Я собиралась на весь октябрь уехать на остров Ко Панган, но жизнь внесла свои коррективы, и я торчу в Москве. Два красивых человека — продюсер и режиссер — держат меня в этом городе, мы снимаем мне клип, поэтому я не жалуюсь на жизнь (почти), но тоска по Азии толкает меня на её поиски в условиях родных просторов (помните были такие конфеты? господи, какие вкусные).

Вечерами я хожу на тайский массаж. Я захожу в тёмную комнату, где на полу лежит матрас и придурошные оранжевые трусы, а на стене — огромные фотообои с классическим тайским бунгало и полоской воды. Такой вот отпуск от папы Карло. Массаж делают разные люди, но мои фаворитки — Ва, Во и Ним. Ну и еще Галина, которая говорит в конце “Симочка, я заземляю вас”. Мой психотерапевт объясняет мою страсть к массажу тем, что в детстве я недополучила тактильных ласк, но кто дополучил, спрашиваю я?

Вы знаете, в первой молодости я увлекалась опиатами, которые давали мне это чувство — ощущение полного физического расслабления. На его фоне мозг пускался в галлюцинации, но не это было целью. Должна заметить, что массаж, конечно, дороже, чем наркотики, но не сильно, эффект не хуже, а вреда для здоровья нет. Знай я это раньше, юность моя была бы окрашена в другие тона, хотя, как опять же говорит мой психотерапевт, залог счастья — это уверенность в том, что путь, пройденный тобой, единственно верный.

Вернемся к Азии. Её мы любим не только за массаж. Еда! Вот, что важно.

Дмитрий Блинов и Ренат Маликов, гастробоги северной столицы (Duo, Tartarbar) открыли Duo Asia на улице Рубинштейна. И хотя дружочек мой, мартини-богиня и просто красивая женщна Анастасия Смолина говорит, что кухня их далека от аутентичности и слишком адаптирована, а мне вмастило на пятёрку.

Мои фавориты:

  • Тартар из гребешка с кокосовым соусом
  • Маринованный угорь с булгуром (булгур они делают просто космический)
  • Из десертов: бао с маскарпоне и карамелью. 
  • В петербург я заскочила на минутку, за новым паспортом, всего то, что и успела — поесть в дуо азия и сходить в спа на процедуру “Невеста султана”. В спа я пошла отнюдь не от того, что я прожженная гедонистка, а это отдохнуть перед съёмками мне велел продюсер, который вообще известен как тиран и деспот. Три часа надо мной колдовал Алексей, и я должна признаться, что впервые попала на такое мероприятие к мужчине. В честь этого вспомним стихотворение Веры Павловой, которое так и называется “АЛЕКСЕЙ” (совпадения случайны):

    Как бы уплотнения в груди,

    узелки из нежности и боли...

    Так что, уходи – не уходи,

    из моей груди уйти не волен

    тот, кто не забудет обо мне,

    так как знал мое лицо без платья...

    А когда я уплотнюсь вполне,

    мне даруют право на бесплотье.

    В общем, отпилнговав меня в хамаме Алексей и его руковичка правда познали мое лицо без платья, а я, в свою очередь, смущалась как гимназистка, когда он водил руками вокруг груди, стараясь её не касаться.

    Вернувшись в столицу, я отправилась в Пожарский переулок, прямиком в 15 kitchen&bar за своим любимым морковным супом с креветкой, который я готова есть ежедневно, а при возможности, выйти за него замуж. Из дверей выходил как раз Дмитрий Блинов из Дуо, а я была в растрепанных чувствах из-за одного юнца, который ловко поймал меня в свои сети. Словно почувствовав это, официант принес горячее и торжественно произнёс:

    — перед вами спина ягненка, а рядом морковный гратен, на котором стружка из сердца молодого барашка.

    Сердце молодого барана, натёртое на тёрке — ну что может быть лучше для избавления от душевых ран, нанесёенных другим молодом бараном? Разве что сердце старого козла.

    В пятнашке, тем временем, новый повар по имени Гоме, который знает толк в азиатщине — пять лет был шефом в одном из лучших ресторанов Арамболя, шутка ли. Сам, конечно, из Тель-Авива, откуда ещё. Устрицы и черные хрустящие панкейки с креветками в его исполнении хороши, но по-настоящему меня впечатлили профитроли. Это просто бомба.

    Там же в минувшие выходные имел место диджей-сет Кати Павловой (“Обе две”) и об этом отдельно:

    Я вышла из дома, чтобы испить игристого под хорошую музыку, и надевая шерстяные носки строго сказала себе: "напьёшься, Сююмбике, бывшему не пиши!".

    Стою, довольная, накатила, слышу, пришло сообщение.

    А вот плана, что делать, если он напишет сам, у меня-то и не было. Поэтому повернувшись к бармену, который накануне сломал ногу, я попросила шот “для того настроения, когда едешь к бывшему”, и он сделал что-то в меру кислое, в меру сладкое, с вишней на том самом дне, на котором я оказалась.

    Следующим утром мы заказали отличный суп с угрем из якитории, который в нормальном состоянии есть, можеть быть и не нужно, а вот похмельные раны он зализывает идеально.

    И последнее азиатское замечание на сегодня: в чиче невероятные моти!

    Вечером того же дня, оправившись от всех потрясений, я пошла за свежими сплетнями из мира педагогики в перуанский ресторан Chicha (назвать Перу Азией может только человек, у которого очень плохо с географией, и да, привет, это я). Мы съели гастрономический сет (сейчас в москве гастрономический фестиваль и почти все приличные рестораны сдюжили специальный набор блюд), и в нём была неплохая томлёная щека в соусе из речного угря, но поразило другое. Во-первых, коктейль “Кока-сауэр” с листьями коки, а во-вторых — моти с голубикой.

    Дамы и господа, это что-то. Начиная с тактильных ощущений, которые дарит их текстура, заканчивая тем, что хоть их и не очень удобно есть, но таят они во рту как надо, и я думаю о них с той поры ежедневно в самом нежном ключе.

    Одна плохая новость для вас (и для меня): “Бардели” Мити Борисова закрылся. Там была чудесная индийская еда и одна из лучших крыш в Москве.

    Отмечу, что не одно из упомянутых заведений мне ничего не заплатило (что, конечно, прискорбно), все замечания на их тему — от чистого сердца и желудка. Если есть вопросы по спа и массажу, то пишите в фейсбуке, расскажу, куда хожу.