Сотрудник редакции
Все записи
23:54  /  25.04.15

6604просмотра

Как я покинул Катманду

+T -
Поделиться:

В последнюю неделю путешествия по Азии я жил, как Карлсон, на крыше, но не в Стокгольме, а в Катманду. 

Это суматошный город, который находится на вершине горы среди других высоких гор со снежными пиками. 

Люди в Катманду вечно мешают машинам: они несут на плечах или на голове тюки, тянут велосипеды с корзинами на багажнике, перебегают дорогу и, кажется, совсем не думают, что их могут сбить. 

В этом городе пристают к туристам, но по-доброму, по-непальски. Цирюльники зазывают подстричься или укоротить бороду, продавцы сувениров постоянно прочитают "Чип прайс" и "Гуд куолити". Ничего не просят дети, которые носятся по улицам и радостно кричат иностранцам "Намасте!" (местное "привет" с глубоким смыслом).

Днем в городе пыльно до рези в глазах, улицы ежечасно поливают водой, а почти все местные носят маски. Но это без сомнения один из самых захватывающих городов, которому, конечно, прощаешь пыль в глаза. 

В Катманду много красивых - желтых, коричневых, фиолетовых, голубых - узких домов, на крышах которых течет размеренная жизнь.

В "поднебесном" кафе напротив поют и кричат тосты; пониже живет белая собака: она или сидит на цепи, или бродит по крышам; на другой каждый день сушат длинные то ли шарфы, то ли сари. Слева от меня, на соседней кровати, спит 55-летний непалец Арби, который продает травку, водит в горы и пытается накопить на обучение сына и дочки. Пятеро его детей уже получили дипломы. Он родился в 100 километрах отсюда, приехал в Катманду в начале 1970-х, когда в нем были "только хиппи". Арби учит русский, знает "Привет, как дела?" и "Покурим".

Этажом ниже живет татуированный "исламский террорист" - вспыльчивый, зататуированный Уми, который экспрессивно тараторит по-английски и всякий раз хочет увести мою шляпу. Его друг Ноби - полная противоположность Уми: спокойный, вежливый и тактичный. Оба с Ближнего Востока.

Иногда к нам поднимается хозяйка дома: еще молодая и слегка располневшая непалка. Всякий раз она садится в гамак, который стоит на крыше, и заливисто хохочет, качаясь в нем.

Утром, если открыть глаза пораньше, можно увидеть вершины снежников. В такие часы город выглядит свежим и чистым: его узкие улочки пусты, нет ни людей, ни машин, и только велосипеды с молоком и йогуртом, которые стоят у магазинов, говорят о начале нового дня.

Я уехал из Катманду за день до разрушительного землетрясения, которое утром 25 апреля уничтожило часть исторического центра. Рухнуло несколько домов и храмов, но ступа, один из символов Катманду, уцелела. Мой дом и моя крыша выстояли.