Все записи
02:56  /  17.01.17

22690просмотров

Павленский не мученик

+T -
Поделиться:

«...Из-за характерной для теперешнего времени поглощенности психологией, позднейшего и самого мощного наследия христианской традиции самонаблюдения, открытого нам апостолом Павлом и Августином, которое делает открытие собственного "я" равносильным открытию "я" страдающего. Для современного сознания человек искусства (заменивший святого) являет собой пример мученика».

Сьзан Сонтаг. «Художник как пример мученика»

 

Сегодня, в день рождения Сьюзан Сонтаг, вероятно, одной из самых блестящих интеллектуалок прошлого века, стало известно о том, что художник Петр Павленский срочно эмигрировал во Францию, спасаясь от возможного уголовного преследования. Выяснилось, что провокатор и акционист, который зашил себе рот черными нитками в поддержку Pussy Riot, прибил гениталии к Красной площади и поджег двери ФСБ, оказывается, боится тюрьмы и бежит от нее, спасая семью. Как поет Валерий Меладзе: «И пусть в моих поступках не было логики, я не умею жить по-другому». Кто мы, а уж тем более я, чтобы осудить Павленского за непоследовательность? Никто. Сами такие. Думаем одно, говорим второе, делаем третье. Списываем это на непостижимость человеческой природы и загадку русской души.

Осудим его за другое. Как утверждает Павленский, кровавая гэбня отправила к художнику и его жене, известным своими нетрадиционными сексуальными практиками (например, жена Петра, Оксана, отрубила себе фалангу пальца, наказав себя за неверность), некоторую подставную девушку. Та коварно втерлась в доверие, а после написала подлый донос в органы, дескать, ее пытались изнасиловать. Уважаемые либеральные издания, описывая ситуацию, причмокнули, мол, не первый раз политически неугодных пытаются скомпрометировать сексуальным скандалом. 

Казалось бы, ужас, бедный художник, мученик и герой, но не тут-то было. В течение дня становится известно, что «подставная девушка» — актриса Театра.doc Анастасия Слонина. (Между прочим, одаренная, я своими глазами видела ее в нескольких спектаклях.) Режиссер и художественный руководитель театра Михаил Угаров рассказывает эту историю так:

«Они [Петр и Оксана Павленская] Настю зазвали в гости, она приехала. Петр с женой практикуют секс втроем. Против чего, естественно, выступила актриса. Не захотела. Ну и началось — насилие, нож, ей резали руки, пальцы, в общем, она еле оттуда сбежала. Эту историю она тут же на следующее утро мне рассказала. И подала заявление».

В этом пассаже мне понятно все, кроме слова «естественно». На секс втроем можно согласиться или отказаться от него, здесь нет естественной реакции, ключевой момент один — согласие всех участвующих. И это важно, потому что его здесь, по словам Угарова нет, а, как известно, секс без согласия и принуждение к нему является изнасилованием и предметом уголовного разбирательства.

И если бы мы жили в правовом государстве, то теоретически здесь можно было бы остановиться и сказать, что дальше суд решит, кто прав, кто виноват. Но даже в правовом государстве ввиду патриархата жертву сексуального насилия всё равно начнут обвинять во всех грехах, а в наших пенатах, помимо общего культа насилия (как вам известно, за последние несколько лет Государственная дума приняла только два закона со словом «разрешать» — разрешила бить заключенных и разрешила бить женщин и детей), так еще и надежды на справедливый и независимый суд нет никакой.

Напомню, чем занята наша гуманная правоохранительная система в эти дни, пристегните, как говорится, ремни: пытается посадить человека за то, что он читал лекцию по йоге, и держит в карцере учительницу, репостнувшую запись о насилии над детьми. (Извините, что обе ссылки на блог Навального, я не агитирую, мне он совсем не нравится, но что поделать, он хорошо об этой дичи пишет.)

На поверхности нелегкая для диванного либерала развилка, с одной стороны — оппозиционный художник, с другой — оппозиционный театр. Ситуация спровоцировала бурление, а точнее, полный спектр шизоидных реакций. Кто-то пишет: ага, так я и знал, Павленский — ку-ку, вы, идиоты, его художником называли, а он психопат и насильник. Другие пишут: ага, ясно все с вашей актрисой, раз пошла в гости к человеку, который яйца к брусчатке прибил, то должна была понимать, что он любитель нетрадиционного секса, сама дура виновата.

Первые не правы потому, что Павленский, несмотря ни на что, остается ярким и выдающимся трансмедийным художником, никого в России круче него нет, он говорит своим языком о том, что сегодня происходит, точно бьет по самым больным местам социума, работает с темой табу и сакрального, короче, хороший годный художник, вошел уже в историю искусства по полному праву.

Вторые не правы потому, что жертва насилия не виновата в насилии, в нем виноват насильник. Можно прийти в гости к одиозному художнику, даже если он к тебе до этого приставал, можно быть одетой как угодно, можно с ним заигрывать и провоцировать его, возможно, для вас новость, но все это не является нарушением закона. Нарушением закона является секс без взаимного согласия. Взаимное согласие — это четкое громкое слово «да». Секс без этого «да» — уголовно наказуемое деяние, как и принуждение к нему с помощью действий насильственного характера.

Я не знаю, чем кончится эта история, но считаю, что важно прекратить нападать на человека, который подал заявление о насилии, и перестать делать из Павленского святого мученика. Никто не имеет права насиловать, и тем более известные, медийные люди: у них больше власти, и на них больше ответственности.

Вспомните недавнюю историю с Бертолуччи: выяснилось, что актриса, снимавшаяся в «Последнем танго в Париже», не знала об известной сцене с маслом, ее не было в сценарии. О ней знал только сам режиссер и Марлон Брандо. Актрисе было девятнадцать лет, ее перед камерой и съемочной группой изнасиловали с использованием куска сливочного масла, записали на пленку, пленку показали всему миру, фильм признали шедевром кинематографа. Никто не понес наказания. Бертолуччи остался гением.

И в следующий раз, когда какой-нибудь урод соберется кого-нибудь изнасиловать, он вспомнит, что ни Бертолуччи, ни Трушевскому, ни Павленскому руки подавать не перестали.

Читайте также:

мнение Марата Гельмана — Власть хочет убрать Павленского

Комментировать Всего 3 комментария

Со всем согласен. Насильник и во Франции насильник. Его могут и должны экстрадировать. Пока Госдума принимает законы о декреминализации, жертва насилия будет оставаться виновной в насилии.

По поводу Бертолуччи, где-то читал, что сама сцена была запланирована и заведомо известна актрисе, только без инновации с маслом. Если это что-то меняет. 

В «Последнем танго» действительно не насиловали актрису: а) это была имитация секса б) Шнайдер знала о сцене по сценарию. Но, как верно заметил Егор Москвитин, «если Шнайдер говорила в интервью, что "чувствовала себя униженной и, если честно, в каком-то смысле изнасилованной и Марлоном, и Бертолуччи", то значит, так оно и было».

Эту реплику поддерживают: Елизавета Титанян

Вообще, немного странно и даже парадоксально. Ведь для того, чтобы сцена удалась, она именно так должна была себя чувствовать. Сыграть такие чувства очень сложно, и она могла отказаться играть эту роль.

Мне эта ситуация чем-то напоминает интимные отношения на работе - когда начальник использует свою должность, чтобы переспать с работницей, это может считаться изнасилованием, даже если она не сопротивлялась (наглядный пример тому - дело бывшего президента Израиля Кацава).

Кстати, я знаю людей, которые смотрели этот фильм именно из-за этой сцены...