- От этого решения зависит моя жизнь!

   Как часто мы слышим и произносим эти слова. Иногда по самому пустячному поводу.

   - Я без этого платья жить не смогу!

   - Только не говорите шефу, иначе он меня убьёт!

   И ещё тысячи. Уж очень мы любим манкировать смертью. Помню, бабушка на сей счёт имела две заготовки:

    - Или ты это съешь, или я умру! Слышишь, несчастный, я забожилась!

 И я боялся, хотя твёрдо знал, что Бога нет, но бабушке уже 70, она и без недоеденной курочки может умереть, и как мне потом с этим жить?

       Учитывая то, что к моменту начала торгов я обычно был сыт, оставалось только уповать на силу Всевышнего. Я брал проклятую пулочку в руку и подносил ко рту. Там на неё действовали две силы – сила отвращения, идущая изнутри, и сила поглощения, которая, в  случае таки существования Его, должна была нейтрализовать первую с избытком. Ножка, любезно предоставленная курочкой для эксперимента, зависала на некоторое время у рта, находясь в состоянии динамического равновесия. Обычно в этот божественный момент, когда тёмные силы у букмекеров начинали ходить в фаворитах, Он давал о себе знать, вселяясь в бабушку, которая, мощно оттолкнувшись тромбофлебитными ногами в резиновых чулках, без которых давно не представляла себе жизнь, мы их снимали совместными усилиями только на ночь уже восемь лет лет как из моих двенадцати, в полёте била по куриной пулочке так, что мясо оказывалось у меня во рту, а косточка у неё в руке. Грузно падая на табуретку и не отрывая ладонь второй руки от моего рта, она вопрошала, за шо ж ей такое горе и доел ли я. Показав пустой рот подслеповатой Ба, которая кроме кусочка мяса в моём рту давно ничего не видела, меня отпускали на волю, в пампасы, играть с этими бандитами в футбол.

     Если уж коснулись бабушкиных физических недостатков, грешно будет не завершить картину. Дело в том, что моя слепо-хромая Ба была глуховата. Когда спустя 13 лет я приеду из Москвы в Киев погостить с девушкой в отсутствие уехавших лечить почки в Моршин родителей, она встретит нас согласно законам еврейского гостеприимства. Сначала это выльется в обед из четырёх блюд. Потом Ба покажет, как она нам постелила в дальней комнате на двух кушетках. Мальчику к этому времени стукнуло 25, уже потихонечку мне начали делать дырку в голове по поводу женитьбы, ибо доктор давно прописал маме внуков. Но не вместе же, право слово, он будет спать с этой девкой до свадьбы в родительском доме! Тем более, шо она глухая!

    - Гарюня, там шо, здоровых уже нет?

    - Ба, с чего ты взяла? Я с ней два месяца живу, она нормальная.

    - Люди, ви это видели? Где были его глаза? Таки кто из нас слепой? Ладно, не слышит так не слышит, лишь бы тебе нравилось. Хочешь штрудель, ещё немного осталось с маминого дня рождения?

    - А чего ж ты не поставила на стол?

  - Я знаю? Тут всего пару кусочков. Может, ей нельзя сладкое, сам видишь, ребёнок не здоров..

  Я потом провёл следственный эксперимент – зашёл с обеих сторон своей подруги и позвал её по имени. И, если с одного уха она ответила мне «Да?», то со второго «Что?». Как я не заметил объясняется легко – меня в то время интересовали другие органы, которыми она, надо отдать должное, слышала на отлично. Но как могла глухо-слепая Ба?

     Вторая бабушкина коронка была «Шоб кто так жил?» Меня на этот вопрос пробивали по несколько раз в день.

     - Ты зубы почистил? Уроки сделал? У тебя ничего не болит?

     Учитывая то, что наша слабочувствующая всегда попадала не в бровь, а в глаз, я ответить не мог, ибо не почистил, не сделал и болело. А она не слезала:

    - Забожись моим здоровьем!

     Правильный ответ был «Шоб ты так жила!» Но я же был хорошим внуком, не желающим смерти ближним, приходилось чистить и делать. Особенно я это не желал вступавшей не раз со мной в преступный сговор против родителей бабушке, которая просто больше всего на свете любила меня и интриги. Так, пугая тем, что завтра её не станет, поэтому спорить с ней грешно, она потихонечку не дотянула два месяца до 90 лет.

      К чему я это вспомнил? Когда бабушка умерла ( а мне тогда было 30), некому стало спекулировать жизнью. Измельчали люди, цена всех вопросов упала. Ну, может мама в последние свои годы пару раз бросила «Шоб я не дождала, если ты пойдёшь со мной на улицу в одной рубашке! Знаешь, как там холодно?!» Но выглядело всё это как-то наигранно, верить не хотелось. Тем более, что заморозки эти происходили уже в Израиле, где при пляс 15 евреи покрываются гусиной кожей и начинается эпидемия привезённых с собой из совка зимних пальто.

        А ведь был в моей жизни момент, когда ниточка могла оборваться и всё могло закончиться, так и не начавшись. Я узнал об этом в пятилетнем возрасте, от папы.

       1953г. Папа только окончил техникум и стал киномехаником. Приехав по распределению в славный уральский город Алапаевск, он снял угол у хозяйки. Очень хотелось кушать. У хозяйки было последних 8 яиц, из которых она забабахала постояльцу королевскую яичницу. Запахи уже ласкали ноздри, слюна девятым валом накатывалась на нёбо, как вдруг воздух разрезал хозяйкин вопль. Это кот, переживший войну и тоже голодный, решил бороться за справедливость. Так как все яйца приготовили не ему, единственно правильным решением было нагадить в сковородку, что он ничтоже сумняшеся и сделал. По справедливости.

      Да, потом папа всю жизнь ненавидел котов. Да, он мне передал эту информацию на генетическом уровне, и я тоже ненавидел котов, до определённого возраста. А потом полюбил. Ведь это кот в тот день выгнал не сумевшего заснуть от голода папу на улицу, где он и познакомился с мамой.

           Но вот недавно появились некие люди, которые подхватили через пару поколений у бабушки эстафетную палочку. Облечённые властью, по их собственному мнению, по самые помидоры, они включили забытые интонации и передразнивают мою любимую Ба:

     - Вам надо соглашаться, Гарик. Для вас это жизненно важно.

     - У вас был спиритический сеанс с моими умершими родственниками?

     - Шо? Я не понял, так вы согласны? Вы хоть понимаете, шо у вас всё висит на ниточке?

     - Не ты ли её подвесил, игемон?

      Конечно же, мы опять меня не поняли. Опять решение, которое они так ждали от меня, не принято. Ещё и игемном обозвал…