Все записи
23:50  /  12.11.13

758просмотров

ДРУГ - ОН И ПОСЛЕ СМЕРТИ ДРУГ

+T -
Поделиться:

 

 

 Что ж, я стар и пора раскрыть тайну моих способностей. Вернее, я даже обязан это сделать.

 ... Тот день я запомнил хорошо. Была весна, светило солнце, голову дурманило первое апрельское тепло. Мы сидели на крыше нашего дома, и где-то внизу гремела Москва. Хотелось куда-то улететь, взмыть под небеса, но где наши крылья? Неожиданно Борис спросил:

 - Для чего рождён человек?

 Я угодливо притих: мне было шестнадцать, а Борис уже отслужил в армии.

 - Человек рождён для славы, и я её добьюсь. Ты согласен?

 Отвечать я не собирался, да Борис и не ждал моего ответа.

 - Я всё продумал: я стану чемпионом мира по шахматам. Родственники мои – никто, знакомых министров у меня нет – я сам подыму себя.

 Я продолжал молчать, понимая, что присутствую при исповеди.

 - Я всё продумал: в шахматах не нужны ни блат, ни деньги. Только мозги. И воля, терпение, труд. Ты согласен?

 Я по-прежнему не знал, что ответить, а Борис продолжал:

 - Мои родители прожили мало, я, наверное, тоже скоро умру. Так что не будем терять время...

 Он неожиданно упал на колени, жестом приказал встать рядом. В руках его блеснул нож.

 - Солнце, небо, облака, клянусь не выходить из комнаты, пока не почувствую себя чемпионом. Клянусь...

 Он полоснул себя ножом по руке и стал умываться яркой кровью.

 - Клянусь победить себя и мир.

 Я со страхом смотрел на Бориса и что же предназначено мне? Ведь я тут не случайно.

 - Бери нож, режь руку, клянись.

 - Что? Что мне говорить?

 - Что будешь моим секундантом, что будешь мне помогать до гроба. Мне нужна слава, все деньги будут твои. Клянись...

 Испачканные кровью, мы начали спускаться вниз и встреченные жильцы шарахались от нас. Запахло какой-то новой героической жизнью.

 И она наступила, правда, в основном для Бориса – моя задача была гораздо скромней. Да, если Борис замуровал себя в квартире, то я должен был просто приносить ему еду. Хотя здесь нужны некоторые пояснения: за строптивый нрав я был исключён из школы и, работая на автобазе, имел кой-какие деньги.

 И вот постепенно, и вот неизвестно как, наш двор узнал, что Борис поднял бунт. Тихий бунт против обыденности, нищеты, неизвестности и, конечно, капли славы обрызгали и меня.

 Пролетела весна, прошло лето, я стал тяготиться своими обязанностями. Точно мать, точно нянька я опекал Бориса и когда же это кончится? Но нарушить клятву было выше моих сил: предать друга, погасить солнце?..

 День выхода Бориса я запомнил хорошо. Зелёного, явно больного, я повёз его в Парк культуры на сеанс одновременной игры, и пассажиры уступали Борису место в метро. Партию он выиграл, озадаченный гроссмейстер пожал Борису руку, отвёл меня в сторону.

 - Ваш друг – гений, но он явно болен. Не бросайте его.

 - Никогда, - с важным видом ответил я, и могу сказать, что слово своё сдержал. Да, через несколько месяцев Борис тихо скончался у меня на руках, закрыв тем самым героический период моей жизни.

 Всё стало зарубцовываться, всё стало забываться, хотя одна заноза – шахматы как-то странно царапали душу. Сам я играть почти не умел, никогда не стремился – откуда этот зов?

 И вот однажды... от нечего делать... я не знал, что и подумать... Да, тогда в гостинице я буквально разгромил всех соперников, но удивительным было другое. Ходы в голове возникали у меня в голове сами собой – я их не понимал, да и не мог понять. Мною кто-то руководил, мне кто-то подсказывал, и ответ был один – Борис. А что если?..

 И я стал играть, стал побеждать направо и налево и хватит ли у меня нахальства?.. Что ж, я стар и могу ответить честно: нахальства у меня хватило. Пользуясь подсказками Бориса, я поднялся на шахматный Олимп и моя высота – его высота. Да, слово он своё сдержал: пусть и небольшие, но всё-таки деньги достались мне. Хотя, конечно, его душа в адском состоянии: славы он так и не достиг. Что ж, пусть это позднее саморазоблачение принесёт ему хоть какую-то известность. Фамилия его – Шаманов, имя – Борис, отчество – Никифорович. За этой астральной спиной я и прожил, пусть и трусливую, но не голодную жизнь.

 

 БЕЛИКОВ В.А., РАССКАЗЫ О САМОМ-САМОМ