Все записи
07:56  /  4.11.13

925просмотров

Сказка о потерянном единстве

+T -
Поделиться:

 

Некоторые считают, что время (как некая высшая сила) всё расставит по своим местам. Наверное, это так, если уметь обращаться со временем, давать ему грамотное содержание. В противном случае, всё перевернётся с ног на голову несколько раз и окончится праздником 4 ноября — Днём народного единства.

Рассказывают, что 4 ноября 1612 года по новому стилю (то есть по григорианскому календарю) — это день освобождения Москвы (точнее, Китай-Города) от интервентов, преимущественно польско-литовских. Обоснованием служит Празднование Казанской иконе Божией Матери в память избавления от польской интервенции: икона сопровождала ополчения в походе на Москву, и под её покровительством ополченцы победили.

По старому стилю (то есть по юлианскому календарю) церковный праздник приходился на 22 октября. При переходе на григорианский календарь в 1918 году необходимо было найти дату в новом стиле, соответствующую 22 октября. Разница между юлианским и григорианским календарями в XX веке (как и в нынешнем XXI веке) составляет 13 дней. Отсчитайте от 22 октября 13 дней (помните, что в октябре 31 дата) и получите 4 ноября. Что получается: 22 октября (4 ноября) 1612 года народное ополчение вышибло интервентов из Китай-Города, и Смутное время фактически окончилось. Это и отмечаем.

Почему же тогда многим так трудно воспринимать эту дату как славный праздник? Почему одни в этот день вопреки закону идут на работу, а другие воспринимают 4 ноября как простой выходной день без особенного значения? Почему содержание памятной даты из года в год трудно понять и объяснить, а праздничное пространство уже давно занял "Русский марш"? Приготовьте свою машину времени, а также топливо терпения и внимания.

Российская мифология искажена: 22 октября по юлианскому календарю народное ополчение (к тому моменту состоявшее из Второго и остатков Первого) ещё не одержало победу. Тогда был освобождён только Китай-Город, но в Кремле схоронились недружественные иностранцы. Победа наступила 26 октября, когда командирами интервентов был подписан акт о капитуляции, иными словами, когда был освобождён Кремль. Именно освобождение Кремля стало знаковым событием для народа. В переводе на григорианский календарь с учётом современной разницы в те самые 13 дней, Кремль был отвоёван... 8 ноября. Выходит, нам предлагают отмечать не окончательную победу, а лишь один из завершающих этапов освобождения Москвы.

Неточность на неточности, да неточностью погоняет. Фокус времени в том, что каждые 128 лет разница между юлианским и григорианским календарями увеличивается на один лишний день. Происходит это из-за разного количества високосных годов. Если в XX веке, когда Россия наконец-то приняла "новый стиль" летоисчисления, разница составляла упомянутые 13 дней, то в XVII веке, когда происходили события Смуты, календари различались только на 10 дней. Современники "смутной" истории датировали взятие Китай-Города 22 октября по старому стилю, а затем прибавили 10 дней и получили... 1 ноября по новому стилю. Значит, в 1612 году "юлианское 22 октября + 10 дней = григорианское 1 ноября", а в наше время — "юлианское 22 октября + 13 дней = григорианское 4 ноября". В таком же духе в XVII веке оккупанты покинули Кремль 5 ноября по новому стилю, а в XXI веке — указанного выше 8 ноября.

Получились пары дат: 1 и 4 ноября — взятие Китай-Города, а 5 и 8 ноября — подписание капитуляции в Кремле. Что же делать с этой временнóй чертовщиной? 

Но история так не пишется. Церковные праздники, каковым является "Осенняя Казанская", являются символическими датами: они не привязаны к одной дате раз и навсегда. Поэтому перемещение Празднования Казанской Божией Матери с 22 октября на 4 ноября при Ленине — это пустяк, формальность, которая никак не сказалась на восприятии этого дня верующими. Светскому человеку не всегда легко представить эту условность. К тому же, Русская Православная Церковь продолжает жить по юлианскому календарю, а это означает, что в следующем, XXII веке "Осенняя Казанская" сместится на 5 ноября, так как разрыв между календарями увеличится ещё на один день. Заветное совпадение церковного и государственного праздника исчезнет. Если, конечно, в XXII веке всё будет по-прежнему, если будет чему исчезать.

