Все записи
11:00  /  2.12.17

103просмотра

О пособниках, подельниках, помощниках, солдатах, спонсорах и адвокатах фашизма.

+T -
Поделиться:

Все эти рассуждения о невиновности (невинности) солдат Вермахта - разговоры в сторону оправдания сил, которые поддерживали фашизм, но не были Нюрнбергом или другими судами признаны виновными.

"....формально правильно, а по сути издевательство." (с) В.И. Ульянов-Ленин.

Господа и дамы (и лица третьего пола, позволю себе эту толерантность), которые так считают, для утверждения своей правоты используют приёмы самого мерзкого софизма, и уводят нас от осуждения фашизма и его вольных или невольных солдат и спонсоров.

Эти адвокаты зла считают себя гражданами с особо обострённым сознанием своей толерантности и либеральности, и априори считают всех неосужденных подельников фашизма невиновными.

Моё глубокое убеждение - не могут быть невиновны помогавшие фашизму и не важно, почему они это делали.

Помощь, содействие фащизму - уже неоспоримая вина перед человечностью, и для признания её виной суд не требуется, как не требуется суд для признания день днём, а ночь ночью.

Суд пособникам фашизма требуется только для определения степени их вины, и оправдание обвиняемого возможно лишь в случае доказанности отсутствия помощи фашизму. 

Оправдать, признать невиновными, невинными пособников фашизма невозможно. 

Можно понять и простить тех, кого заставили помогать фашизму силой, но их помощь фашизму от этого нивелирована не будет.

Наши же "адвокаты Вермахта" на словах осуждают фашизм, а на деле оправдывают те силы, без которых фашизм не смог бы захватить почти всю Европу, т.е. сами по сути занимаются реваншизмом фашизма.

И моральная вина в этом реваншизме на них уже есть.

Пока моральная...   

Комментировать Всего 6 комментариев
Предваряя ожидаемые пинки.

Отмечу, вернее уточню моё IMHO. 

Вина и преступление - близкие но разные понятия.

Преступление без вины бывает редко, а вина без преступления сплошь и рядом.

Преступления - сфера определения юстиции, преступников определяет суд , вина - больше моральная категория и зачастую неподсудна.

А коллективная вина состоит из множества вин индивидуальных, без которых не было бы коллективной.

Вы не правы, Вячеслав. В фашистской Германии пропаганда была развита не хуже сегодняшней российской. Это когда российские солдаты идут воевать в Сирии по приказу главнокомандующего, решившего оказать помощь дружественной стране и президенту Асаду, а также остановить Игил на дальних подступах, как он выразился. Причем в эту пропаганду верят как кадровые российские военные, так и наемники Вагнера.

Или представьте, что афганский школьник приехал бы сейчас в Кремль и начал поливать грязью пособников советского интернационализма, которые когда то вторглись в его страну, следуя призыву советской пропаганды и по приказу своего начальства. Потому что, если б этот школьник выражался бы культурно и призвал к примирению, то какой-нибудь  афганский Мохамед сказал бы, что  "Помощь, содействие советской  интервенции - уже неоспоримая вина перед человечностью, и для признания её виной суд не требуется, как не требуется суд для признания день днём, а ночь ночью."

Вот это и есть, Сергей, тот самый мерзкий софизм, когда жуткие и осужденнные преступления фашизма начинают сравнивать с другими мировыми событиями, которые не имеют статуса преступлений против человечности, тем самым виртуально снижая значимость неприятия фашизма и вины его присных. 

Это не софизм, это Декарт сказал: "Все познается в сравнении". Германия изменилась, СССР развалился, нельзя сравнивать немецких фашистов с сегодняшними немцами, как и советских людей с россиянами через 75 лет, тем более попрекать их своими предками.

Я распространяю понятие вины на личную сферу, без переноса её на потомков. Коллективная, когда "все побежали и я побежал" всё равно состоит из индивидуальных.

Потомки могут и должны признавать вину своих предков, но на них этой вины нет. На потомках эта вина появляется, когда они начинают отрицать вину предков. 

Сторонний наблюдатель, оправдывающий чужую вину, берёт на себя часть этой вины.

"Понять и простить" и оправдать очень разные понятия.

Это не софизм, это Декарт сказал: "Все познается в сравнении"

Сравнивать можно по разному.

Сейчас у многих преобладает софистическое сравнение, которое или уводит от сути и ведёт в ненужные дебри, или приводит к ложным, но интересным для софиста выводам.