Все записи
11:03  /  2.02.15

19073просмотра

Ловушка для неравнодушных

+T -
Поделиться:

Сюжет про многодетную мать - шпионку взбудоражил блогосферу. Вряд ли кто-то еще не в курсе, но на всякий случай напомню вкратце. Жительница Вязьмы арестована за государственную измену: по версии следствия, Светлана Давыдова передала в украинское посольство сведения о перемещении войсковых частей, которые, по ее мнению, могли быть тайно отправлены на Донбасс. Пикантность ситуации в том, что у подозреваемой - семеро детей, младшему из которых сейчас два месяца. Так что общественный резонанс неудивителен.

Вообще, история чрезвычайно странная и заслуживает отдельного журналистского расследования. Начать с того, что звонок в украинское посольство был сделан еще прошлой весной, а дело раскрутилось только сейчас. При этом сама Светлана не обладает доступом ни к каким секретным сведениям, а просто подслушала разговор в маршрутке, на основании чего и сделала свой вывод. Ну и наконец, немаловажная деталь: слухи о том, что у нее семеро детей, скажем так, "несколько преувеличены". У Светланы - трое детей, а еще четверо - это дети ее сестры, на которой раньше был женат ее муж. Живут они при этом все вместе...

Картина складывается неоднозначная. Возникают большие сомнения в адекватности Светланы и ее ближайшего окружения. Косвенно это подтверждает муж подозреваемой: по его словам, она очень остро отреагировала на украинские события и постоянно спорила об этом со всеми. Вполне типичный случай - в последнее время нередко можно встретить людей, у которых наблюдается болезненная фиксация на этой теме, вне зависимости от того, какую сторону конфликта они поддерживают.

Признаюсь, я ожидала подобного сюжета. Из-за информационной войны в обществе преобладают полярные точки зрения. И этим не могла не воспользоваться заинтересованная сторона. Специалисты по вербовке прекрасно знают, что самый надежный агент - не тот, которого подкупили или вынудили к сотрудничеству посредством шантажа, а тот, кто искренне хочет содействовать "правому делу" в силу своих убеждений.

У меня нет оснований утверждать, что Светлана стала жертвой интриги со стороны украинских спецслужб. Вряд ли ее кто-то специально "накручивал" - судя по всему, она как раз из тех самых, "идейных", и дошла до нужных выводов, что называется, "своим умом". Но вы только подумайте, какой шикарный подарок для украинской пропаганды: "российские спецслужбы бросают в узилище многодетную мать, которая всего лишь хотела предотвратить кровопролитие в соседней стране". Даже если события развивались стихийно, то по факту получается замечательный сюжет, и обостренная реакция публики тому лучшее подтверждение.Манипуляция тут очевидная. Ну какой нормальный человек, пусть даже и не сочувствующий Украине, всерьез пожелает многодетной матери сесть в тюрьму? Среди блогеров есть, конечно, определенная доля реакций в духе "стереть в лагерную пыль!" Но в основном, умеренно-консервативная позиция сводится к тому, что Светлана, безусловно, совершила преступление, но она заслуживает снисхождения - в силу известных обстоятельств.

Тем не менее, что бы ни говорили блогеры, а бюрократическая машина уже запущена. Уголовное дело заведено, и статья достаточно серьезная, и мера пресечения выбрана по максимуму. Так что, как ни рассуждай, а по факту Россия попалась на удочку - и теперь, на радость украинской пропаганде, наша страна снова предстала в неприглядном свете. Вляпались в очередной "пусирайт".

Прямо скажем: очень неприятно, когда тобой манипулируют. Особенно неприятно, когда эта манипуляция совершенно прозрачная, и ты все видишь, все понимаешь, а ничего сделать не можешь. Это как пронзительная сцена у фон Триера, когда влюбленные супруги занимаются сексом, а в это время их двухлетний ребенок выпадает из окна. Чудовищная спекуляция на чувствах зрителя; вдвойне чудовищная тем, что откровенная и неприкрытая... Режиссер как будто смеется зрителю в лицо: "посмотри, что я делаю; ты же понимаешь, что я делаю; ты же знаешь, зачем это делаю?" И зритель злится, но соглашается - чего уж тут не понять... А режиссер смеется пуще прежнего: "скажу тебе больше, я даже знаю, что ты знаешь об этом; и я знаю, что ты знаешь, что я знаю; и мне на это наплевать; потому что я могу снять эту сцену так, что ты не останешься равнодушным; потому что я знаю, как тобой управлять".

