где вовлеченность важнее контента. Причем первая позиция относительно некоторого «правильного» содержания хорошо рифмуется с приданием значимости воспитанию или регламентации просветительской деятельности. И здесь всё зависит от того, кто и как устанавливает вот это «верифицированное содержание». Вторая позиция — про участие, интерес, отклик. Здесь содержание потенциально гибкое и постоянно изменяющееся в зависимости от коммуникации, складывающейся в процессе взаимодействия.

Думаю, что ни первый, ни второй подход сам по себе перспектив не имеет. Первый в итоге утонет в перегруженных учебниках и скучных методических пособиях, нравоучениях и тотальном контроле. Второй неизбежно потерпит фиаско перед мощью настоящей игровой индустрии, с которой соревноваться бессмысленно. Истина где-то посередине. Нужны и своеобразные «точки удивления» (фундаментальные понятия, большие идеи, концепты…) в гигантском пространстве культуры, которые мучительно, но постепенно выкристализовываются из общественных дискуссий, исследований и публичного анализа. Причём во многом благодаря рассмотрению живой учительской практики. В дополнение к этому — вызовы будущего. Сейчас это тоже может стать частью содержания образования, иногда, быть может, основной частью. Но также нужны и пакеты технологий, из которых можно выбирать, пробовать, развивать, отказываться. Самое худое здесь то, что нет реального рынка таких технологий, стимулирования производителей делать лучше и лучше. Он пока только появляется.

Но появление результирующей обоих подходов — пока домысел или прожект. В реальности позиции лишь обостряются. С одной стороны, надвигается вера в стабильное «разумное, доброе, вечное», с другой — релятивизм и постоянная технологическая зависимость. Непонятно, чья возьмёт.

Голосование

Что изменится в образовании?

  • 6
  • 25
  • 32