По-другому дело обстоит с историческими событиями, случившимися однократно, единожды и навек: они не могут перемещаться по датам каждые 128 лет из-за каких-то високосных годов. Нельзя ссылаться на то, что взятие Китай-Города в XVII веке произошло 1 ноября по новому стилю, а в XXI веке — уже 4 ноября по новому стилю. Времена перекроют друг друга, сомкнутся, и вы тронетесь умом.

Для "устойчивости" истории, чтобы никто не стал переиначивать даты после каждого смещения календарей, время принято переводить из "старого" в "новый" стиль в соответствии с тем периодом, когда свершилось определённое событие. Проще говоря, раз ополченцы завладели Китай-Городом 22 октября 1612 года, то надо учитывать различия календарей именно в 1612 году. Тогда, как я говорил, разрыв составлял 10 дней. Значит с 1612 года и по сей день единственно верная дата праздника — 1 ноября.

Это точный способ "путешествия во времени". К примеру, в XIX веке, когда приключилась Отечественная война 1812 года, между юлианским и григорианским календарями накопилось 12 лишних дней. Поэтому сейчас в качестве дат начала и окончания войны указывают 12 (24) июня и 14 (26) декабря, а не иначе.

Погодите утирать пот со лба! Мы же успели отметить, что свободный Китай-Город — это формальное завершение Смуты и не окончательное "очищение" Москвы от интервентов, к чему приурочен День народного единства. Значит, по описанному правилу, из пары 5 и 8 ноября мы выбираем именно пятое.

В довершение всего можно из современного 4 ноября вычесть 10 дней (как в XVII веке), и получить 25 октября 1612 года. День, когда не случилось ничего. Увы, сколько дней не вычитай, 13 или 10, мы в любом случае отмечаем либо ошибочную, либо вообще пустую дату.

 

Однако, спрятаться за Казанскую икону Божией Матери тоже не выйдет, ведь этот праздник связан не совсем со Смутой. Во время действий ополчений в Москве Казанская Богоматерь была чем-то вроде местной покровительницы, но не главной святыней. Всеобщее почитание утвердилось не в 1612 году, а на 36 лет позже, когда у царя Алексея Михайловича родился первенец. По невероятному совпадению это случилось в ночь на 22 октября (по старому стилю), то есть в годовщину взятия Китай-Города. Династией Романовых это схождение дат было принято в качестве чудесного знака свыше, свидетельства благосклонности Богоматери через её Казанский лик. На следующий год, в честь свершившегося, было установлено всеобщее празднование Казанской иконы Божией Матери. С той поры это отчасти и чествование царевича Дмитрия, а не только изгнания захватчиков из Москвы.

Основание Дня народного единства оказалось крайне зыбким. В таком случае, День можно было укрепить мифами, символами, новыми традициями — проще говоря, содержанием. Сверхзадачей Дня стало воспитание поколений новых патриотов. Более приземлённой задачей стал побег из 7 ноября: годовщины Октябрьской революции (изначально) и Дня согласия и примирения (посмертно). Несмотря на то, что отмена 7 ноября и введение Дня народного единства были взаимосвязанными решениями, сначала предпринимались попытки откреститься от подобных утверждений. По своей сути праздник должен был стать отечественным Днём независимости, как в США. Но, во-первых, "День независимости" звучит слишком по-американски, а Соединённые Штаты остаются нашей личной страшилой. Во-вторых, независимости от кого и чего? В Смутное время, которое проецируют на День народного единства, Россия не была колонией и не была завоёвана (интервенция — это не покорение). Если в бывших советских республиках справляют независимость от СССР, то нам бы больше подошла независимость от Золотой Орды, да и то разгорелись бы споры.

