Об открывшейся в нашем музее выставке "Евреи в Великой Отечественной войне" рассказывает ее куратор, профессор НИУ ВШЭ, Олег Будницкий:

Не получилось. Не получилось потому, что Красная армия разгромила вермахт, и главный инициатор «окончательного решения еврейского вопроса» покончил с собой в подземелье в пылающем Берлине. Среди тех, кто дошел до Берлина, был полковник, командир танковой бригады Давид Драгунский, получивший свою вторую золотую звезду Героя Советского Союза за отличие при взятии Берлина. Над Берлином совершила свой последний (860-й!) боевой вылет штурман, старший лейтенант Полина Гельман из знаменитого женского авиационного полка ночных бомбардировщиков (именуемых в просторечии «кукурузниками»). Она стала единственной еврейкой, которая удостоилась звания Героя Советского Союза. В Берлине закончила войну и военный переводчик Елена Каган. О своих военных делах и делах своих товарищей она смогла рассказать лишь 20 лет спустя. Елена Каган входила в состав группы, которой было поручено отыскать Гитлера или то, что от него осталось. Они обнаружили обгорелый труп во дворе имперской канцелярии, а единственное стопроцентное доказательство идентичности этих останков и фюрера «тысячелетнего» рейха — зубы Гитлера, упакованные в коробку из-под дешевой бижутерии — Елене Каган пришлось пару дней таскать под мышкой и ни при каких обстоятельствах не спускать с нее глаз. Она очень досадовала, что эта обуза мешает ей отпраздновать должным образом капитуляцию Германии. Елена Каган стала впоследствии писателем, а ее литературный псевдоним — Елена Ржевская, ибо именно под Ржевом она провела самое тяжелое время войны — стал ее новым именем.

В рядах Красной армии в период Великой Отечественной войны сражались около 450 000 евреев: мужчин и женщин. Они были, прежде всего, советскими людьми и сражались за родину. Из них 142 500 отдали за нее свою жизнь. Для евреев (что не все из них тогда понимали) война с нацизмом была войной за само существование своего народа. Советские евреи по численности понесли самые тяжелые потери из всех народов СССР: в общей сложности в годы войны погибло свыше 2 700 000 евреев, что составляло более половины всего еврейского населения СССР на момент начала войны.

На нашей выставке вы увидите те самые гимнастерку и юбку, в которых Елена Каган вернулась с войны, ее документы, письма, награды. Вы увидите фотографии и бумаги Полины Гельман, еврейской девочки из Гомеля, которую до войны не брали в летчицы, так как из-за невысокого роста она не доставала до педалей в кабине самолета.

Вы увидите, как принимали в Еврейском антифашистском комитете евреев-героев войны. На выставке представлены материалы о реальных людях, солдатах, сержантах, офицерах — все они были «рабочими войны», все — как и огромное большинство, сведений о котором не вместит ни одна выставка, да и ни один музей — внесли свой вклад в победу над фашизмом. В рамках настоящей выставки мы постараемся рассказать, среди прочего, несколько историй рядовых солдат Великой войны, тех людей, от которых, в конечном счете, зависел ее исход.

Материалы, представленные на выставке, уникальны. Они извлечены из личных архивов детей и внуков ветеранов. Они предоставлены Государственным архивом Российской Федерации (ГА РФ), Российским государственным архивом литературы и искусства (РГАЛИ), Российским государственным архивом социально-политической истории (РГАСПИ).

Чем еще отличается эта выставка от сотен других, посвященных Великой Отечественной войне? Во-первых, специальный раздел выставки посвящен женщинам-военнослужащим. Во-вторых, представлены работы фотокорреспондентов-евреев. Так уж получилось, что на войну советский народ смотрел в значительной степени «еврейскими глазами»: самые, пожалуй, известные снимки периода войны были сделаны фотографами-евреями, такие, как «Фонтан «Детский хоровод» в Сталинграде» Эммануила Евзерихина или «Знамя Победы над Рейхстагом» Евгения Халдея. Последний снимок — самая известная в мире фотография времен Второй мировой войны. В-третьих, вы не только увидите «образы войны», фотохронику войны, вы услышите «музыку войны». По известному выражению, когда говорят пушки, музы молчат. Музы не молчали. Матвеем Блантером, Константином Листовым, Ежи Петерсбурским и другими были созданы самые популярные, а вернее — самые любимые песни времен войны: «В лесу прифронтовом», «Землянка», «Синий платочек» и многие, многие другие. Впрочем, самая, вероятно, популярная песня времени войны, «Катюша», была написана Блантером за три года до её начала.

Одной из жемчужин выставки являются материалы Василия Гроссмана, автора великого романа о войне «Жизнь и судьба», арестованного в 1961 году КГБ. На выставке, среди прочего, вы увидите рукопись романа, извлеченную совсем недавно из недр архива бывшего КГБ и любезно предоставленную нам РГАЛИ.

В заключение скажем еще раз: это выставка о советских евреях в годы войны. Скорее советских, чем евреях. Насколько правомерно выделять «еврейскую составляющую» в их жизни и военной, да и невоенной, судьбе? Это вопрос, на который у организаторов выставки нет однозначного ответа. Для кого-то еврейство было не самым значимым фактом биографии, для других — более чем значимым, а то и вовсе определяющим.

Мать и дед великого фотографа Евгения Халдея были убиты во время еврейского погрома в 1918 году, а сам он, тогда годовалый ребенок, был ранен. Остальные его родственники были убиты нацистами в 1941-м. Только потому, что были евреями. Сам автор «Знамени Победы над Рейхстагом» был уволен из ТАСС в годы борьбы с «космополитизмом». Всего через три года после окончания войны.

Василий Гроссман был ассимилированным советским интеллигентом и вполне советским писателем. В войну он увидел уничтожение народа, к которому принадлежал по рождению, но языком которого не владел. Он написал первые тексты о том, что получило впоследствии название Холокост — «Треблинский ад» и «Украина без евреев».

Нацистами была убита его мать, не успевшая эвакуироваться. Возможно, «Письмоматери» из «Жизни и судьбы» — самые пронзительные страницы о Холокосте в мировой литературе.

В общем, приходите. Смотрите. Думайте.