Все записи
14:20  /  28.02.21

2840просмотров

Мертвые полицейские

+T -
Поделиться:

Каждой весной умирают полицейские. Их развороченные останки выступают из-под снега, валяются в лужах, перемешиваются с грязью. Некоторые так и остаются лежать в первозданном положении, но утрачивают свои боевые возможности, опускаясь вглубь, сливаясь с общей поверхностью. 

Далеко не все переживают тяжелые зимние условия, когда до зубов вооруженные коммунальные воины борются с прилипшим льдом и снегом. Обычно они приходят засветло и начинают сначала очень поверхностно, потом более глубоко и настойчиво елозить беззащитную припорошенную дорожную гладь. Разгорячившись, стремясь быстрее выполнить план, они с мясом выдирают некогда крепкие полицейские устои. Сначала поддаются самые непрочные или подразрушенные непогодой элементы. Они расшатываются, болтаются, отрываются. Отбрасываются на обочину или попадают в кучу с другой снежной массой. Оставшиеся тоже не жильцы. Один за другим они выворачиваются при следующих пришествиях настойчивых коммунальных бойцов.

И только поздней весной заметен общий масштаб трагедии — темные проплешины на дороге, одиноко валяющиеся болты и резиновые пазлики с желтыми прямоугольниками. Последние встречаются реже. Большая часть из них вывозится еще зимой вместе со всей снежной массой. Что там с ним происходит? Скорее всего смешиваются с общим мусором и бесследно пропадают. Может быть в наиболее рачительных городах их переплавляют и добавляют в новое поколение будущих лежачих охранителей. Может быть кто-то изменит свое предназначение и станет частью детской игрушки, автомобильной покрышки или клизмы. Мы не знаем, нет таких исследований. Хотя, наверное, оборот и переработка всего, что окружает наш антропологический универсум, — еще та тема для научного поиска.

У В. Пелевина в «Некроменте» мы можем прочесть про кремацию особенных служителей Фемиды и превращение их пепла в основу для дорожных полицейских. Но так далеко нам заходить бы не хотелось. К чему такая постмодернистская изощренность? Все куда проще. Основа, созданная одной властью, подрывается другой. Разные векторы демпфируют друг друга и создают пространство взаимной активности, одни гасят других, других гасят третьи, третьих четвертые и т. д. Одни предохраняют, другие подрывают, третьи ретушируют, четвертые возвращают ситуацию в исходное положение. Именно такое разделение труда мы видим на примере умирающих и воскресающих полицейских. Каждый участник цепочки имеет свой интерес. Культивируемое непостоянство дает возможность год от года требовать бюджетных вложений, причем вполне обосновано. Каждый из элементов цепочки разделения ответственности снимает свою маржу: кто на героической уборке, кто на оперативной починке после убранного, кто на мобилизованном изготовлении требуемых структурных элементов, а кто на самоотверженной организации всех вышеуказанных.

Здесь бы надо было посчитать эффективность, подумать об иной организации процесса, об изменении технологий, логистики, разделения ответственности… Но нас больше трогает вот эта печаль: черно-желтый умирающий пазлик, оторванный от своих товарищей, навсегда одинокий, с неясной судьбой и потерянным предназначением. Новые поколения ждет та же участь. И такая линия жизни уготована не только мертвым полицейским.