Все записи
МОЙ ВЫБОР 13:03  /  12.05.17

16176просмотров

Когда кирпичи становятся стеной

+T -
Поделиться:

Семья - это по сути очень случайное сочетание людей, собранное вместе каким-то неведомым космическим ветром. Проанализируйте, каким образом вы все оказались под одной крышей, и вы увидите, что нет и не может быть ничего более случайного. 

Семья довольно часто бывает невыносимой. Как говорил мой друг, явно коверкая какую-то цитату, по-настоящему близкие люди редко вырастают под одной крышей. У всех свои потребности, и у каждого они, разумеется, самые главные. У всех свои тараканы, и попытки их передружить ни к чему хорошему не приводят. Всем по нескольку раз в день нужны ванная и туалет, все трижды в день хотят есть, все обожают разбрасывать одежду и терпеть не могут мыть посуду. Но это ещё ладно - ведь кто-то любит громкую музыку, кто-то спит до полудня, кому-то в воскресенье непременно надо поехать в шесть утра за грибами, кто-то обожает созвать гостей так, чтобы они могли поместиться только стоя... И воистину святы те, кто умеет жить в этом годами, не ломая себя и других, но ведь с годами копятся не только приятные воспоминания, но и боль, и обиды, и травмы, и обманы...

Мужья и жёны взрослеют, но далеко не всегда становятся от этого мудрее. Родители постепенно меняются с нами ролями, и из больших и надёжных становятся маленькими и беззащитными, обидчивыми и разговорчивыми, начинают верить в телевизор и в то, что если на грядках угробить своё здоровье, то это будет кому-то нужно...

Есть ещё круг большой семьи - дяди, тёти, братья бабушек, двоюродные сёстры родителей, ваши троюродные из другого города, более для вас далёкие, чем американские безработные, "ну как же ты не помнишь - тебе было шесть лет, и Анечка с мамой ночевали у нас три дня, ты ещё сказала, что она в косыночке похожа на Алёнушку с шоколадки?!" Мама с бабушкой упорно писали всей родне поздравительные открытки и вообще держали связь посредством писем, и в день рождения бабушка говорила за праздничным столом с нескрываемой городостью: поздравили Одесса, Кишинёв, Ленинград, Березайка, Гамбург и Киров... Меня это всегда удивляло: зачем? Какие-то совершенно чужие люди, с которыми вообще не понятно, о чём говорить, если встретить их раз в десять лет; ничего общего, никаких совместных интересов... Какой смысл ежегодно писать: "Дорогая тётя Нина! Поздравляю Вас с Новым годом и желаю Вам и Вашей семье в наступающем году удачи, благополучия и радости! Как Вы живёте? У нас всё хорошо...", если мне на самом ровно так же не интересны дела тёти Нины, как и случайной попутчицы в утреннем автобусе? Когда я выросла, я легко отказалась от этого общения. Кажется, у меня есть троюродные в Кирове и Белгороде, но я не знаю о них ничего... 

Ещё есть дети. Дети - это вообще. Как говорит одна моя подруга, ни один мужчина в её жизни даже близко не доводил её до того состояния белого каления, в которое её легко и непринуждённо приводят дети, хотя среди этих мужчин них были и такие, по которым плакала психиатрическая лечебница и наркологический диспансер... 

Друзья с возрастом тоже становятся довольно утомительны. Они толстеют, стареют и седеют, непрозрачно намекая этим нам на то, что мы тоже не молодеем. Они становятся более обидчивыми. У них вдруг могут появиться совершренно ненормальные с точки зрения здорового человека увлечения, и тогда они часами увлечённо рассказывают по телефону о какой-нибудь новой удочке или ещё какой-то никому, кроме них, не интересной ерунде. Они становятся нудными и теперь могут монотонно на одной ноте бубнить о своей сложной жизни, о тяжёлой семейной обстановке, о кризисе среднего возраста или о здоровье. У них портится характер, их теперь редко можно сдвинуть с места, а если они сохраняют свойственные юности бесшабашность и авантюризм, то это теперь уже называется "безответственность" и "мальчишество" и вместо зависти и восхищения вызывает раздражение и тревогу. Теперь их гораздо проще потерять, чем в детстве, когда смертельная ссора назавтра забывалась без остатка, - сейчас можно не сойтись в оценке положения России в мировом сообществе, и на другой день обнаружить себя вычеркнутым из списка виртуальных, да и реальных друзей.

Коллеги тоже... Те, которые чуть ближе, чем остальные, ничуть их не лучше - те же сплетни, те же стоны по поводу глупости того, что мы делаем, те же бесконечные пережёвывания одних и тех же планов на отдых, те же проблемы - дети, школа, здоровье родителей и общая бессмысленность бытия... 

Но вот когда беда покажет глаз совиный... когда происходит беда - не проблема, а именно беда, то вдруг вся эта разношёрстная, бурливая и утомительная компания индивидуальностей со сложными характерами, бесконечными болячками, возрастными трудностями и непрерывными кризисами молча встаёт плечом к плечу и держит тебя этими плечами. И пишет далёкий-предалёкий во всех смыслах родственник, не виденный тысячу лет, какие-то простые слова, ласково называя тебя так, как тебя звали только в детстве, и так, будто вы с ним с тех пор и не расставались, и в этих трёх коротких строчках вся мощь большой семьи, которая всегда рядом, всегда помнит. И говорят что-то нежное полузабытые родные тётушки, и сидят ночью под дверью друзья, и идут с тобой в столовую коллеги, и говорят с тобой вроде бы ни о чём, и смотрят при этом пристально, и помогают тем, что просто сидят рядом, просто молчат или просто говорят о ерунде. И все вдруг здесь, все рядом, все готовы подхватить, если ты надумаешь свалиться, все с пониманием поддерживают любую идею, которая тебе сейчас стукнет в голову, добудут чёрта в ступе, и не отпустят тебя в полёт, удержат зубами и руками, не отдадут, не отстанут, и где эти непростые индивидуальности, где ссоры за ванную и за куриную ногу, где нытьё по поводу такой сложной жизни, кругом только родные пристальные глаза и тёплые крепкие руки. 

Берегите семью. Берегите друзей и коллег. Сколько из-за них нервов вымотано, сколько слёз выплакано, сколько крови попорчено. И всё равно помните, даже когда они все невыносимы, - именно они и есть ваши родные и единственные, хоть и некогда случайные, навсегда ваши. Они - ваша стена. Ваша крыша, ваша твёрдая земля под ногами, ваши плечи, ваши руки, ваше всё, если вдруг. 

...И есть ещё одна важная часть близких. Связь с ними сложная, неоднозначная и порой почти односторонняя, и нет возможности увидеть и обнять, но они тоже всегда где-то рядом, и когда приходит беда, они становятся рядом на небесах и пристально смотрят на вас, и этот взгляд держит, тянет кверху, не даёт утонуть.

Это особенно хорошо заметно в ясную весеннюю погоду, когда в прозрачном голубом небе сквозь распускающиеся листья отчётливо видны их светлые любящие глаза.