Все записи
16:15  /  16.04.14

4213просмотров

Равнодушие взрослых ведет к суицидам детей

+T -
Поделиться:

Читаю сообщение – за 2013 год Следственным комитетом зарегистрировано 461 случаев суицида среди несовершеннолетних, что означает гибель, по меньшей мере, одного ребенка в день. В ведомстве назвали причины пугающей статистики. Это равнодушие окружающих к переживаниям детей и подростков. Так считает официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин. Генерал-майор заявил в интервью агентству РИА, что в целях профилактики подросткового суицида необходима не только социально-психологическая поддержка в учебно-воспитательных учреждениях, но и комплексные меры, направленные как на детей, так и, непосредственно, на их родителей. Пресс-секретарь Следственного комитета подчеркнул, что должна жестко пресекаться не только пропаганда самоубийств в интернете, но и подростковые субкультуры, такие, как «эмо». По его мнению, подобные движения породили целую волну суицидов…

Я помню, что когда на телеэкран вышел сериал «Школа», сразу же появилось много обвинений в адрес создателей фильма в том, что они исказили представление о современной школе. И больше всех нареканий вызвала девочка-эмо, одна из главных героинь фильма. Старшее поколение отказало фильму в правде, потому что так им легче строить свой иллюзорный мир, нежели признать, что наш мир стал намного сложней, чем был ранее, за железным занавесом.

По той же причине, уж очень наивными выглядят попытки комментаторов новости обвинить США в идеологической диверсии против нашего народа. Движение хоть и зародилось в США для поклонников хардкора. Но было ответом на рост агрессии. Призывом вернуться от общего к частному. Отсюда шепот, стенания, плач, одним словом – эмоции. Но как это всегда и бывает, тут на арену вступили дельцы, которые знаю как легко можно заработать на детях и тем более их страданиях.

Надо отдать должное, люди, создававшие это направление в молодежной субкультуре, хорошо понимали и знали мир подростков, вступающих в большой мир. Они знали, что в этот период активного познавания жизни, ребенок зачастую остается непонятым и неуслышанным. Что сознание цены жизни придет к нему гораздо позднее. Что заигрывание со смертью – это вызов, который ребенок бросает равнодушному миру взрослых.  Именно эта игра на чувствах молодых людей и привела к тому, что эмо-мания распространилась по миру. В нашей стране она была страшно популярно где-то лет пять-шесть лет назад. Сегодня, мне кажется, наши дети этим уже переболели. Но это не означает, что новые эмо не появятся в нашей стране опять. Любая романтизация смерти опасна для подвижного сознания детей.

Стоит признать, что взрослые россияне, воспитанные в суровых буднях комсомола с идейным стержнем в голове, не сразу осознали опасность этого явления. Я спрашивала мам, дети которых носили черно-розовые вещи и красили ногти и волосы в черный цвет, осознают ли они опасность этого явления. И почти всегда слышала, что это все игра, это несерьезно, это инфантилизм чистой воды. Психологическая литература тоже делит представителей этой группы на три вида. Первая – это как раз те «инфантилы», которые, по мнению их родителей «скоро перебесятся», а вот две другие группы, по мнению психологов, это те – кто в будущем составит компанию пациентам психиатрических домов и будущие самоубийцы. 

Как всегда возникает вопрос: что делать? В масштабе страны довольно трудно действовать эффективно. Ведь железный занавес опять не повесишь. А это значит, что подобные движения и секты нет-нет, да будут проникать на территорию нашей страны. Потому что уж очень в привлекательную обертку они упакованы. Выход один - нам, взрослым, надо научиться чувствовать своих детей. 

У Эрла Гроллмана есть рассказ о том, как в одной деревне человек сошел с ума. День был жаркий, и он один шел по безлюдной дороге. И испугался собственной тени. Испугался и побежал. Этот человек так и не смог остановиться, потому что чем быстрее он бежал, тем быстрее бежала за ним и тень. В конце концов, он сошел с ума. Но есть люди, пишет Гроллман, которые даже поклоняются сумасшедшим. Когда люди видели, как он стрелой мчится по их деревням, они думали, что, наверное, он занимается какой-то великой аскетической практикой. Но он просто помешался и, в итоге, умер. 

