Все записи
14:55  /  10.06.19

10850просмотров

Свободу Ивану Голунову

+T -
Поделиться:

Происходит, конечно, что-то невероятное. Свободу журналисту Ивану Голунову требуют практически все: от Земфиры до журнала Elle Decoration.

Мне кажется, что дело Голунова попало сразу в три больные точки: задушенная в нашей стране свободная журналистика, народная 228 статья и какой-то наглейший омерзительнейший произвол полиции.

• Никто не ищет и не наказывает тех, кто заказал нападение на журналиста Олега Кашина, тех, кто убил Анну Политковскую, и это очень понятный сигнал: с журналистами в России можно делать вообще всё, что угодно, никакие президентские надзоры над расследованием не работают;

• беспредел с 228 статьей, с которым через одно рукопожатие сталкивались почти все: известная практика подкидывать наркотики и сажать тех, кто не имеет никакого отношения к сбыту;

• на глазах у всех шить дело откровенно белыми нитками, топорно, убого, нарушая все права: не давать звонить адвокату, не кормить, избивать. Одна деталь — мент поставил ногу на грудь Голунову: она такая яркая, она такая всем знакомая, она нам всем объясняет, кто здесь на самом деле власть. И ментам ничего не будет за это, им дадут квартиры, пенсии и награды.

Я не знаю, как вам, но мне, выросшей в девяностые годы, никаким реформами о полиции не изменить к ней отношение — вот этот мент, который у меня на груди стоит с детства, с первой истории, которую я услышала, когда была маленькая. Мамина подруга на кухне рассказывала, как один мальчик пришел в участок за помощью, а его застрелили пьяные полицейские. И для меня с тех пор полиция — это всегда опасность, и никогда не защита.  

Я уверена, что такое положение дел достало асболютно всех, уверена, что враньё государственных каналов достало абсолютно всех, уверена, что произвол власти на всех уровнях тоже всем капитально осточертел — всем, кроме тех, кто за счёт этой власти кормится, как раз тех, о ком писал Иван Голунов.

Меня достала похоронная мафия, все, кто хоть раз с ними сталкивался, точно их проклял, меня достал Владимир Соловьёв, который не понимает, что такое презумпция невиновности, меня достал его друг и врач Александр Мясников, который судя по его инстаграму, не только подлец, но и просто недалёкий человек.

Меня достали полицейские, которые не только избивают, насилуют людей бутылками, подкидывают наркотики, полицейские, неспособные разобрать, где мефедрон, где кокаин, а где лаборатория Пабло Эскобара. Только вдумаетесь, они рассказали о том, что имя и телефон Ивана у них были с марта месяца, а найти они его смогли только сейчас. Да я это за полчаса сделаю, господи! Вы где таких набираете вообще? По какому объявлению? И они ещё с досадой добавляют, что подозреваемый им не рассказал, что за ним стоят серьёзные люди.

Я готова орать, как тот следователь из фильма Кирилла Серебренникова «Изображая жертву»: 

«Вы откуда, ..., прилетели сюда?! Я сколько жил, никак не думал, что в такое е...атство [фантастическое положение] попаду! Вы откуда все прилетели, вы же, я не знаю, в тех же школах учились, у тех же учителей, у тебя же, бл...ь, родители – почти мои ровесники, на...й! Как ты-то получился, из чего?! Вы все?!»

И те серьёзные люди, которые стоят за Иваном Голуновым — это мы с вами, все те, кому не всё равно, и кому всерьёз надоело всё это терпеть. 

Владимир Познер сказал, что дело Ивана Голунова — это плевок в лицо всем журналистам, но на самом деле, дело Ивана Голунова — это плевок в лицо абсолютно всем нам, всем, кто хочет жить в нормальном правовом государстве, а не в варварской подментованной общине. 

Свободу Ивану Голунову. 

Другие тексты автора — на её странице в фейсбуке.