Холодность ко Дню народного единства — это вовсе не беда свежей, пока не прижившейся даты. День Победы тоже когда-то был новым праздником, но создавался он по горячим следам. Приурочен он был, кстати, ко вступлению в силу Акта о безоговорочной капитуляции Германии, на не к последним боевым действиям; намекаю на подоплёку Дня Н.Е., описанную ранее. Думалось, что 4 ноября тоже придётся очень вовремя: распад СССР как символ разъединения, затем 90-е, наша очередная "страшная история на ночь", война в Чечне, террористические акты... Но ничто не было доведено до ума.

Что такое "народное единство"? Какие народы участвовали в ополчениях? Вы не придумали содержания, зато содержание было придумано за вас: новой неопределённой, мутноватой датой воспользовались националисты. Они давно нуждались в своей собственной конструкции, а тут подвернулось бесхозное 4 ноября. Народное единство представляется ими весьма своеобразно, но раз другого восприятия единства не предложено, то живём, как умеем.

"Русский марш" прошёл в первый раз, как нечто случайное и неправильное; во второй раз он прошёл в пику запретам; в последующие разы "Русский марш" выглядел как традиция. Стало быть, у националистов получилось за несколько лет сделать традиционными свои марши, что не удалось властям в отношении празднования Дня народного единства. Когда-то активисты движения "Наши" сшили на Васильевском спуске в Москве "Одеяло мира". Сшили и забыли. А прошлым 4 ноября на площадях Нижнего Новгорода выступали со своими программами Михаил Боярский и Николай Басков. Выступили и забыли. Это не хвала националистам, скорее, отшлифованный камень в государственную политику: крайняя сила оказалась умелее силы сдерживающей.

В этом году "Русский марш" разрешили без треволнений и ропота, но это не свидетельствует о либерализации политики, это не тонкий расчёт и уж вовсе не вызов националистической стороне Алексея Навального, как фантазируют некоторые. В сознании группы людей, которую мы глобально называем "властью", "Русский марш" 4 ноября — это традиция. Так повелось. А зачем с традициями бороться? Теперь и националисты не откажутся, и властям некуда деваться.

Покрывало образованности расстелено по России совершенно не равномерно. Если ты и я знаем о сложной предыстории Дня народного единства, знают ли об этом он и она? Нет гарантий. Среди молодых поколений встречаются те, у кого возникают сложности с пониманием Дня Победы, хотя ещё для меня 22 июня 1941 года и 9 мая 1945 года являются непреложной истиной. По этой причине я не доверяю тем, кто увещевает, что День народного единства оживёт через 5, 10 или 15 лет. Откуда такие циферки? На глазок? Было видение? День России и День российского флага спустя двадцать лет не имеют понятных массовому сознанию объяснений, содержательных ассоциаций, запоминающихся обычаев, потому и не становятся массовой радостью. До уровня 9 мая ни один государственный праздник не дотягивает, даже учитывая то, что нынешнее влияние Дня Победы не сравнится с послевоенным.

Количество тех, чьё патриотическое ликование 4 ноября подкреплено глубинными мотивами и знанием истории, в переложении на масштаб России ничтожно мало. Преподаватели делятся историями о том, как недоумевают студенты, когда им сообщают, что 4 ноября они не учатся. Поверьте, это не от большого рвения учиться в праздничные дни.

Но на помощь четвёртому числу приходят доступные, поверхностные причины. Агенты Запада, которые ежесекундно жаждут развала России. Оппозиционеры, которые изнутри ведут страну к дроблению. Путин как мифологический герой-объединитель. Россия, более не протирающая дыры на коленях. Державность и величие. У всех плохо, а у нас Олимпиада.

Вдруг кто-нибудь решится заново возвести День народного единства? Тогда этот храбрец будет иметь дело с вопросами времени, истории, религии, образования, традиций, восприятия. А возможно ли с вывернутым наизнанку обоснованием праздника по-молодецки отстроить что-либо: возьмётесь вы за укрепление карточного домика, с едва прорисованными цветами у дам и алебардами у валетов, разнесённого националистическим сквозняком во времени.