Мне кажется, в этом рассказе отражено поведение взрослых людей, заметивших, что в их ребенке что-то не так. Они вроде понимают и замечают это. Но, почему-то уверены, что это состояние временное, не требующее никаких особых действий с их стороны. Что, дескать, можно отвлечь ребенка чем-то приятным и он забудется. Что проще: показывать бегущему ребенку прекрасную оливковую рощу вдали, или объяснить, что он бежит от собственной тени? Да, без сострадания и доверия нам не обойтись. А это трудно. Это требует значительных усилий над собой. Для этого нам самим, прежде всего, придется  прекратить загоняющий бег от самих себя… 

Взрослый человек, как ни странно, практически не в состоянии вспомнить свои детские переживания, приводящие  к мыслям о самоубийстве. Это настолько страшно и больно, что человеческое сознание переводит их в самые недоступные подвалы подсознания. Поэтому обычный родитель практически никогда не допускает возможность подобных состояний у своего ребенка. И если ребенок все же умирает, это становится для родителей шокирующей неожиданностью. Современный человек гонит мысли о смерти. Умирать неизвестно, умирать страшно… Подлинная вера, думаю, может дать избавление от этого страха. Она и в разговоре с ребенком поможет. 

Если мы сегодня проанализируем работы известных мыслителей в области образования  последнего столетия, то придем к выводу, что все они неизбежно подчеркивали особую природу диалога в преподавании (учитель - ученик). Тем не менее, сколько бы не стремились к тому, чтобы эта ситуация «проживалась» с обеих сторон – ничего не получалось. Всегда, во все времена в этой паре один (ученик) был ведомый. Такой «односторонний» опыт включения – всегда был определяющей характеристикой преподавания. Современный мир перемешал  эту картинку. Сегодня появились возможности черпать знания вне стен школы. И уже нам есть чему поучиться у детей.

Неужели это не меняет и картинку воспитания в семье? Конечно, меняет. Потому что издержки этого нового явления придется распознавать и преодолевать прежде всего в  семье. Семья всегда является опорой ребенку в неустойчивом внешнем мире, в котором он быстро перестает ощущать себя ребенком.   То есть, на современном этапе семья начинает занимать ведущее положение не только в жизни ребенка, но и в целом в обществе. Поэтому-то и основные нападки и наступления со стороны разных сил и идеологий идут именно на семью.

И мне кажется, что сами наши граждане интуитивно ощущают, что работать надо именно в этом направлении. А знаменитости, как люди активные, уже открыто заявляют об этом. Вот, например, недавно Алла Пугачева заявила в своем интервью, что она будет воспитывать своих детей в духе идей Монтессори.

Имя этой итальянки, создавшей свою теорию о школе как о доме для детей, сегодня знакомо многим россиянам. Хотя имя Марии Монтессори чаще связывают с дошкольным образованием, у нее есть и книги, посвященные отрочеству. В одной из них она предложила, чтобы подростки в трудный период возмужания жили бы вместе, вдали от своих домов, чтобы они работали на современной форме, в сельском магазине и т.д.  Чтобы они находились постоянно под присмотром гармоничной супружеской пары, оказывающей положительное нравственное влияние на них. Вот так, в глазах Монтессори, смешивая бизнес с дружбой, этот дом может стать центром настоящего общения (диалога). Разумеется, за это предложение она подверглась большой критике.

Но мне, например, понятен контекст этой идеи. Такой дом она предлагала для трудных подростков, у которых их собственная семья разорвана. И тогда чужая семья на время становится для них образцом их поведения с собственной семьей в будущем, и при этом они еще и приобретают зачатки профессиональных навыков. Такой искусственный дом был в идеях Марии «нравственным эквивалентом» дома родного.

Конечно, любой суррогат семьи не заменит настоящую. Именно она нуждается сегодня в помощи. Поэтому хорошо, что люди в погонах будут отслеживать деятельность опасных сект и организаций. Но вместе с тем на месте правительственных структур, я сейчас бы усилила работу с семьей и по другим направлениям. И начала бы с просвещения родителей и предоставления им различных профессиональных сервисов.