Режиссеры нашей общественно-политической дискуссии тоже владеют подобными приемами. Поэтому мы так остро реагируем на актуальные сюжеты в информационном пространстве. Рецепты вполне очевидные, но чрезвычайно эффективные. Принцип всегда один и тот же: "добавь острых специй". Вот, предположим, рубрика "происшествия" в новостях. Где-то там, среди прочего, заголовок: "Пьяный водитель сбил пешехода". Читаем, вздыхаем. Плохо? Ну ничего хорошего, конечно. Но не более того. А теперь "добавим специй" - внесем в сюжет интригу. "Пьяный чиновник сбил пешехода". Ого, это уже интересней! Уже больше цепляет, не правда ли? Можно пойти дальше: "Пьяный сын чиновника сбил пешехода". Вот это уже действует на 100%, многочисленные перепосты обеспечены. А ведь накручивать можно до бесконечности. Пьяный сын чиновника сбил пенсионера; пьяный сын чиновника сбил пенсионера - ветерана ВОВ; пьяный сын чиновника сбил пенсионера - ветерана ВОВ, который две недели назад приехал из Донецка, спасаясь от обстрелов... Возможно, в таком гипертрофированном виде эта "накрутка" вызовет у кого-то скептическую улыбку, но поверьте мне, актуальные сюжеты разрабатываются именно по таким сценариям.

По большому счету, это не имеет никакого отношения к политике. Это просто законы нашего восприятия. В социальной психологии есть такое понятие: "каузальная атрибуция". Суть его в том, что в условиях недостатка информации человек склонен интерпретировать события, исходя из принятых ролевых моделей, и приписывать участникам событий те мотивации, которые соответствуют данным ролевым моделям.

В США провели социологический эксперимент, результаты которого теперь используются при подготовке специалистов в области PR. Участникам опроса предлагали оценить следующую ситуацию: человек припарковал автомобиль на склоне горы и ушел, через некоторое время машина тронулась с места и покатилась вниз. Далее предлагаются три варианта развития событий: машина съехала с горы и врезалась в дерево; машина съехала с горы и сломала забор у частного дома; машина съехала с горы и задавила ребенка. В первом случае 70% респондентов оценили ситуацию, как досадную случайность; и лишь 30% заявили, что в этом виноват водитель. Во втором случае, мнения разделились поровну. В третьем случае - там, где погиб ребенок - 70% участников опроса обвинили в этом водителя. Вывод здесь очевиден: чем более катастрофичны последствия, тем больше потребности найти виноватого.

На этом эксперимент не закончился, условия задачи решили усложнить. Появились вводные данные - характеристики водителя, согласно определенному социальному типу (т.е. тем самым "ролевым моделям"). Если водитель - многодетная мать, то 70% респондентов готовы оправдать ее, даже в том сценарии, где погибает ребенок. Если водитель - пожилой профессор, то 50% участников опроса склонны оценить ситуацию, как трагическую случайность. Если же водитель - молодой чернокожий парень с неблагополучным социальным имиджем, то лишь 10% респондентов готовы его оправдать, в то время как 90% уверенно возлагают на него вину за случившееся.

Выводы здесь вполне очевидны.

Приходится констатировать: все мы подвержены определенным социальным стереотипам. Наше восприятие сюжетов зависит от тех "кнопочек", на которые надавили режиссеры. Отрицать это бессмысленно, но можно хотя бы попытаться анализировать ситуацию без лишних эмоций и не поддаваться на явные манипуляции.

История Светланы Давыдовой показательна - как пример продуманной информационной провокации. Нам, по сути дела, предлагают всего две возможные реакции - в зависимости от наших политических взглядов и представлений о "ролевых моделях". Первая реакция - агрессивно-патриотическая: "подумаешь, многодетная мать, все равно ее надо судить по всей строгости закона и давать максимальный срок за предательство!" Вторая реакция - инфантильно-оппозиционная: "подумаешь, позвонила в посольство, да она никакой тайны не раскрыла, и как вам не стыдно, у нее же семеро детей!" Обе эти реакции радикальные, и обе они не идут на пользу нашему обществу и нашей стране. Излишняя жестокость в наказании так же вредна, как и девальвация понятий о государственной измене.

Выбор сейчас таков: либо встать на сторону крепкого государства, но при этом довериться не всегда компетентным чиновникам; либо устроить бананово-майдановую республику, где процветают манипуляции массовым сознанием, а нужные властям решения проводятся через крики на площадях. Хотелось бы найти альтернативу - третий путь. Ведь он вполне очевиден: государство Граждан, где люди мыслят свободно, а чиновники действуют разумно. Я считаю, что мы вполне можем построить такую страну. Начало этому уже положено.