Все записи
14:40  /  30.04.21

812просмотров

Беспросветное просвещение

+T -
Поделиться:

Конечно, регулирование просвещения в истории человечества – штука весьма противоречивая и сложно поддающаяся осмыслению. В нашей истории она прежде всего связана с введением цензуры при Николае I, а в европейской истории в целом она запомнилась благодаря деятельности чудовищного министерства народного просвещения и пропаганды под руководством Йозефа Геббельса. Вряд ли кто-то, кто был инициатором закона о регулировании просветительской деятельности, жаждал бы возвращения чего-то подобного. Цензурирование кажется полезным с точки зрения пресечения распространения различного «невыверенного» контента среди тёмных граждан, не желающих прививаться и смакующих эзотерику. А пропаганда хороша с точки зрения гармонизации умонастроений и формирования единой воли населения в достижении общенациональных целей. Однако и то, и другое меркнет, если нам нужна свобода слова и разнообразие идеологий. Без них никак, так уж мы решили, когда принимали конституцию новой России. Ну и, можно сказать, что свобода слова и разнообразие идеологий всё-таки нам важнее, чем ограничения эзотерики и единая воля народа. 

Но тут есть ещё одно важное юридическое замечание. Если мы хотим что-то отрегулировать, упорядочить, отнормировать, то всегда имеем дело с отношением граждан с некими внешними факторами, либо ограничивающими их активность (обязанности), либо способствующими этой активности (права). Поясню. Образование по определению – передача некоторых качеств от одного поколения к другому (знаний, умений, навыков компетенций, опыта, ценностей и т.п.). Это гигантская сфера нашей жизни. Вся ли она регулируется? Нет, не вся, а та её часть, где есть ограничения, где написаны какие-то образовательные программы, которые кто-то должен выполнять. Программы эти могут быть разные: обязательные и необязательные, профилированные - для гуманитариев или технарей, различающиеся по возрасту - для детей и взрослых, очные и заочные, длинные и короткие и др. Но создание этих программ и их реализация так или иначе оказывают влияние на граждан – ограничивают или способствуют их деятельности. Всё логично – та часть образования, которая как-то декларируется в виде этих программ и потом реализуется, - она и регулируется законодательством об образовании. Так же часть, которая вот таким образом через образовательные программы не формализуется – остаётся на их собственное усмотрение и не регулируется. Есть, конечно, и тут свои ограничения, что нельзя пропагандировать терроризм, ущемлять права личности, не выполнять взятые на себя обязательства и пр. Но это регулируется уже другим, не образовательным законодательством и имеет свои способы пресечения нарушений и санкции. А в образовательном законодательстве – специально созданные программы и их реализация для разных возрастов, профессий, практик. Стройно и логично. 

И тут вдруг в законодательстве же об образовании появляется новый предмет регулирования: просветительская деятельности. Это не обучение, не воспитание, а совершенно отдельная реальность. Цитата из закона: «просветительская деятельность – осуществляемая вне рамок образовательных программ деятельность, направленная на распространение знаний, умений, навыков, ценностных установок, опыта и компетенции в целях интеллектуального, духовно-нравственного, творческого, физического и (или) профессионального развития человека, удовлетворения его образовательных потребностей и интересов, и затрагивающая отношения, регулируемые настоящим Федеральным законом и иными законодательными актами Российской Федерации». То есть, предметом регулирования становится то, что передаётся вне рамок образовательный программ. Те же самые знания, умения, навыки, компетенции, но передаваемые без специально спланированных и кем-то утверждённых образовательных программ. В каком-то смысле можно сказать так: раньше регулировалась та часть образования, которая осуществлялась целенаправленно и описывалась в образовательных программах, а сейчас стала регулироваться и та, которая таким образом не формализована. Ну то есть, если вы учите своих детей делать бумажные кораблики, или рассказываете бабушке, как пользоваться мобильным телефоном, или подсказываете кому-то, как пройти в библиотеку, или пересылаете друзьям рецепт изготовления пасхального пирога, или даже распространяете информационный ролик через YouTube – всё это в точности подпадает под определение просветительской деятельности. Но зачем это регулировать? Не избыточен ли объект регулирования? 

Надежда была на то, что положение спасёт правительственный документ под названием «Положение об осуществлении просветительской деятельности». Сейчас его проект обсуждается на федеральном портале проектов нормативных актов. Все полагали, что данный документ очертит границы – какая конкретно сфера просветительской деятельности будет регулироваться? Что подлежит ограничениям, а что нет. И, казалось бы, документ очерчивает перечень регулируемых направлений просветительской деятельности, но он неоправданно широк. Здесь есть экология, забота о здоровье, популяризация науки и культуры, развитие творческого самовыражения, профориентация, знания об инновациях и, что большая редкость для такого рода документов, – «иные направления» (раньше все ссылки на «иные» - вычёркивал Минюст, считая это коррупционным фактором). Аналогично регулирование форм, в которых это просветительство живёт. Здесь есть презентации, лектории, семинары, мастер-классы, круглые столы, ролики и тексты в интернете, интернет-порталы и, опять-таки, «иные формы». Всё что угодно сюда подпадает. 

Надежду вселяет самый важный пункт Положения – пункт номер 4: «Просветительская деятельность осуществляется в соответствии с требованиями Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» на основании договоров об оказании услуг, заключённых субъектами осуществления просветительской деятельности с организациями, осуществляющими образовательную, научную деятельность и деятельность в сфере культуры (далее – Договор)». Этот пункт может быть прочитан двояко:

- Первый вариант – речь идёт только о том просвещении, которое осуществляется за пределами образовательных программ в самих же учреждениях образования, науки или культуры. Ну то есть, профессор Сидоров – крутой профессор, заключил договор со сторонним университетом и прочитал там пару лекций вне образовательной программы этого стороннего университета. Просвещение? Да. Договор есть? Да. Всё законно? Да. Так было и раньше, единственная новация – учредитель университета (как правило, какое-то министерство или группа частных лиц) теперь вправе проконтролировать университет и запросить отчёты по прочитанным лекциям. 

- Второй вариант – речь идёт не только о просвещении за пределами учебных планов в организации образования, науки или культуры. Тогда этот пункт читается иначе. Некий просветитель Петров читает лекции в парках, университетах, школах, домах культуры, клубах, кружках и секциях, на YouTube канале или ещё где-то. Теперь ему, чтобы продолжать это делать, надобно обязательно иметь договор с какой-то школой, университетом, научным институтом, библиотекой или музеем. Иначе уже нельзя просветительствовать, не имея вот такую «крышу». При этом «крышующая» организация будет отчитываться перед своим учредителем за такого принятого под крыло просветителя. 

Второй вариант уже менее логичен, потому что под него, строго говоря, подпадают и родители, обучающие своих детей кушать ложкой, и пенсионеры, обменивающиеся кулинарными рецептами, да и вообще любые ситуации незапланированной передачи знаний от одних лиц другим. Все лица, передающие знания, должны заключать договоры с «крышующими» их школами, музеями или НИИ. А это уже совсем чушь какая-то получается. 

Дальше порядок осуществления просветительской деятельности устанавливает требования к просветителям. Они должны быть совершеннолетними, иметь двухлетний опыт преподавания или участия в реализации общественных инициатив (как это проверить?), не должны быть ранее судимы. А если просвещением занимается не конкретный человек, а организация, то она должна исправно платить налоги, иметь сайт с информацией о себе, отсутствовать в списке иностранных агентов. Это понятно. 

Таким образом, закон уже принят и какой-то подзаконный акт правительству издать придётся. Плохо, если документ будет кривой, допускающий произвол контролёров и направленный на регулирования максимального числа ситуаций человеческого общения. Риски можно было бы минимизировать, если контролировать просветительскую деятельность только в организациях образования, науки или культуры. Они уж как-то отчитаются перед своими учредителями, покажут все международные и внутренние контакты. Это добавит бюрократии, но, тем не менее, возможно и минимально осмысленно. Для этого, конечно, придётся заново переписать проект правительственного документа. Иначе – труба.

Голосование

Что будет дальше с просветительской деятельностью?

  • 9
  • 49
  • 37